21 Мая 2022

Суббота, 22:57

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ

Насколько позитивно отразятся на «зеленом» будущем планеты договоренности в Риме и Глазго?

Автор:

15.11.2021

По поводу последствий глобального потепления довольных переговорами «сильных мира сего»  не оказалось. Оно и неудивительно, поскольку результаты двух мероприятий - саммита «Группы двадцати» в Риме 31 октября и 26-й Конференции ООН по изменению климата в Глазго в начале ноября - можно емко охарактеризовать поговоркой «кто в лес, кто по дрова». Причем в буквальном смысле. Так, какие-то страны обязались бороться с вырубкой леса,  какие-то объявили войну углю, кто-то и вовсе ничего не обещал, а некоторые обещали так уклончиво, что, в общем-то, такими темпами можно было ничего не обещать. Сроки у всех разные, механизмы реализации и санкций в случае невыполнения не определены и определять их пока что некому. Одним словом, общего плана действий откровенно не получилось. Более того, как показывает опыт предыдущих лет, при смене власти в той или иной стране она и сама, что называется, может легко свернуть с «зеленой» дорожки. При этом главные слова о том, почему все это с нами происходит, никем сказаны так и не были.  

 

Бедствия с последствиями

Между тем опасаться человечеству действительно есть чего - минувшее лето нам это убедительно доказало. Ведь повышенная температура воздуха несет не только риск гибели от тепловых волн, но также провоцирует другие аномалии погоды (наводнения, смерчи и т.д.), приводит к стихийный бедствиям, вроде лесных пожаров. Все это вместе лишает людей крова, привычной среды обитания и что самое страшное - губит урожай и затрудняет доступ к чистой питьевой воде, что впоследствии может привести к голоду. Обширные территории могут стать зонами, непригодными для проживания человека и животных. Повышение уровня углекислого газа также ведет к респираторным и другим опасным заболеваниям, включая депрессию и деменцию. Уже не говоря о том, что стихийные бедствия могут приводить к вспышкам опасных инфекций…

В целом в Риме почти все страны мира договорились сдержать повышение температур на планете в рамках 2°С к доиндустриальному уровню, а в идеале не допустить и 1,5°С. Как это сделать, если спрос на энергию растет вместе с населением Земли, никто не знает. Ведь даже на производство того, что генерирует альтернативную энергию, тоже нужна энергия. Получается самый настоящий замкнутый круг. Бороться с потеплением в мире, разделенном на развитые страны и страны третьего мира, не получается. Потому что такая борьба делает бедные страны еще беднее. То есть, другими словами, в эпоху глобализма в мире с взаимозависимой экономикой каждой стране предлагают пожертвовать тем, что она имеет. Хотя очевидно, что нужен всеобщий план сокращения потребления и производства. Например, чтобы Индонезия и Бразилия перестали вырубать свои джунгли под производство пальмового масла, какао-бобов и сои, всем нужно договориться пожить без шоколада и каких-то других не столь важных продуктов. При этом надо как-то компенсировать потери дохода тем, кто занят в производстве по всей цепочке. Но ни в Глазго, ни в Риме никто не предположил, что, в принципе, человечество ничего не потеряет, если какое-то время поживет без новых моделей телефонов и прочих гаджетов. Не предложил, потому что это невозможно. Данную индустрию остановить не так просто - гораздо проще запретить индонезийскому крестьянину вырубать джунгли под посевы. Но таким образом борьба с глобальным потеплением все равно не сработает. В этом-то и загвоздка… 

 

Климат и конкуренция

Китай - крупнейший источник выбросов на планете в настоящее время (исторически крупнейшим загрязнителем были США) - не стал брать на себя повышенных обязательств. В условиях геополитического соперничества с Вашингтоном, который весь XX век строил свое могущество и при этом активно загрязнял планету, Пекин упрекнуть, конечно, трудно. Да и самим США пока что сказать особо нечего. 

Как отмечают западные СМИ, в текущем году Америка потратила угля на 20% больше, чем в прошлом. Также наблюдатели отметили демонстративный кортеж американского президента из 100 автомобилей. И тут уже было неважно, что Байден пообещал к 2030 году сокращение выбросов вполовину по сравнению с показателями 2005 года. К тому же, если на смену Байдену в Белом доме придет кто-то с такими же взглядами, как Трамп, то он может извиниться за обещания своего предшественника, и с выполнением обещания опять придется подождать года четыре... 

Настораживает и то, что Джо Байден в своей речи также заявил об амбициях США вновь стать лидером в области движения в борьбе за сохранение климата. Это значит стать лидером в производстве новых технологий и доступе к ним. Не сталкиваемся ли мы, таким образом, параллельно с борьбой против глобального потепления и с новым этапом мировой геополитической борьбы? Так, многих наблюдателей, в том числе и в России, удивило, что Москва вдруг резко стала гораздо покладистей в вопросах климата, чем ранее. Думается, что в ближайшее время что-то подобное стоит ждать и от Китая. 

Сейчас, когда весь мир, на словах или на деле, включился в «зеленую» повестку, Москве и Пекину попадать еще и под «зеленые» санкции вовсе не хочется. Они явно пытаются найти свое место и свой голос в этой глобальной игре. А она из года в год будет только расширяться - потому что будут меняться логистические цепочки (например, тот же самый Северный морской путь). Будут меняться и характер, и регионы сельского хозяйства, но самым определяющим может стать фактор доступа к питьевой воде. Питьевая вода в том будущем, которое нам рисуют ооновские эксперты, вполне может стать «новой нефтью»… 

Также в этом контексте очень тревожно выглядит возможность манипулирования исходными данными и прочими факторами, для которых пока нет четкой оценочной шкалы. Например, ряд российских СМИ написал о том, что сокращение лесов в Бразилии и Индонезии имеет место быть, но в целом по всей Земле это далеко не так. Хотя бы потому, что повышение температуры способствует росту растительности (теплицы тому свидетельство). Правда, конечно, не везде на Земле это срабатывает, и это тоже фактор, о котором можно задуматься. В геополитическом смысле…

 

И неравенство доходов

Поэтому самый главный вопрос, который сейчас стоит перед человечеством, заключается не в том, когда будет переход к «зеленому» будущему, а будет ли он в целом человечным. Ведь в борьбе с климатическими угрозами человечество сталкивается с той же самой проблемой, которая всего несколько лет назад стояла (да и до сих пор стоит) на пути борьбы с международным терроризмом. Эта проблема не раз озвучивалась, но, кажется, так и не была воспринята всерьез, - неравенство доходов. Неравенство доходов, которое проявляется, конечно, не только в количестве еды, но также в качестве доступной медицины и образования. Отрезвляюще, но это действительно факт - многие жители Земли просто не способны понять, о чем говорят важные мужчины и женщины в Риме и Глазго… Когда авторитетные западные издания пишут о том, что жители каждой страны и особенно молодежь должны делать разумный и ответственный выбор относительно того, чем они питаются, как путешествуют и что покупают, они не думают о том, что до этого призыва просто нет дела тем людям, которые в прямом смысле слова вынуждены выживать. На вырубку деревьев людей толкает не только жажда наживы, как в случае с крупными компаниями, но и элементарное желание обеспечить свои базовые потребности.  Дерево, которое срубает крестьянин в сельве Амазонки, может в итоге привести к гибели планеты через сто лет. Но если он его не срубит, его семья может погибнуть в ближайшую неделю. И попробуйте ему объяснить эту разницу. Да и насколько морально объяснять такое? 

Однако очевидно, что меры для спасения планеты принимать придется. И если они не будут добровольными, то могут стать принудительными. И тут уже возникает вопрос, кто и как это будет делать и какие при этом существуют риски? Ведь, как показали миграционные кризисы в Европе за последние годы, некоторые ситуации подобного рода могут легко выходить из-под контроля.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

47
Актуально