27 Июня 2022

Понедельник, 01:22

«СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА»,

или Как должна себя вести Европа

Автор:

01.04.2022

На протяжении всего своего существования ЕС крайне осторожно относился к военным вопросам. Некие структуры, координирующие национальные оборонные ведомства, конечно, существуют - такие как Европейское оборонное агентство, Военный комитет Европейского Союза и другие. Однако идея создания единой европейской армии, которая постоянно обсуждается, все еще не популярна. 

Одни утверждают, что оборона - дело национальных правительств, другие отмечают, что ЕС является мирным проектом и не должен быть вовлечен в военную сферу. Многие же желают, чтобы военные и оборонные вопросы оставались прерогативой НАТО.

 

Нет концепции

Однако с ростом угроз растет и число сторонников расширения военного сотрудничества стран ЕС, которые считают, что Европа не всегда может полагаться на США или НАТО. Особенно это стало актуальным во время президентства Дональда Трампа, грозившего выйти из Североатлантического альянса, что означало бы его фактический роспуск. Выход же Великобритании из ЕС устранил одного из самых больших скептиков расширения военного сотрудничества в рамках Евросоюза.

В 2017 году Жан-Клод Юнкер, бывший в то время президентом Европейской комиссии, пришел к мнению, что ЕС пора задействовать пункт Лиссабонского договора, который позволяет вывести европейскую оборону на новый уровень. «Пришло время разбудить спящую красавицу», - пафосно заявил он, представляя амбициозный проект PESCO (Постоянное структурированное сотрудничество), призванный обеспечить интеграцию вооруженных сил стран ЕС.

PESCO - это попытка ЕС повысить свой военный потенциал, не обязывая при этом всех членов ЕС принимать в нем участие, а также избегая дублирования с НАТО. А это особенно беспокоит страны Восточной Европы, которые рассматривают Североатлантический альянс как важнейший фактор противодействия угрозам со стороны России.

Но вот беда - запущенный в 2018 году PESCO стал сильно пробуксовывать с самого начала. Чтобы проснуться, «спящей красавице» не хватало общеевропейской оборонительной концепции.

Попытки ее сформулировать были раньше, но не дали результата. Например, в 2016 году провалился проект под названием «Глобальная стратегия ЕС». 

Оборонительная концепция, по мнению лидеров стран - членов ЕС, санкционировавших в 2020 году подготовку новой «дорожной карты», должна представлять собой анализ стратегической среды. Данная концепция необходима для привнесения большей согласованности и четкого понимания цели ЕС в области безопасности и обороны.

Считается, что это должен быть план действий с конкретными предложениями и сроками на ближайшие 5-10 лет, охватывающий четыре направления. Они следующие: действовать быстрее и решительнее в кризисных ситуациях; защищать граждан ЕС от быстро меняющихся угроз; инвестировать в необходимые возможности и технологии; сотрудничать с другими странами и организациями для достижения общих целей.

 

Начало. Россия

Первый проект оборонной стратегии ЕС под названием «Стратегический компас» был готов к ноябрю 2021 года. Но после войны между Россией и Украиной он был спешно переписан. Дипломатический подход, когда имя потенциального противника не называется, был заменен на язык, обозначающий Россию как агрессора и угрозу европейской безопасности.

В первой версии Россия упоминалась 6 раз, причем лишь в качестве географического соседа. В заключительной - 19 раз, но уже в очень жестких формулировках. На многих из них настояли Польша и страны Балтии. А вот раздел о «взаимодействии с Россией по некоторым конкретным вопросам», который появился в ноябре, в итоговом документе вообще исчез.  

Формулировка о ядерном риске в проекте также была усилена, и теперь она предупреждает, что «и Россия, и Китай расширяют свой ядерный арсенал и разрабатывают новые системы оружия», подчеркивая, что «российское руководство использовало ядерные угрозы в контексте своего вторжения в Украину».

В итоговом документе, одобренном на саммите ЕС 25 марта, также говорится, что «военная агрессия России против Украины подтвердила настоятельную необходимость существенного повышения военной мобильности вооруженных сил внутри ЕС и за его пределами». 

После России и Беларуси, названных в «Стратегическом компасе» главными угрозами для Европейского Союза, далее по напряженности следуют Китай, нестабильная ситуация на Западных Балканах, терроризм в африканском регионе Сахель (включает двенадцать стран - от Атлантического океана до Красного моря), конфликты на Ближнем Востоке. Отмечены интересы Европы в Арктике, Индо-Тихоокеанском регионе и Латинской Америке.

 

Китай, Турция и другие

В «Стратегическом компасе» не прямо, но указывается, что ЕС в отношении Китая думает иначе, чем США, и не разделяет всех их взглядов на борьбу с этой страной, причем используются более осторожные формулировки. По мнению ЕС, Китай для него является не врагом, а партнером по сотрудничеству, экономическим и системным соперником.

Тем не менее ЕС критически оценивает действия Пекина: «Китай получает преимущества за счет наших разногласий, стремится ограничить доступ на свой рынок и стремится продвигать в глобальном масштабе свои собственные стандарты. Он проводит свою политику, в том числе через растущее присутствие на море, в космосе и в интернете».

«Стратегический компас» отмечает напряженную ситуацию, возникшую в связи с разграничением зон морской юрисдикции в Восточном Средиземноморье, косвенно обвиняя в этом Турцию. Ее же ЕС винит в использовании нелегальной миграции в качестве политического давления на Европу. 

В оборонной концепции ЕС Турция упоминается в разделах «Партнеры» и «наше стратегическое окружение». Есть там и заявление, которое можно интерпретировать как осторожное приглашение к сотрудничеству: «С Турцией, участвующей в миссиях и операциях в рамках CSDP (Общая политика безопасности и обороны), мы будем продолжать сотрудничать в областях, представляющих взаимный интерес. Мы по-прежнему привержены развитию взаимовыгодного партнерства, но это требует равного отношения и со стороны Турции».

Отмечается, что морская безопасность в Балтийском, Черном, Средиземном и Северном морях, а также в арктических водах и Атлантическом океане необходима для экономического развития, свободной торговли, транспортной и энергетической безопасности ЕС.

Будущее Африки имеет также стратегическое значение для ЕС, учитывая экономический и демографический рост на этом континенте.   

Стабильность в Гвинейском заливе, на Африканском Роге и в Мозамбикском канале указывается как важный императив безопасности для ЕС, в том числе потому, что они являются ключевыми торговыми маршрутами.

В регионе Ближнего Востока и Персидского залива активные конфликты и нестабильность ставят под угрозу безопасность и экономические интересы ЕС. Решение проблем нераспространения ядерного оружия в регионе остается крайне важным, в том числе за счет возвращения к ядерной сделке с Ираном. 

 

Трудные вопросы

За последние пару лет официальные лица и лидеры ЕС постоянно заявляли, что они хотят, чтобы блок имел больший геополитический вес в мире. Однако недели, предшествовавшие вторжению России в Украину, нанесли серьезный удар по этим устремлениям, поскольку европейские страны в значительной степени остались в стороне от российско-американских переговоров по европейской безопасности.

Скептики централизованной оборонной политики ЕС не уверены и в эффективности сил быстрого реагирования, численность которых согласно «Стратегическому компасу» планируется довести лишь до 5 тыс. человек, и то только к 2025 году.

Нелогично полагать, считают они, что федеральная оборонная политика ЕС улучшится после увеличения расходов, объединения ресурсов или наращивания военных закупок, чем у нынешних структур, включая НАТО. 

По их мнению, после нападения России на Украину лишь своевременная и грамотная координация со стороны НАТО позволила европейским странам оперативно организовать отправку вооружения и военной техники из своих национальных запасов.

Если бы координировать все эти действия взялся Брюссель, ситуация, полагают эти скептики, была бы кардинально иной. К примеру, сколько заседаний Совета ЕС по иностранным делам потребовалось бы, прежде чем можно было бы санкционировать те же решения о вооружении Украины? А вдруг поддерживающие Кремль члены ЕС, такие как Венгрия, заблокировали бы эти действия? Или же, может ли верховный представитель ЕС по иностранным делам поставлять оружие по собственной инициативе или принуждать к этому национальных министров? Будут ли европейские граждане чувствовать себя в большей безопасности при такой альтернативной структуре принятия решений?

 

Аппетит к силе

«Европа должна учиться говорить на языке силы. Многие думают, что это военная сила, да, но не только. Европа должна развивать аппетит к силе, желание действовать, а не только говорить каждый день, что «мы обеспокоены», «мы очень обеспокоены», «мы чрезвычайно обеспокоены». Мы должны быть способны действовать», - говорил еще в 2020 году глава дипломатии ЕС Жозеп Боррель.

Европейские государства до сих пор фактически отказывали своему же ЕС в какой-либо авторитетной организации в сфере иностранных дел и политики безопасности. Первая за 77 лет война на Европейском континенте должна, наконец, показать, действительно Европа способна сообща действовать или же она приговорена быть лишь «очень обеспокоенной спящей красавицей».



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

32
Актуально