25 Июня 2022

Суббота, 12:40

ПРОВОДНИК ЭМОЦИИ

Теймур РАГИМОВ: «Звание - это результат успешной работы, которую оценивают аплодисментами зрители»

Автор:

15.05.2022

Ему не было и восьми лет, когда он впервые вышел на сцену Русского драматического театра. Александру Шаровскому - постановщику спектакля по пьесе Стефана Горановского «Черная дыра», нужен был мальчик на роль  сына главного героя по имени Александр. Его играл народный артист Азербайджана Фуад Поладов. Маму Александра играла народная артистка Азербайджана Рахиль Гинзбург. А вот маленького сына Александра сыграл Тима Рагимов. Так что теперь у актера Академического русского драматического театра, заслуженного артиста Азербайджана Теймура Рагимова есть полное право говорить, что он выходил на сцену театра вместе с легендарными артистами.

Этот неосознанный выход в мир взрослых актеров сохранился ярким пятном детских воспоминаний. Но это не стало отправной точкой в выборе будущей профессии. У маленького Тимы были свои детские игры и интересы, а разговоры родителей о театре для него звучали все равно что ежедневный прогноз погоды. И кто знает, как сложилась бы его профессиональная судьба, если бы его, ученика 11-го класса, не позвал Александр Шаровский на одну из ролей в спектакле «Призрак «Титаника». Тима пришел на один спектакль и остался навсегда. Потом поступил в Университет культуры и искусства, окончил факультет «Актер театра и кино», как и положено мужчине, отслужил в Вооруженных силах Азербайджана и вот уже 23-й год служит театру верой и правдой. Он из тех актеров, которых в театре принято называть репертуарными. Потому что они играют много и заняты в разножанровых спектаклях во второстепенных, центральных и главных ролях.

Путь актера Теймура Рагимова к званию «Заслуженный артист» начинался, как и принято в театре у новичков, в массовке. Сегодня в его творческом арсенале около 80 сценических образов в сказках, комедиях и драмах. Это серьезные, хорошо сделанные комедийные и драматические работы, которые запомнились зрителю своей достоверной убедительностью характеров: Эндрю Эгьючик («Что угодно!!!»), Бобби Франклин («Слишком женатый таксист»), Лизандр («Сон в летнюю ночь»), Москатель («С любовью не шутят»), Сэнди Тирелл («Семейка Блисс»), Уильям Коллинз («Гордость и предубеждение»), Смердяков («Братья Карамазовы») и многие другие.

- Что же такое для тебя, сегодняшнего, когда за спиной без малого 23 года сценического опыта, быть актером?

- Это значит быть честным. Прежде всего перед самим собой и профессией.

- ?

- Если отдаешься роли, образу, характеру персонажа не щадя себя, если ты предельно искренен в проявлении чувств и эмоций героя, то зритель, покидая после спектакля театральный зал, не уйдет «пустым». Он унесет с собой и чувства, и мысли, которые вызваны в нем твоей игрой… А это значит, что ты в этой профессии не случайный человек.

- Получается, что актер - это своего рода кукловод, который может управлять зрителем как марионеткой?

- Никогда! Кукловодом, простите, был Карабас Барабас - отвратительный тупоголовый тип. Актеры не диктаторы. Мы не повелеваем, а «говорим» со зрителями чувствами, которые понятны и им, и нам. Мы - театр людей и для людей. Поэтому в постоянном поиске нужной тональности чувств и эмоции. Если вибрации актера и зрителя совпадают, значит, мы друг у друга в плену. В плену взаимного понимания. И доверия.

- Творческому человеку всегда трудно оставаться в рамках одной и той же формы. Даже если это форма взаимодействия между актером и зрителем. Есть ли у тебя вид какого-то иного, параллельного творчества, которое помогает тебе выразить себя дополнительно? К примеру кино?

- Да нет, с кино как-то не сложилось. Я, видимо, из тех актеров, которые предпочитают смотреть кино, а не сниматься в нем…

- Но ты же снимался у Егора Кончаловского…

- Да, в фильме «Бабочки» (киноальманах «Баку, я люблю тебя!»). А еще в сериалах «Цветок жизни» и «Повороты».

- И?

- Скажу так: мы с кино не совпали.

- В какой же плоскости тогда разворачивается твое параллельное творчество?

- Преподаю актерское мастерство в сборной Азербайджана по художественной гимнастике. Много лет вел детскую Театральную студию в Русском доме. Но там мы работали над русским словом, давая детям возможность проникнуться его поэтической строкой. Рассматриваю свой практический опыт в этой сфере не столько как параллельное творчество, а скорее как возможность дополнительного исследования тонкостей в актерской профессии.

- Каким образом?

- Занятия провожу по системе Станиславского. Это помогает видеть и свои собственные наработки в этой системе. Или недоработки. Словом, преподавание - это своего рода процесс постоянного профессионального совершенствования.

- Как давно?

- Девять лет.

- Это продолжается и сейчас?

- Только в Федерации художественной гимнастики. Что касается Русского дома, то там в связи со сменой руководства идет затянувшийся процесс реорганизации. Поэтому пока непонятно, будет ли продолжаться работа над русским художественным словом или нет…

- Что дает тебе работа с детьми?

- Остроту ощущения того, что ты делаешь нужное и важное дело, заряд бодрости и оптимизма. Потому что дети от природы гениальные актеры. Они настолько искренни в своем проявлении в предлагаемых обстоятельствах, что переиграть их, мне кажется, никому не дано. Дети - лучшие актеры!

- Над каким проектом в секции художественной гимнастики работаешь сейчас?

- Простите, внесу уточнение. Я действительно работаю над новым проектом, но не один, а с моим коллегой по театру, заслуженным артистом Максудом Мамедовым. Поэтому точнее будет, если я скажу работаем. Это будет открытый урок для судейского жюри. Мы покажем им музыкальную сказку, где все действие выстроено на пластике…

- То есть без текста?

- Абсолютно! Это же гимнастика. Там важны жест, выражение лица, пластика тела. Этим и будем удивлять, восхищать и радовать наше жюри.

- Если я правильно понимаю, то жизнь сегодняшнего Теймура Рагимова состоит из театральных репетиций, спектаклей и процесса преподавания. А чем заполнено твое личное пространство?

- Общением с друзьями, просмотрами фильмов. Иногда тишиной одиночества.

- А как же романы и свидания?

- О! Это пространство принадлежит только мне. В него посторонним вход запрещен.

- Да ладно! А как же тургеневская барышня из Праги? Помню, лет этак шесть тому назад соцсети просто взорвались от информации о том, как это бедное создание искало тебя по всему городу!

- Мало ли какими фейками бросаются в людей соцсети! Уверяю вас - это был фейк. Хотя сам я этого совсем не помню. То есть ни барышни тургеневской, ни фейка.

- Неужели нет головокружительного романа в театре?

- Я не сторонник заводить романы в театре. Это, как правило, завершается слишком драматично, а потом мешает совместному творчеству. Предпочитаю не иметь такого практического опыта.

- Значит, коллегиальное содружество партнеров по сцене лучше любого романа?

- Именно так. Лучше.

- Что же дает тебе, как актеру и человеку, коллегиальное содружество?

- Уверенность в профессиональном доверии и комфорт открытого, доверительного разговора.

- Есть ли в твоей жизни люди, которых ты называешь друзьями?

- К счастью, да. Есть.

- Каким же должен быть идеальный актер?

- Не знаю. Не думал об этом. Возможно, актер - марионетка. Но не та, которая становится послушным и холодным исполнителем режиссерской воли, а та, что предполагает усиление степени воздействия на зрителя за счет максимального подключения актерской и личностной психофизики.

- Какое у тебя отношение к тому, что ты удостоен звания «Заслуженный артист»?

- Не стану лукавить: приятно осознавать, что руководство театра серьезно относится к профессиональному росту актеров и, отмечая таким образом наши профессиональные достижения, мотивирует на дальнейшее  совершенствование. Я благодарен руководству за то, что среди имен, выдвинутых на звание «Заслуженный артист», оказалось и мое. Это значит, что я занимаюсь важным и нужным делом.

- Что же ценнее - звание или любовь зрительного зала, выраженная аплодисментами?

- Думаю, что они взаимосвязаны: аплодисменты выражают признание, а признание - это результат честного профессионального труда. Вот и получается, что звание - это результат успешной работы, которую оценивают аплодисментами зрители.

- Чего ждет от профессии Теймур Рагимов?

- Нового режиссерского слова.

- То есть?

- Поясню. На репетиции спектакля «Семь красавиц», где я играю роль Джебраила, постановщик Йонас Вайткус, видя, как я ищу голосовую характеристику образа, сказал: «Голос Джебраила похож на движение пыли сквозь луч света». И все встало на свои места. Это был приглашенный режиссер из Литвы. Он привнес новую постановочную эстетику, другую систему работы с актерами. К творческой манере наших режиссеров, которых уважаем и ценим, мы уже привыкли. Приглашенный на постановку режиссер из другой страны всегда приносит с собой что-то новое, а оно всегда стимулирует и вдохновляет на творческий поиск.

- Что бы ты хотел пожелать своим коллегам, друзьям и близким?

- Хочу пожелать абсолютно всем: любите жизнь!



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

11
Актуально