14 Декабря 2017

Четверг, 10:00

ВАЛЮТА

АКТ УСТРАШЕНИЯ ИРАНА

Иранист Елена ДУНАЕВА: "Повторные теракты могут дестабилизировать ситуацию, но не считаю, что в ближайшей перспективе нападения могут повториться"

Автор:

15.06.2017

Две группы террористов 7 июня напали на здание парламента и мавзолей имама Хомейни в Тегеране. Три человека вторглись на территорию мавзолея, после чего один из них взорвал себя, второго убили охранники, а третьего удалось задержать.

Еще четыре человека в женской одежде атаковали парламент. Они были ликвидированы силами безопасности. Ответственность взяла на себя группировка "Исламское государство". Жертвами теракта стали 17 человек, еще 42 получили ранения.

Об организаторах терактов в Иране и нестабильности на границах с Азербайджаном R+ беседовал со старшим научным сотрудником Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, известным иранистом Еленой ДУНАЕВОЙ.

- Существует несколько версий того, кто заказал теракты в Тегеране. Кто, на ваш взгляд, больше всего заинтересован в дестабилизации Ирана?

- Иранские СМИ продемонстрировали видео, снятое, судя по всему, террористами ИГ во время нападения на парламент. Иранские спецслужбы из этого видео сделали вывод, что террористы разговаривали на североафриканском диалекте арабского языка. То есть они из Туниса или Ливии. С большей вероятностью можно сказать, что нападение совершили террористы ИГ. Но иранские политики в своих комментариях в прессе считают, что за ними стояли Саудовская Аравия и США. Тегеран открыто обвиняет Саудовскую Аравию и отмечает, что Эр-Рияд неоднократно указывал на необходимость развернуть военные действия на иранской территории. Иран считает нападение на парламент и мавзолей Хомейни первым выпадом саудитов, которое могло бы быть большим по масштабам, но благодаря бдительности иранских спецслужб удалось предотвратить третий теракт. В первую очередь это был акт устрашения Ирана. В то же время организаторы теракта надеялись поднять против властей недовольную исламским режимом часть иранского общества. Среди них есть сунниты, этнические и религиозные меньшинства, и целью терактов, таким образом, была попытка спровоцировать внутренние беспорядки, дестабилизировать обстановку в стране, посеять панику. Вторая причина терактов связана с давлением на Катар. Иран считает, что проблема с Катаром создана Саудовской Аравией с подачи США. И все началось с заявления эмира Катара, в котором он сообщил о желании развивать сотрудничество с Ираном. То есть целью атак также было внести брешь между ИРИ и Катаром. Обратите внимание, как только обвинили Катар в поддержке терроризма, тут же против Ирана совершаются теракты.

- Может ли к этим событиям подключиться вооруженная иранская оппозиция "Муджахеддин Халк"? Эта организация часто прибегала к террору, вооруженным мятежам, нападениям на иранские военные объекты.

- Внутреннюю вооруженную оппозицию сильно прессингуют иранские спецслужбы. Они отслеживают все действия "Муджахеддин Халк". Сейчас у организации нет такого потенциала, как в 80-е годы, когда она предпринимала широкомасштабные антиправительственные действия. Заметно поубавилась социальная база этой организации. Конечно, народные муджахеддины могут попытаться восстановить военные лагеря в курдских регионах Ирана, но в центральной части страны у них нет опоры и поддержки.

- В тех странах, где были осуществлены серии терактов подобно тому, что произошло в Тегеране, терроризм становится эпидемией и попытки остановить его оказываются тщетными. К примеру, во Франции, Великобритании, Турции. Не станет ли Иран новой ареной терроризма?

- Ситуация с безопасностью в Иране несколько иная. Иранские власти много делают для того, чтобы терроризм не проник в страну. Иранский народ более бдительный и осторожный в этом плане. За 30 лет жизни за "железным занавесом" иранское общество с подозрением относится к иностранцам, появление в Тегеране иностранцев, которые одеты несоответствующим образом, замечается и отмечается. Фотографирование иностранцами каких-то районов в иранской столице может вызвать обращение граждан в полицию или Корпус стражей исламской революции (КСИР). Таких случаев было немало. Все это облегчает работу служб безопасности. Тем не менее не исключено, что поток терактов в ИРИ будет нарастать. Дело в том, что международным террористическим организациям удается проникать в Иран. Было много сообщений со стороны КСИР о задержанных эмиссарах террористических организаций. Поэтому Иран будет усиливать охрану своих границ.

- Каким может быть ответ Ирана?

- Меня беспокоит заявление КСИР о том, что ни одна капля крови погибших при теракте людей не останется неотомщенной. При этом открыто говорилось о возмездии в отношении не только ИГ, но и Саудовской Аравии, США, Израиля, которые, по мнению иранцев, поддерживают террористов. Такие настроения иранцев при той жесткой позиции, которую занимает Эр-Рияд, могут привести к появлению еще одного вооруженного конфликта. В третьей стране, к примеру Йемене, косвенным образом Тегеран и Эр-Рияд воюют друг против друга. Если Саудовская Аравия напрямую бомбит хуситское ополчение, то Иран, помогая хуситам, также вовлечен в войну. Аналогичный вариант происходит в Сирии. Часть оппозиции, которая воюет против Башара Асада, спонсируется Саудовской Аравией. Это все может повториться и в Афганистане, куда активно проникает "Аль-Каида" и где сильно влияние Саудовской Аравии среди талибов. Но можно надеяться на то, что посреднические усилия Турции и других стран позволят снять напряженность и остановить скатывание в военное противостояние. Тут уместно привести одну идею, высказанную иранскими политиками, что все события на Ближнем Востоке направлены на торпедирование китайского проекта транспортно-экономического коридора "Один пояс - один путь". Путь по этому проекту проходит через Афганистан, Иран, вдоль портов Пакистана и Ирана и далее. То есть дестабилизация региона предотвратит реализацию этого проекта и тем самым удастся остановить продвижение влияния Китая на Европейский континент.

- Тегеран поддерживает шиитские регионы в Ираке, Бахрейне, Ливане, алевитов в Сирии, хуситов. Может, так называемая "шиитская дуга" вызвала ответную реакцию суннитов и салафитов?

- Иран не зациклен на идее шиизма и продвижении этого религиозного течения в другие регионы мира. Даже имам Хомейни в своих работах не выделял шиизм от общего ислама. В ИРИ много делается попыток на уровне религиозных взглядов и философии договориться с суннитами. Это попытки остановить дальнейшее углубление раскола между шиитами и суннитами. В политике ИРИ не прослеживается стратегия на распространение шиизма во всем мире. Проблема Сирии заключается в том, что это была единственная арабская страна, которая поддержала Иран в войне с Ираком. Именно с этого момента началось тесное сотрудничество между Тегераном и Дамаском. Вряд ли тогдашнего лидера Сирии Хафеза Асада можно было причислить к религиозным кругам. В политике ИРИ нет каких-то шиитских теорий формирования своего жизненного пространства.

- А какая роль у Израиля, который тихо созерцает происходящее со стороны? 

- Несомненно, что резкая антииранская политика США во многом инспирирована израильской позицией в отношении Ирана. Частично можно согласиться с тем, что доля правды в опасениях Израиля есть. Когда каждый день различные иранские политики кричат "смерть Израилю!", а на ракетах пишут: "ударим по Израилю", то, естественно, все это в Тель-Авиве вызывает опасения. В отношениях и той, и другой сторон большую роль играет эмоциональный фактор. При всем неприятии Израиля в Иране есть понимание того, что без диалога с Тель-Авивом никакой стабильности и безопасности на Ближнем Востоке не добиться.

- Как могут дальше развиваться события в ИРИ?

- Повторные теракты могут дестабилизировать ситуацию, но не считаю, что в ближайшей перспективе нападения могут повториться. Основа терроризма в Иране - это внешний фактор. Службы безопасности этой страны способны поставить заслон проникновению терроризма. Однако внешние силы - Саудовская Аравия, США, Израиль могут объединиться с находящейся вне ИРИ иранской оппозицией и подорвать ситуацию в стране. Но сирийский сценарий гражданской войны в Иране пока невозможен. Основная масса населения Ирана поддерживает правящий режим. Даже прогрессивные прореформаторские слои общества видят в религиозно-политическом руководстве потенциал для реформирования системы. В Иране очень сильны пронизывающие все общество религиозные структуры, которые оказывают большую социальную поддержку населению. Это тоже цементирует социальную основу нынешнего режима.

Вооруженное противодействие иранской власти может быть на национальных окраинах в населенной арабами провинции Хузистан, где добывается основная часть иранской нефти. В этой провинции очень плотно работают Саудовская Аравия и ОАЭ и там часто происходят антиправительственные выступления и акции. Но это происходит на территории, ограниченной рамками сил безопасности. Дальше кордона КСИР эти настроения не проникают. Живущим там арабам предусмотрены определенные послабления. Они проводят свои обряды, у них есть школы, то есть созданы условия для внутреннего развития, но дальше этих районов службы безопасности их не выпускают.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

30
Лента новостей