22 Ноября 2017

Среда, 03:09

ВАЛЮТА

ИСКАТЕЛЬ КЛАДА

Санубар БАГИРОВА: "Лицо страны - это ее культура"

Автор:

01.09.2017

Санубар Багирова - доктор философии по искусствоведению, ведущий научный сотрудник Института архитектуры и искусства НАНА, заслуженный деятель искусств Азербайджана. Имя азербайджанского ученого-музыковеда, исследователя традиционной музыки известно далеко за пределами страны. Автор серьезных работ, посвященных проблемам мугама, эксперт ЮНЕСКО, член Международного совета по традиционной музыке, она завоевала авторитет в международной музыкальной среде не только как ученый-теоретик, но и как просветитель и популяризатор азербайджанской музыки. Санубар Багирова является автором двухтомника "Азербайджанский мугам. Статьи и исследования", сборника "Азербайджанская музыка и музыканты" и около шестидесяти других научных работ, опубликованных в местных и иностранных научных изданиях. Она часто выступает с докладами на авторитетных научных конференциях за рубежом, где консультирует также ученых и аспирантов по вопросам, связанным с азербайджанской музыкой. С.Багирова была инициатором и консультантом серии передач на BBC Radio 3 World Routes ("Мировые пути"), посвященных Азербайджану и азербайджанской традиционной музыке. В общей сложности она записала и выпустила за рубежом (во Франции, Италии, Британии, Австралии) и в Азербайджане 27 аудиодисков, а также сняла документальный фильм об азербайджанских детях-музыкантах. 

- Санубар ханым, насколько важна пропаганда азербайджанской музыки за рубежом? Что делается в последнее время в этом направлении? 

- Я не занимаюсь пропагандой, я занимаюсь популяризацией азербайджанской культуры. На мой взгляд, лицо всякой страны, большой или маленькой, - не ее полезные ископаемые или количество крутящихся в ней денег. Лицо страны - это ее культура, в том числе художественная культура. Это - то лицо, которое видит мир, и от нас зависит, насколько оно покажется привлекательным миру. Да, полезные ископаемые и деньги играют определенную роль в политике, но никто не уважает ту или иную страну только за то, что Бог дал ей богатые недра. Мне очень нравится высказывание Маргарет Тэтчер, которая как-то сказала: "Богатство страны не обязательно строится на собственных природных ресурсах, оно достижимо даже при их полном отсутствии. Самым главным ресурсом является человек". Но культура - это такой же важный, я бы сказала, стратегический ресурс страны, особенно существенный для молодых независимых государств, стремящихся заявить о себе как о полноправных членах мирового сообщества. Чем значительней и качественней вклад страны в культурное многообразие современного мира, тем выше ее международный имидж и уважение к ней. 

Но есть еще фактор известности. Можно иметь самобытное, яркое культурное наследие, каким, например, мы, азербайджанцы, обладаем, но если оно остается малоизвестным, незаметным в мире, то не станем ли мы единственными читателями созданной нами библиотеки?

Помню, в 2010 году по приглашению радио ВВС я привезла в Лондон группу наших музыкантов для выступления на концерте, устроенном в честь юбилея программы World Routes на музыкальном канале радио. После концерта, где выступили несколько музыкальных групп из разных стран, ко мне подошел главный редактор влиятельного британского музыкального журнала Song-lines поделиться своими впечатлениями о нашей группе. Этот журнал выходит тиражом 20 тыс. экземпляров и распространяется по всей Европе и Северной Америке. Я всегда вспоминаю, как он мне сказал: "Азербайджанская музыка - это какой-то запрятанный клад. Когда говорят об индийской, китайской, индонезийской, арабской музыке, люди приблизительно представляют себе, что это такое. Азербайджанская музыка - настоящее сокровище, о котором мало кто в мире что-то знает". 

Культурный вклад нашего народа - наша музыка, поэзия, наши ковры, живопись, ювелирные изделия - веками приписывались культуре тех стран, в состав которых Азербайджан входил или с которыми соседствовал, и лишь с относительно недавнего времени его стали идентифицировать над нашим национальным именем, то есть не как иранский, кавказский или российский, но именно азербайджанский. Нужно постоянно и очень много работать, чтобы наш национальный культурный вклад заметили и запомнили в современном многообразном мире.

- Расскажите о вашей знаменитой аудиосерии "Азербайджанская традиционная музыка". Как ее восприняли за рубежом?

- Эта серия вышла под лейблом известной итальянской компании Felmay Records. Она состоит из семи дисков, которые объединены общим названием "Традиционная музыка Азербайджана". Этот проект получил некоторую финансовую поддержку Министерства культуры и туризма. Я работала над серией с 2011 по 2013 год. В нее вошли практически все жанры и формы азербайджанской традиционной музыки - мугамы, инструментальная музыка, разнообразные жанры ашугской музыки, народные танцевальные и песенные мелодии, то есть получилась своего рода аудиоантология азербайджанской национальной музыки. И это первое подобное музыкальное издание, вышедшее в Европе и представившее западной аудитории азербайджанскую музыку в такой полноте. Помимо этого я написала вступительные статьи на азербайджанском и английском языках к каждому из семи дисков. Диски этой серии выходили один за другим в течение трех лет, и на каждый из них в европейской музыкальной прессе и на интернет-сайтах выходили отдельные рецензии, многие из моих записей транслировались на радиоканалах всего мира. Представляете, на радиоканале где-нибудь в Калифорнии звучат записи азербайджанских ашугов Агамурада Исрафилова, Неймета Гасымлы, ашуга Самиры? На известном радиоканале Мундофониас в Испании в передаче "От Ирландии до Азербайджана" транслировались мои записи молодых певцов Ровшана Мамедова, Кямили Набиевой, звучал тар Рамиза Гулиева. Сколько таких зарубежных плейлистов радио и рецензий собралось в моем компьютере! Автор рецензии, вышедшей в датском журнале, на диск с записями мугамов в исполнении Гочага Аскерова написал: "Я очень люблю азербайджанскую музыку, и этот альбом ясно показывает, за что. Прекрасный альбом фантастического певца". Эндрю Кроншау, известнейший британский музыкальный критик, написал о моих записях народной артистки Назакет Теймуровой: "Нет нужды много говорить об этом диске. Просто послушайте его. Мугам - сложная для восприятия музыка, но в исполнении этой певицы она проникает прямо в сердце". Мне как музыковеду было очень приятно прочесть в рецензии авторитетного французского музыкального журнала Trad на диск "Азербайджанские танцевальные ритмы" такие слова: "В подборе музыки для этого диска чувствуется подлинный музыковедческий дар. Слушатель получает всестороннее представление о разнообразии азербайджанской танцевальной музыки". А одно британское издание в своей рецензии на мой диск "Азербайджанские песни любви" написало: "Наше представление об азербайджанской музыке до сих пор ассоциировалось исключительно с именем Алима Гасымова, но, как оказалось, в этой стране есть много талантливых музыкантов и хорошей музыки". Я так много говорю об этой серии потому, что в Азербайджане она известна лишь немногим; диски этой серии не продавались в Азербайджане и этот проект никогда не был представлен азербайджанской общественности, несмотря на его международный успех. 

- Санубар ханым, все мы знаем, что мугам - это "наше все". Но что, по-вашему, есть мугам? 

- Вопрос на миллион, который содержит в себе сразу несколько вопросов: что есть мугам для меня? Что есть мугам для вас? Что есть мугам для азербайджанцев? Что есть мугам вообще? Я попробую ответить на два последних вопроса. 

Мугам для большинства азербайджанцев есть специфический, присущий только этому народу национальный художественный язык и способ самовыражения. Я не буду говорить о культурной близости, существующей между азербайджанским мугамом и другими похожими явлениями в музыке Востока, например, об иранском радифе, среднеазиатском шашмакоме или иракских макамах. Все эти музыкальные явления, даже будучи связаны родственными узами между собой, все равно "говорят" каждый своим собственным музыкальным языком и отличаются друг от друга своим эмоциональным художественным психотипом. Собственно, не только мугам, но и наше ашугское искусство отражает тип нашей эмоциональности, то есть то, как мы видим, чувствуем и переживаем жизнь. Есть достаточно много азербайджанцев, которые не особенно привязаны к этой музыке, но независимо от своих личных музыкальных вкусов и пристрастий они, тем не менее, воспринимают и мугам, и ашугское искусство как исконные, почвенные проявления своей культуры, как свое национальное культурное наследие.  

Что есть мугам вообще? Это музыка, существующая и передающаяся от поколения к поколению в устной традиции. Мугам можно записать (и нередко записывается) как нотный текст, но никто не учится искусству его исполнения по нотам. Мугам запоминается на слух, в живой передаче от учителя к ученику.

Мугам в силу особенностей его ритмики оставляет впечатление старинной музыки: мугамные мелодии - это мелодии без ритма, которые, как известно, относятся к наиболее архаичному типу мелодий. Мелодии, которые не привязаны к какому-либо ритму, создают особое настроение: они настраивают слушателя на медитацию. Мелодии без ритма были, например, распространены в средневековой церковной музыке Западной Европы и Византии, они и сегодня еще сохраняются в церковном музыкальном каноне некоторых стран. Но мугам - не церковная музыка, хотя он может звучать в некоторых культовых или траурных мусульманских обрядах, усиливая эмоциональное переживание их участников, помогая выплеснуть наружу вполне человеческое переживание горя или духовного экстаза. И все же мугам - это музыка любви, музыка, передающая самые разнообразные состояния любви - от земных до духовных ее ипостасей. С одной стороны, это сложная для восприятия музыка, особенно для тех, кому не знакомы ее художественный язык и код. А с другой - эта музыка обладает невероятной эмоциональной силой, магией воздействия на человека. Я много ездила с нашими музыкантами по миру - от Австралии и Новой Зеландии до Тайваня, от Америки, Европы до Китая, Израиля. И каждый раз наблюдала, как эта музыка захватывала слушателей, видела их потрясение, возбуждение, что угодно, но только не спокойное любопытство. 

- А что вы скажете об ашугской музыке, о ее характере, роли в азербайджанской культуре и современном состоянии? 

- Искусство азербайджанских ашугов, как и азербайджанский мугам, признано на международном уровне; как вы знаете, в 2009 году оно вошло в Репрезентативный список всемирного нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. По степени своей популярности и географической распространенности в Азербайджане оно, пожалуй, не знает себе равных. Очаги и центры ашугской культуры имеются, за небольшим исключением, во всех регионах Азербайджана, на западе и востоке страны, в Южном Азербайджане, а также в азербайджанских этнических анклавах на территории других государств - в Грузии, Дагестане и до сравнительно недавнего времени в Армении. Это - искусство нашей тюркской природы, оно генетически связывает нашу культуру со всем тюркским миром. 

Особенностью искусства ашугов является его синкретизм, то есть одновременное сочетание в нем нескольких видов художественной, творческой деятельности. Ашуг поет, декламирует стихи, рассказывает любовные, героические или назидательные истории (дастаны) и при этом еще играет на струнном инструменте, называемом саз, а в некоторых регионах он также танцует во время своего выступления. 

Интересно, что история азербайджанского ашугского искусства сохранила имена также женщин-ашугов XVIII-XX веков. Их и сегодня много в Азербайджане. Это, как мне кажется, объясняется принадлежностью к тюркскому миру, в котором женщина обладала несколько большей свободой, чем прочие мусульманские женщины. 

Вы спросили меня о роли ашугов в азербайджанской культуре. Это хороший вопрос. Ашуги во все времена были и остаются хранителями азербайджанского языка и национальной литературы, созданной на этом языке; их творчество в самой высокой степени конденсирует в себе и передает национальный, народный характер и энергетику азербайджанцев, их приятие жизни, какой бы она ни была, не омраченное рефлексией. В истории азербайджанской литературы были периоды, когда наши поэты и литераторы создавали большую часть своих произведений на других языках - на арабском, персидском, турецком или русском. Ашуги же всегда сочиняли стихи только на азербайджанском языке и обращались к своему народу только на этом языке. Поэтому сегодня мы одинаково легко понимаем ашугские стихи, созданные как пять веков тому назад, так и только вчера. 

- Но тогда почему, по-вашему, ашугская музыка непопулярна среди молодежи?

- Думаю, вы ошибаетесь. Конечно, есть определенные круги бакинской городской, преимущественно русскоязычной молодежи, которая предпочитает эстрадную музыку, джаз, рок мугаму или ашугскому искусству. Но эта молодежь составляет сравнительно небольшой процент от общего населения страны. Несколько лет назад я в рамках мультинационального научного проекта Лондонского университета сняла 90-минутный документальный фильм "Древнее искусство мугама и ашугов в XXI веке". Фильм рассказывает о детях и подростках-музыкантах, он идет на азербайджанском языке с титрами на английском. Я снимала юных ашугов (и мугаматистов) на уроках в бакинских школах, детей-любителей в Шамахе и Гядабее. Некоторые из этих детей в Гядабее рассказывают с экрана, как они просили своих родителей купить им саз. Только представьте, ребенок плачет и просит у родителей саз - вместо игрушек, винтовок или гаджетов. Те, кто постарше, специально приезжают на автобусе из окрестных деревень, чтобы брать уроки игры на сазе в городской музыкальной школе. Я помню, как поражались таланту и воспитанности наших детей-музыкантов в Москве в Российской академии музыки, где я показывала свой фильм, и не только там - в Лондоне, в Иерусалиме, в Исфахане, в Астане. 

В связи со съемками этого фильма мне пришлось много общаться с семьями беженцев из оккупированных районов Азербайджана, где исторически сложились продуктивные ашугские центры, очаги или школы. В этих семьях родители часто посылают своих детей и внуков в музыкальные школы, чтобы учились ашугскому искусству, даже если они вовсе не планируют их будущность на этом поприще. Просто для них ашугское искусство составляет часть их традиционного образа жизни, который они пытаются воспроизвести или сохранить в условиях новой жизненной среды и хотят, чтобы последующие поколения их семей оставались привязанными к своим культурным корням. 

- Расскажите, над чем вы работаете сейчас?

- Недавно я закончила работу над диском, в который вошли композиции в стиле мугам-джаз в исполнении дуэта французского джазового певца Пьера де Трегомана и азербайджанского ханенде Гочага Аскерова. Пьер нашел в Парижской национальной библиотеке диск Гочага, вышедший в Италии в 2011 году, пришел в восторг от его голоса и вокальной техники и захотел поучиться у него технике исполнения мугама. Через общих знакомых он нашел мой адрес, написал мне, что хочет приехать в Баку на месяц, и попросил связать его с Гочагом. Я, конечно, устроила их встречу. В течение месяца Пьер усердно занимался вокалом с Гочагом, и в процессе занятий у них родилась идея соединить мугамную импровизацию с джазовой. Они подготовили небольшую программу и пригласили меня прослушать ее, чтобы высказать свое мнение об этих композициях. Признаться, я была ошеломлена их музыкой и тем, как они ее исполняли. У меня дрожали руки, замерло сердце, пока я их слушала. Это был тот случай, когда музыка не столько доставляет наслаждение, сколько переворачивает вам душу, переносит вас в другую реальность. Я была уверена, что их ждет успех у публики. И действительно, в ноябре прошлого года в переполненном зале Международного мугамного центра в Баку с огромным успехом прошел их концерт. Диск, который выйдет в скором времени, представляет записи с этого концерта, прямо из зала. Я написала большую вступительную статью к диску на английском языке. Есть также определенные научные планы, но я не люблю говорить о них, пока они остаются планами. 

- Спасибо за интервью.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

18
Лента новостей