27 Мая 2018

Воскресенье, 07:23

ВАЛЮТА

БЕЗ КУПЮР

В Баку состоялся кинопоказ нашумевшего спектакля британского театра "Янг Вик" "Кошка на раскаленной крыше"

Автор:

01.05.2018

Сеть кинотеатров Park Cinema продолжает демонстрацию самых известных спектаклей лучших театров мира. Это, в основном, постановки театров Лондона, Нью-Йорка, Москвы, спектакли-номинанты на ведущую российскую театральную премию "Золотая маска". Theatre HD - это прекрасная возможность для любителей театра и кино увидеть своих любимых актеров не только на экране, но и на сцене, а еще - возможность, не выезжая из страны, перенестись в зрительный зал театра другой страны и вместе со всеми там присутствующими увидеть, ощутить, пережить все то, что происходит с персонажами пьесы на сцене. В данном случае это зал театра "Янг Вик" (Yong Vic Theatre, Лондон) и спектакль режиссера Бенедикта Эндрюса, который прямо с киноэкрана обращается к нам с размышлениями по поводу постановочного выбора пьесы Теннесси Уильямса "Кошка на раскаленной крыше". Позже, в начале второго акта, мы услышим и увидим диалог лондонского журналиста с художественным руководителем театра Дэвидом Лэном (драматург), девиз которого: "Большие игры для великих зрителей, теперь и в будущем". 

 

"Янг Вик"

Немного истории. Создан по инициативе и желанию молодых и дерзких, которым сразу после Второй мировой войны захотелось творческой свободы и независимости. Поэтому, отпочковавшись от академического национального театра "Олд Вик", молодые создали свой театр - "Янг Вик". Такого рода случаев многовековая история мирового театра знает немало. Это обычное явление для развивающейся творческой мысли. 

"Янг Вик" был создан как творческая площадка для профессионального самовыражения молодых актеров и режиссеров. Она стала стартовой для Тимоти Далтона, Ванессы Редгрейв, Хелен Миррен, Джуди Денча, Клайва Оуэна, Джуда Лоу и др. Теперь ее кумирами становятся Сиенна Миллер и Джек О'Коннелл. Это исполнители ролей молодых героев Мегги и Брика, которые сыграли премьеру "Кошки…" в 2017 году и уже стали кумирами для театральных поклонников. Впрочем, у Бенедикта Эндрюса, кажется, особый дар создавать звезд. Поставив в 2014 году "Трамвай "Желание" с Джиллиан Андерсон в роли Бланш Дюбуа, он прославил театр и актрису, подтвердив постановкой, что репутация "очень современного, востребованного и любимого" театра в Лондоне - это не выдумка таблоидов и не пиар-ход. Это реальность сегодняшнего дня: театр нужен, театр любим, потому что находится на одной волне со зрителем, потому что нашел драматургию, которая стала посредником для установки прочных стабильных отношений.

Сегодня "Янг Вик" - один из престижных и самых посещаемых в Лондоне театров. Он имеет три сценические площадки: основную - на 500 мест и две дополнительные - на 70 и 150. Однако театр, спектакли которого имеют колоссальный успех у зрителей, и не только проживающих в Лондоне, но и у туристов, периодически играет свои спектакли на площадке театра "Аполло", которая вмещает сразу 796 человек. 

 

О репертуаре

Репертуар театра "Янг Вик" состоит из пьес, входящих в раздел мировой классической драматургии: Теннесси Уильямс, Артур Миллер, Гарсиа Лорка, Антон Павлович Чехов. Это серьезная драматургия, не имеющая ничего общего с современной развлекательной из разряда бульварной. Руководство театра считает, что такого рода драматургия сегодня и актуальна как никогда и востребована, потому что нужна зрителю, как разговор по душам о самих себе. Здесь форме придают значения меньше, чем содержанию. Поэтому оформление спектакля, как правило, выражено очень лаконично: без нагромождений и изысков, призванных поражать воображение визуально, но не психологически. Содержание, как постановочная мысль, содержание, как психологическое состояние героев, их эмоций и помыслов - предмет особого внимания режиссеров и актеров, которые очень интересны зрителям и востребованы ими. Ведь пустых или полупустых залов в "Янг Вике" нет. Формат пьесы сохраняется в ее первоначальном виде, поэтому продолжительность спектакля до трех и более часов. Каждое слово авторское - важно и ценно, потому что в каждом слове жизнь персонажа с его житейскими проблемами, которые так понятны зрителям, сидящим в зале!

 

О режиссере

Бенедикт Эндрюс, режиссер-постановщик спектакля "Кошка на раскаленной крыше": 

"Теннесси Уильямс создал сильных и очень страстных героев. Ему интересна природа глубоких человеческих чувств, находящихся в состоянии глубокого психологического кризиса. Личное и общественное - нерасторжимо связаны. И кажется, что сейчас эта пьеса стала пугающе актуальной. В том смысле, что она показывает, что случается, когда людям приходится срывать маски. Чтобы сохранить себя и свою жизнь, они вынуждены сражаться с ложью, которая опутала их жизнь как паутина".

Несколько лет назад (2014) Бенедикт Эндрюс поставил в "Янг Вике" пьесу Т.Уильямса "Трамвай "Желание". Теперь ради постановки "Кошки…" он вернулся сюда, чтобы вновь "поговорить" со зрителями о том, что его волнует, о том, как найти выход из кризисных ситуаций, провоцирующих на ложь, алкоголь, предательство и, как результат, потерю самого себя, обретение неизлечимых болезней, распад семейных связей. Режиссер и худрук уверены, что театр - современный театр - должен оставаться живым. Потому что он для людей, а значит, театр может и должен врачевать души и умы, помогая находить решение, казалось бы, неразрешимых проблем.

 

О сюжете

Действие происходит в жаркий летний день в доме семейства Поллитт, который находится на их хлопковой плантации в штате Миссисипи. Все семейство в сборе - Большой Па (Колм Мини), Большая Ма (Лиза Палфрей), их сыновья - Гупер (Брин Глисон) с женой Мэй (Хэйли Сквайрс) и детьми, Брик (Джек О'Коннелл) с женой Мэгги (Сиенна Миллер) и друзья родителей: Доктор (Ричард Хэнселл) и священник Тукер (Майкл Джей Шеннон). Они собрались в честь юбилейного дня рождения Большого Па. И как водится в семьях, где никто не пылает к другим искренним чувством любви или хотя бы привязанности, обязательно случаются конфликты. В чем же причина тотального отчуждения, поселившегося в этом доме едва ли не с самого первого дня его существования? Медленно, шаг за шагом, режиссер вслед за драматургом исследует этот вопрос, погружая своих героев и зрителей в подробное исследование человеческих характеров со всеми положительными и отрицательными сторонами. И это неспешное погружение длится 2 часа 55 минут реального времени плюс антракт 15 минут! Поразительно! Они не боятся быть скучными, неинтересными, не боятся, что зритель будет перегружен текстом, и по этой причине не говорят скороговоркой, как это часто бывает в наших театрах, где опасаются, что текста слишком много и его (текст) слушать не будут! 

Увы. Так и вправду происходит, когда актеры по воле режиссера становятся просто говорящими головами, которые, действительно, не интересны. Потому что постановка сводится к примитивному иллюстрированию текста. И зритель в зале видит, что актерам их герои совсем не интересны. Главное - запомнить текст и мизансцены. Так выглядит служение искусству в наших театрах сегодня. И эта профессиональная приблизительность выдается за современный стиль и поиски соответствия Времени. К сожалению, сердца наших актеров не стучат в унисон с сердцами их героев. По чьему-то искаженному представлению о современном театре они полагают, что быть современным это значит быть динамичным: в произношении текста, передвижениях по сцене. Словом, играем быстро и нескучно! А в результате - приблизительность постановочной трактовки, приблизительность игры, приблизительность правды происходящего на сцене рождает скуку, тоску по настоящему искусству и по театру, который все еще хочется любить…

Британские актеры работают с колоссальной психологической отдачей, следуя за каждым авторским словом, как за обстоятельством жизни живого человека - героя, которого они воплощают на сцене. Это неформальное отношение к профессии и рождает тот успех у зрителя, который не купишь никакими техническими ухищрениями и никакими скандальными байками пиара! 

 

О спектакле

Мэгги: Я постоянно чувствую себя, как кошка на раскаленной крыше!

Брик: Ну так спрыгни с крыши…

И Мэгги прыгает. Не в прямом смысле, конечно. Но она единственная в этой семье, кто говорит правду о тех вещах, о которых здесь хотят умалчивать. Мэгги, по сути, и спасает всех, кто в этом доме привык строить свои отношения на недосказанности, лжи, нелюбви. Мэгги "прыгает", потому что любит своего мужа Брика и потому, что его "бегство" в алкоголь убивает и его, и их любовь. В неспешности эмоциональных откровений открывается истина: каждый в этом доме мечтает о любви, но никто не любит и не умеет любить и быть любимым тоже не умеет. Потому что боится. А жизнь - штука короткая. Она проходит быстро. Слишком быстро, чтобы можно было сорить днями, прожитыми без радости, которую может подарить только любовь. Кошка Мэгги спрыгнула с раскаленной крыши, чтобы вернуть этому дому живое биение мысли, чувства, сердца. Это - о постановочной мысли спектакля. Теперь о деталях, которые некоторые из нас считают данью времени: об обнаженном теле на сцене.

Действие спектакля начинается с того, что мы видим под душем Брика, абсолютно голого. На плантации выдалось слишком жаркое лето! Потом появляется Мэгги. Она раздевается, переодевается, меняя колготки и нижнее белье. Актриса не уходит за кулисы или ширму, не прячется за створкой шкафа. Она ведет себя так, как ведут себя люди, состоящие в браке не первый год. И в этом поведении - бытовая и психологическая правда. Это не раздражает, не вызывает чувство стыда и неловкости за актера, который совершает это действие прямо перед зрительным залом. Их наготу не замечаешь, не оцениваешь как необычный, вызывающе эпатирующий прием (привет нашим режиссерам!)! К ней относишься, как к привычной бытовой детали; как к правде, которую знаешь и которая тебя не раздражает своей вызывающей надуманностью! У нас не принято раздевать героев донага. И это правильно. Но если это и происходит, и по воле режиссера актер снимает часть одежды с себя, то это все равно не выглядит эстетично. Во-первых, наши актеры все-таки воспитаны на других понятиях, и их обнажение на сцене не выглядит привлекательно как с эстетической точки зрения, так и с нравственной. Если они и подчиняются воле режиссера, то исполняют это настолько неорганично, что зрителю в зале становится неловко от увиденного. Актерам приходится идти против себя, своих взглядов, своего понимания уместности такой мизансцены. Во-вторых, раздеться на сцене донага - это не только культура, но и большое искусство, которое может дарить зрителю если и не эстетическое удовольствие, то, по крайней мере, не отторжение увиденного! Но большим искусство раздевания может быть только тогда, когда актер умеет относиться к обнажению своего тела как к произведению искусства, а не акту греховности. Но этого нет. Потому что мы генетически помним: обнажать свое тело перед посторонними - это нравственное падение, грех, который надо отмаливать. Генетическое табу не позволяет превращать это в акт искусства. Странно, что наши режиссеры не учитывают этот момент, присущий нашей ментальности.

В целом внимание к себе приковывают отношения между членами этой семьи. Такой большой и такой… разобщенной! А еще - очень похожей на многие семьи сегодняшнего мира. Пьеса, написанная в 1955 году, оказалась невероятно актуальной и сегодня, в начале XXI века. В том числе и для нас.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

7
Лента новостей