21 Октября 2018

Воскресенье, 22:46

ВАЛЮТА

СВОБОДА ОТ КРЕДИТНОГО ИГА?

Афины и Евросоюз объявили о выходе Греции из долговой ямы

Автор:

01.09.2018

Евросоюз и Греция объявили об успешном завершении программ выхода Греческой Республики из долгового кризиса. По этому случаю премьер-министр Алексис Ципрас на заседание национального парламента пришел в галстуке, который три года назад обещал надеть в случае решения проблем с госдолгом страны. Выступая перед законодателями, премьер заявил: "Мы переворачиваем страницу и начинаем новый период. На смену трудностям возвращается социальная справедливость, на место неопределенности - демократия, стабильность и доверие".

В унисон ему вторит комиссар ЕС по валютным вопросам Пьер Московиси, который уверяет о наступлении "исторического момента" как для Греции, так и для всей еврозоны. Для европейского валютного союза окончание программы помощи Греции является "символической конечной точкой экзистенциального кризиса нашей общей валюты", указал он. Однако так ли это на самом деле?

 

Разные "больные"

В 2001 году, исходя из чисто политических соображений, Греция, с ее отсталой, преимущественно аграрной и неконкурентоспособной экономикой, была принята в Европейский валютный союз. Очень скоро стала ясна ошибочность этого поспешного решения.

Мировой финансовый кризис 2008-2009 годов не мог пройти мимо Европы - страны с сильной экономикой удар выдержали, но Ирландию, Португалию, Грецию, а по вине последней и Кипр без посторонней помощи ждал неминуемый экономический крах.

Евросоюз, впервые столкнувшийся с такой масштабной проблемой, институционально не совсем был готов к ее решению. Поэтому шаги принимались не всегда верные, да и информация, которой оперировали финансовые и политические центры Европы, зачастую были некорректными. В особенности это касалось Греции, где позже выяснились намеренные искажения экономических показателей.

Программы финансового оздоровления для каждой из стран в качестве условия кредита предусматривали значительное сокращение госслужащих, урезание зарплат, социальных расходов и резкое увеличение налогов.

Однако все "больные", за исключением все той же Греции, относительно быстро справились с проблемами. Благодаря экстренным финансовым вливаниям они оправились за 2-4 года и даже стали демонстрировать одни из лучших экономических показателей в Европе, как это происходит сейчас, например, с Ирландией. С Грецией же все оказалось намного сложней. Помимо объективного фактора влияния международного кризиса, в этой стране проявились и сугубо внутренние проблемы - сильно завышенные прогнозы по росту ВВП, плохое соблюдение планов по выполнению доходной части бюджета и, наконец, намеренно искаженные данные официальной статистики. Обращаясь в начале 2010 года к ЕС за помощью, правительство Георгиоса Папандреу вынуждено было признать, что бюджетный дефицит за предыдущий год составил не 6%, как утверждалось ранее, а 15,7%.

С 2010 года для Греции были разработаны три программы по оздоровлению ее экономики - это 2010-2012, 2012-2015 и 2015-2018 годы. В общей сложности за это время страны еврозоны, МВФ и стабилизационные фонды еврозоны (EFSF и ESM) предоставили Греции почти 400 млрд. евро кредитов под низкие проценты, 107 млрд. из которых в 2012 году даже пришлось списать при очередной угрозе неминуемого дефолта. 

 

Обещания и реальность

К моменту обращения в ЕС за помощью экономика Греции сократилась на 15%, безработица составляла 25% (затем увеличилась до 27,6%), госдолг достигал 300 млрд. евро (в дальнейшем продолжал расти), что равнялось почти 170% ВВП. Если бы страна имела свою национальную валюту (драхма), дефицит бюджета можно было бы покрыть за счет ее эмиссии. Когда валюта - евро, единственный выход - это внешние займы.

Но одно дело - кредиты, другое - финансовая помощь, которая подразумевает в ответ принятие жестких мер по сокращению дефицита бюджета. Каждая новая программа - это дополнительное урезание расходов на социальные нужды, культуру, здравоохранение, увеличение существующих налогов, введение новых и многое другое.

Все эти непопулярные в народе меры вызвали массовые протесты в стране, что привело к политическому кризису. С 2010 года сменилось четыре правительства, после чего в январе 2015 года на волне народного недовольства к власти пришла Коалиция радикальных левых (СИРИЗА) во главе с Алексисом Ципрасом, пообещавшим электорату больше не сокращать пенсии и другие социальные выплаты и вообще не соглашаться на жесткие требования Евросоюза.

К тому времени вторая программа помощи была завершена и шла подготовка к третьей, но новое греческое правительство прервало переговоры и даже было намерено отменить некоторые решения предшественников. 

Алексис Ципрас справедливо полагал, что ЕС сам заинтересован в том, чтобы не допустить дефолта Греции, а потому вынужден будет смягчить свои требования. Для усиления своих переговорных позиций и демонстрации народной поддержки новый премьер решил в июле провести референдум, на котором греки должны были проголосовать "за" или "против" требований кредиторов. Причем он сам лично агитировал по национальному телевидению голосовать "против". Результат референдума был ожидаем - 61% голосовавших поддержали Ципраса. 

Спустя всего неделю правительство Греции… подписывает все требования ЕС, которые оказались даже несколько жестче тех, что были предложены ранее. Иначе стране грозил дефолт. Можно было, конечно, найти займы по рыночным ценам, но, учитывая ситуацию, они бы обошлись как минимум в 40% годовых. Это явно контрастирует с 1% от Европейского стабилизационного механизма (фонд ESM был создан в 2013 году). Таким образом, новому правительству пришлось нарушить данное избирателям обещание и выполнить прописанные ЕС 450 различных реформ.

 

Профицит нужно удержать

Прошло три года, и в экономике страны действительно произошел ряд положительных изменений - безработица уменьшилась с 25 до 20%, есть небольшой экономический рост и профицит бюджета. По прогнозам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в 2018 году рост греческой экономики составит 2%, а в 2019-м может достигнуть 2,3%. 

Не все гладко пока с госдолгом - Еврокомиссия предполагает, что в этом году он составит 177,8% от ВВП, а в следующем - 170,3%. Да и другая статистика удручает. За годы кризиса закрылось 240 тыс. компаний и почти 1 млн. человек остались безработными.

Европейские кредиторы, конечно, пошли навстречу Греции и отсрочили выплату долгов - что-то на 10 лет, что-то и на больший срок, но при этом поставили жесткое условие - греческое правительство должно удерживать ежегодный профицит бюджета не менее чем на 2-3% аж до 2060 года. Это означает, что бюджет страны и после окончания программы помощи не будет иметь той гибкости, на которую рассчитывало правительство. 

Таким образом, меры жесткой экономии не только не отменяются, а, наоборот, поощряются - к примеру пенсии, и без того сокращенные на 40%, с 2019 года уменьшатся еще на 18%. Пенсионный возраст в 67 лет должен распространиться на всех (пока существует ряд исключений). Будут сокращаться и другие социальные расходы, при том, что их за годы кризиса и так урезали на 70%. 

Каждые три месяца эксперты ESM будут наведываться в Афины для контроля над исполнением их предписаний. И если все будет в порядке, то Греция может рассчитывать на 15 + 24 млрд. евро на покрытие кредитов и другие нужды.

Получается, что опека ЕС над Грецией завершается лишь формально и программа помощи продолжается. Но для чего же тогда нужны заверения в ее завершении? Думается, в них заинтересованы обе стороны.

 

Борьба за имидж

В Греции в 2019 году состоятся выборы, и чтобы на них победить, коалиции СИРИЗА нужно продемонстрировать избирателям свою роль в освобождении страны от ига кредиторов. Заявления со стороны ЕС являются фактически признанием за правительством Алексиса Ципраса этих "заслуг". Этой же цели служит и предвыборная программа СИРИЗА, в которой содержатся обещания поднять минимальную зарплату, снизить налоги и отменить ряд ограничений. На фоне взятых на себя дополнительных обязательств по сокращению расходной части бюджета эти обещания выглядят невыполнимыми. Понятна и позиция лидеров Евросоюза. Кажется, проще было бы сразу выставить Грецию из еврозоны и не мучиться. ВВП Греции не составляет и 2% от валового продукта Евросоюза в целом. Даже если пришлось бы потерять в таком случае, как было подсчитано, порядка     $1 трлн.

Но дело в том, что имиджевые потери были бы в таком случае колоссальными. Ведь если ЕС так легко избавляется от слабых членов, то международным инвесторам нет резона рисковать, инвестируя в такие страны, как, например, Португалия, Словакия или страны Балтии. Это приведет к тому, что дисбаланс в развитии разных стран Европы будет только нарастать и закончится все развалом валютного союза.

Осознав, что бюджетные проблемы стран, перешедших на евро, объективная реальность, лидеры ЕС озаботились созданием постоянно действующего фонда, который будет в состоянии оперативно выдавать ссуды под низкие проценты странам, которым грозит дефолт. 

Пока бюджет фонда равен 705 млрд. евро. Самая большая доля в нем принадлежит Германии - 27% и 190 млрд. У Франции - 16%, чуть меньше у Италии и Испании. В будущем фонд будет располагать 1 трлн., а то и 2 трлн. евро. 

Помимо практического применения фонд имеет и имиджевое значение - благодаря такой гарантии страны еврозоны вполне могут рассчитывать на льготное финансирование на мировых финансовых рынках.

Поддержка лидеров СИРИЗА тоже имеет основание. Евросоюз на протяжении трех последних лет вполне успешно сотрудничал с этим правительством и появление новых участников переговоров не облегчит ситуацию.

Вывод таков: хотя Греции еще очень далеко до экономической стабилизации и впереди у нее возможны еще и срывы, наработанные связи и взаимопонимание между греческим правительством и ЕС дают надежду на будущий успех. Так что словам Алексиса Ципраса про "стабильность и доверие", а Пьера Московиси - про завершение "экзистенциального кризиса" можно вполне верить.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

16
Лента новостей