17 Августа 2019

Суббота, 18:18

ВАЛЮТА

БАЛАБАН, МУГАМ И ДЖАЗ-ФЬЮЖН

Ниджат МАСИМОВ: "В Карнеги-холле впервые прозвучал азербайджанский балабан и азербайджанец занял первое место"

Автор:

15.05.2019

Что, как не чувство гордости, может вызвать общение с молодым амбициозным человеком, который поставил себе целью пропагандировать азербайджанскую национальную и классическую музыку? Причем на инструменте, к которому мировое музыкальное сообщество проявляет далеко неоднозначное отношение, - азербайджанском балабане (азербайджанский язычковый деревянный духовой музыкальный инструмент с двойной тростью. - Авт.).  

Исполнительское искусство на духовых инструментах в Азербайджане имеет давние традиции. Но тот факт, что нынешнее поколение неравнодушно к своим культурным истокам и заинтересовано в пропаганде национального наследия, дает надежду, что смена профессионального поколения в нашей стране будет и дальше идти безболезненно. Мы не теряем, а только приобретаем, поскольку это самое молодое поколение намерено и дальше развивать свое этническое наследие на профессиональном уровне, прививать любовь к азербайджанской музыке у представителей других народностей. 

Задача не из простых. Но в руках молодого исполнителя Ниджата Масимова народный инструмент - балабан оживает и дурманит слушателей. Результат - овация из аплодисментов и взрыв эмоций у зала! В ответ улыбка и поклон - дело сделано.

Каждый концерт, конкурс, выступление - это новый отсчет, еще один вклад в копилку побед. Имя Ниджата Масимова прозвучало уже на многих сценах. 

Обладатель Гран-при, а также дипломов первой степени республиканских и зарубежных конкурсов, первых мест на таких масштабных конкурсах, как Woodwinds and Brass Competition 2014 (США), Citta di Pesaro (Италия, 2016), International Music Talent Competition Fall 2016   (Нью-Йорк). Но молодой исполнитель не останавливается на достигнутом. Не позволяют амбиции, глубокая вера в себя, свое дело и настоящий патриотизм. Кажется, что именно эти качества движут молодым талантливым исполнителем, который каждый свой прожитый день посвящает любимому делу. А любимое дело отвечает ему благодарностью.

- Весна выдалась нынче ветреная и дождливая. На вас такая погода наводит меланхолию?

- Нет. Напротив. Такая погода дарит мне хорошее настроение и вдохновение. Все зависит от музыканта и человека. Есть люди "ровные", на них не действуют погодные условия. Что касается меня, то на характер моего исполнения на инструменте действуют и настроение, и погода. И меня наша весна полностью устраивает (улыбается).

- Но, тем не менее, вы остаетесь профессионалом…

- Несомненно. Я учился в специализированной музыкальной школе имени Бюльбюля. И на сегодняшний день могу сказать, что это лучшая школа, которую мне довелось пройти... Честно скажу: мне повезло, что я попал в эту школу. Она обладает сильным преподавательским составом, образовательной системой, музыку здесь доносят до своих учащихся. Почти все, кто ее оканчивает, в дальнейшем поступают в консерваторию с наивысшими оценками на экзаменах. Мне бы очень хотелось отметить Теймура Геокчаева - директора школы, дирижера и народного артиста Азербайджана, который сыграл огромную роль в моем музыкальном становлении. Он поддерживает учащихся своей школы во всем и продвигает молодые таланты по мере своих сил. Когда я со своим близким другом, певцом Орханом Джалиловым учился в 10-11-м классах, мы стали принимать участие в серьезных мероприятиях совместно с Азербайджанским государственным камерным оркестром имени Кара Караева, дирижером которого он является. Хотя, признаться, это было нелегко. Нам на то время было по 17-18 лет. Всегда старались держать эту планку и оправдывать возлагаемые на нас надежды. Роль моего педагога Мухтара Абсейнова тоже велика, потому что моя профессиональная состоятельность - это его кропотливый и неустанный труд. Помимо этого очень подстегивало участие в различных музыкальных конкурсах, на которых я занимал высокие места. Огромная благодарность за помощь в этом педагогу Ильхаму Наджафову. На музыкальном конкурсе имени Гейдара Алиева я получил Гран-при. Но потом жизнь разделила меня с моим другом, и я поступил в Азербайджанскую национальную консерваторию по классу балабана. Так началась моя самостоятельная деятельность. Это как в некоторых семьях, когда после 18 лет ребенка отпускают в свободное плавание. Так случилось и со мной. Меня творчески воспитали, дали профессиональное образование и возможность принимать самостоятельные решения. Тогда уже не было моей школы, Теймура Геокчаева, Мухтар муаллима. Я никак не мог привыкнуть к окружающим, а контингент был чужд мне. Окончив консерваторию, поступил в магистратуру, где сейчас продолжаю свое образование.

 - Почему же вы остановили свой выбор на балабане?

- Случилось все довольно стихийно. Моя мама - врач по образованию, а отец - математик. Я хотел пойти по стопам отца. Но в детстве у меня обнаружили аллергический ринит, и по совету врачей я должен был играть на духовом инструменте. Балабан не был моим выбором, но в итоге запал мне в душу и стал частью жизни. Меня приняли в музыкальную школу с 3-го класса. Выручили мой слух и чувство ритма. Уже потом на конкурсе имени Бюльбюля я занял 1-е место, после чего меня буквально заставили заниматься музыкой. И, как видите, теперь я и балабан неразделимы (смеется).

- То есть все, что связывает вас с балабаном, можно назвать кармой? Верите в судьбу? 

- 50/50. Игра на балабане не была моим выбором, но сейчас это моя профессия, которую я очень люблю. С другой стороны, я очень много работаю над собой и прилагаю массу усилий для профессионального роста, чтобы двигаться дальше и достигать новых высот. Считаю, что судьба человека в его руках. Однако со мной произошел еще один удивительный случай, после чего в моей профессиональной карьере начался новый отсчет. Однажды в консерватории проводился конкурс, в котором я тоже принимал участие. К моему удивлению, я был срезан в первом же туре. До сих пор не могу найти ответ на вопрос: "Почему?" Это так и осталось для меня загадкой (смеется). После этого, если честно, пойдя на принцип (хотя я не люблю такие вещи), подал заявку на участие в конкурсе в США - в Карнеги-холле. Эта одна из самых престижных в мире площадок для исполнения классической музыки. Ныне в Карнеги-холле устраиваются также концерты джазовой и легкой музыки. Здесь выступали такие видные музыканты, как пианисты Борис Березовский, Дмитрий Мацуев, Билл Эванс, тенор-саксофонист Джошуа. Все они являются легендами мирового музыкального мира. Я совершенно не думал, что пройду, и больше полагался на удачу. И она меня не подвела. Не совсем веря в свою судьбу, я прошел первый тур, потом второй. И в итоге занял первое (!) место среди многих талантов со всего мира. Ведь это так удивительно - срезаться на республиканском конкурсе в первом туре и занять первое место в международном. Самое интересное, что председателем жюри был армянин, который дал первое место балабану. Вы ведь сами знаете ситуацию в отношении этого музыкального инструмента между нашими странами. И он не срезает азербайджанца, как мы привыкли наблюдать. После этого конкурса в моей жизни начинается новый этап: приглашения, концерты, выступления...

- Внутренне в вас что-то изменилось после этой победы?

- Конечно. Я стал увереннее и доказал самому себе, что в республиканском конкурсе не должен был срезаться в первом туре. И доказал. И после этого еще больше поверил в то, чем занимаюсь.

- Значит, все, что ни делается, делается к лучшему?

- Несомненно. Я могу даже привести пример. До того как попасть в консерваторию, я подавал документы в музыкальное училище имени Асафа Зейналлы. Так получилось, что я срезался на истории, которую не очень люблю. И я счастлив, что все сложилось именно так. Хотя на тот момент был очень расстроен. 

- Как в родном городе приняли вашу победу?

- Впервые азербайджанский балабан прозвучал в Карнеги-холле в Нью-Йорке и с балабаном азербайджанец занял первое место. На родине восхищались, и все, кто не жаловал меня, вмиг стали ко мне лояльнее (смеется). Это событие повлияло на мой профессиональный уровень, но я не связываю свои дальнейшие выступления и концерты с победой в том конкурсе. Я занял второе место на конкурсе в России, в котором принимали участие и армяне. Первое место было отдано Беларуси. От армянской диаспоры там были 70 человек, а от нашей - 10. В финале конкурса я вышел на сцену вместе с азербайджанским флагом, хотя это не разрешалось. Мне, конечно, влетело за это (смеется), но что-то в моей душе вынудило это сделать. Так как мнения по поводу этнической принадлежности балабана во всем мире разделяются, то считаю своим долгом пропагандировать и доказывать всем, что наше исполнение никто не может повторить. В конкурсе в Италии я завоевал первое место на звание "Лучший духовик года". Получил приглашение дать концерт вместе с итальянским камерным оркестром, и вот уже четыре года они ждут ответа.

- Не решаетесь?

- В этом вопросе большую роль играют финансы. Тем не менее я гастролирую и отдаю предпочтение концертным выступлениям, где могу в наиболее полной форме демонстрировать возможности балабана. Всю глубину нашего богатого музыкального наследия.

- Ряд музыкальных теоретиков и музыкантов Азербайджана утверждают, что в пропаганде балабана мы уступаем армянам. Вы разделяете эту точку зрения?

- В этом есть какая-то доля правды. После победы в конкурсе в Карнеги-холле меня вновь пригласили туда. На тот момент я учился на третьем курсе. И самое удивительное, как я узнал потом, сторонником этого приглашения был тот самый председатель конкурса - армянин. Хотя среди армян тысячи балабанистов, но он зовет азербайджанца. Я приехал на конкурс и мне без всякого выступления и участия отдали первое место. Лишь в конце мероприятия вышел и сыграл. И на этом все.

- Как вы думаете, с чем это может быть связано?

- Наверное, с игрой. Думаю, это один из показателей того, что они и сами понимают, что мы владеем этим инструментом лучше, потому что он в нашей крови.

- Владеете ли вы еще каким-то инструментом?

- Да. Саксофоном. Ну, могу еще освоить кяманчу. Не более. Безусловно, вполне осознаю, что балабан не коммерческий инструмент, и мне нужно, чтобы моя профессия приносила доходы. Поэтому я стал заниматься саксофоном и получаю большое удовольствием от игры на нем. Саксофон - средство, позволяющее мне увлечься своей тягой к другой музыке, выплеснуть энергию и, естественно, заработать деньги. Конечно, мой саксофонный уровень средний, больше любительский, - для выступлений в клубах, ресторанах. Помимо этого игра на саксофоне повлияла и на мою игру на балабане, на формирование моего вкуса и мировоззрения. Я хотел стать джазовым музыкантом, но понял, что это очень трудная музыка.

- На вашей инстаграм-странице была опубликована фотография, где в одной руке вы держите саксофон, а в другой - балабан. И обращаетесь к своим подписчикам с вопросом: "Какой из них?" Теперь мы обращаемся к вам с тем же вопросом. 

- Балабан для меня на первом месте, потому что это моя родина, часть жизни. Семья и балабан - это самое важное в жизни. У меня 20 мая концерт в Международном центре мугама. Буду исполнять джаз-фьюжн - музыкальный жанр, соединяющий в себе элементы джаза и музыки других стилей. В дальнейшем хочу выйти в мир вместе с этим жанром и со своей группой. Во мне сидит огромное желание продемонстрировать, что на балабане можно сыграть джаз-фьюжн, что возможности этого инструмента почти безграничны. Именно так мы можем сделать азербайджанский балабан еще более популярным.

- Как оценивается ваша игра иностранными слушателями, которые больше привыкли, например, к музыке на саксофоне? 

- Однажды мне позвонил мой лучший друг Абузар Манафзаде. Он учится в Вене и является первым азербайджанцем, который поступил в Венскую консерваторию. Так вот он мне позвонил и сообщил, что есть один трехчастный концерт. Это первый концерт, написанный для балабана, который доказывает, что это исконно азербайджанская музыка. Премьеру планировалось провести в США в Калифорнии. Цель концерта - ознакомление людей с нашим национальным инструментом. По приезду мне сообщили, что я должен играть полчаса без аккомпанемента, ритма - один (соло). Поверьте, это очень трудно. Я исполнил азербайджанский мугам совсем по-другому, более доступно для их восприятия. Дальше я сделал переход на их музыку, исполнив All of me (John Legend), вышел на мугам и вновь вернулся в первое исполнение. Реакция была прекрасной. Они аплодировали стоя. Мэр калифорнийского города Монтерей после этого концерта повесил азербайджанские флаги в городе. Это было большим счастьем для меня и толчком к тому, чтобы продолжать в том же духе. 25 мая у нас будет премьера этого концерта в Баку. Пользуясь случаем, приглашаю всех желающих.

- Ваша деятельность оценивается со стороны государства?

- Несомненно. Меня заметили, и я стал президентским стипендиатом. После этого я еще усерднее стал работать над собой. Также я попал в "Золотую книгу" молодых талантов Азербайджана. В 2012 году получил звание "Илин генджи".

- Вас попросили рассказать об Азербайджане через музыку - какую мелодию исполните?

- Интересный вопрос. Если попросят музыканты с консерваторским образованием - увертюру оперы "Кероглу" Узеира Гаджибейли, потому что это произведение передает дух нашей страны. Этническую эстетику я бы передал через мугам и плавно перешел бы на "Сары гялин" или "Мян сяни арарам". А если захотели бы прочувствовать классику, то Кара Караев, Узеир Гаджибеков и Фикрет Амиров - лучшая возможность передать наши бесценные классические творения. 

- Спасибо за вашу активную пропаганду и амбиции. Ждем новых побед!

- Вам спасибо. Считаю, что это долг каждого азербайджанца, и если каждый из нас будет вкладывать даже небольшую маленькую частичку своего сердца в общее дело, мы добьемся многого!



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

24