1 Июня 2020

Понедельник, 06:03

ВАЛЮТА

ВО ВЛАСТИ МУГАМА

Полина ДЕСЯТНИЧЕНКО: «Как только я заговаривала по-азербайджански или брала в руки тар, замечала очарованные взгляды людей»

Автор:

15.05.2020

Не удивляйтесь. Украинка из Канады Полина Десятниченко - тарзен. Она влюблена в азербайджанскую культуру. Полина этномузыковед. Родилась в России, но с 10 лет проживает в Канаде, где в 2017 году и получила степень доктора философии по этномузыковедению в Университете Торонто. Именно в этом городе и произошло ее первое знакомство с азербайджанским мугамом. Здесь она впервые услышала выступление с мугамом в 2010 году и была очарована им. Тогда же Полина обратилась на этнокафедру и заявила, что выберет тему работы по национальной азербайджанской музыке. Руководство кафедры отнеслось к этому решению с пониманием и создало для нее все условия. Обладание такими грантами, как стипендия им. Джозефа Армана Бомбардье, способствовало проведению трех полевых исследований в Азербайджане по научной теме. Сегодня тарзен Полина является научным сотрудником Канады по исследованию социальных и гуманитарных наук при Гарвардском университете и продолжает вести работы над книгой об азербайджанском мугаме. Ведь она уже не представляет своей жизни без этого трепетного и волнующего сердце азербайджанского жанра музыки. На этом показательном примере можно видеть, как музыка стирает границы. Находясь в Канаде, Полина скучает по Азербайджану. Мы же, находясь в Азербайджане, наслаждаемся ее исполнением азербайджанского мугама на таре и удивляемся ее глубоким познаниям особенностей и «вкусностей» нашей культуры. И если бы она не была украинкой, про нее можно было бы сказать, что она - азербайджанка… Впрочем, так ли важна национальность, когда человек мыслит сердцем?!

- Сейчас мы переживаем очень трудное время, связанное с коронавирусом. Музыка всегда помогала переживать состояние неопределенности и меланхолии…

- Известное азербайджанское высказывание, которое звучит во многих точках мира, гласит: «Музыка - это пища для души» («Musiqiruhunqidasıdır»). Особенно в моменты внутренней обеспокоенности или стресса ощущаешь, что музыка действует как эликсир на душу -успокаивает и снимает все негативное. Музыка - великая сила, которая способна даже объединить людей. Приведу простой пример - есть песни, которые уже стали считаться общечеловеческими. Ведь они на устах у всех людей мира. Когда мы начинаем исполнять или слушать эти песни, то чувствуем наше единство. И на сегодняшний день, когда мы все изолированы друг от друга, а близких людей разделяют тысячи километров, лишь музыка помогает чувствовать, что мы рядом и ничто не способно разлучить нас. Согласитесь, у каждого из нас есть песни, которые ассоциируются или связывают нас с другими людьми, с любимым и дорогим местом, городом, событием - не имеет значения. И как только мы слышим ту самую песню, тут же отрываемсяот реальности и переносимся в тот день, к тому человеку или месту... Я сейчас проживаю в Канаде и очень скучаю по Азербайджану. Но у меня есть мой мугам, слушая который я получаю возможность перенестись в места моих грез, минуя расстояния и океаны…

- С мугамом вы познакомились в 17 лет в Канаде. В 2013 году приехали в Баку. Выходит, в Азербайджанвы влюбились через тар?

- На самом деле мое знакомство с азербайджанской музыкой произошло еще раньше (улыбается). Дело в том, что моя бывшая учительница фортепиано в Торонто Майя Джафарова - азербайджанка, и она научила меня исполнять шедевры таких великих композиторов, как Вагиф Мустафазаде, Кара Караев, Адиль Бабиров и др. Я была очарована этими композициями и стала участвовать в мероприятиях азербайджанской диаспоры в Торонто - одной из крупнейших диаспор Азербайджана в Северной Америке. Я познакомилась с прекрасными азербайджанскими музыкантaми, проживающими в Торонто. Среди них особо хотела бы отметить Исмаила Гаджиева, который в свое время пригласил меня выступить с его камерным оркестром «Шелковый путь». Для выступления с оркестром из Азербайджана приехало мугамное трио - Мунис Шарифов, Сахиб Пашазаде и Гюлли Мурадова. Я аккомпанировала на фортепиано. Тот миг, когда я услышала выступление этого трио, стал решающим моментом, полностью изменившим мою жизнь и творческий путь.

- Какое внутреннее состояние побудило вас отдаться власти мугама?

- Музыкальный мир мугама меня буквально заворожил! Ведь этот загадочный музыкальный жанр одновременно заключает в себе множество эмоций: порывы любви, счастья и тоски, страсти и мудрости. Также меня поразила способность тара так тонко передавать композиции Баха, Моцарта, Бетховена. Увлечение азербайджанской культурой подтолкнуло меня выбрать мугам как тему исследования моей докторской диссертации, и уже после этого я впервые приехала в Азербайджан.

- Как проходил период адаптации украинской девушки из Канады в среде азербайджанской культуры, обычаев и традиций?

- Я приехала в Азербайджан в качестве исследователя этномузыки. Моей целью было собрать информацию для своей докторской диссертации, а это значит, что я долго готовилacь. Я изучала историю, традиции и обычаи местного населения и старалась узнать как можно больше о манере поведения и их стилeжизни. Знание русского языка и изучение азербайджанского, особенно исследование мугама, действительно помогли мне преодолеть культурный барьер. Каждый раз, как только я заговаривала по-азербайджански или брала в руки тар, замечала очарованные взгляды людей. Они всегда хотели помогать мне, были очень гостеприимны и дружелюбны со мной. Я по-настоящему высоко ценю эти качества азербайджанского народа.

- Можно сказать, что вы побывали во всех уголках Азербайджана. Что же у вас вызвало культурный шок или, может, было поначалу непривычным, а что, наоборот, впечатлило?

- Я побывала в Шеки, Шамахе, Исмаиллы, Хыналыге, Губе, Габале, Лянкяране, Нардаране, Маштага, Кюрдаханы, Зиря, Говсане и прожила в Баку четыре года. Что действительно впечатлило меня, так это сильные семейные традиции. Для большинства людей семейные ценности являются приоритетом. Я присутствовала на многих азербайджанских свадьбах, чтобы наблюдать за выступлениями мугаматистов, и было очень интересно видеть свадебные обычаи, которые составляют основу азербайджанской культуры. В одной из своих первых поездок по Азербайджану я посетила святые места, которые больше популярны под названием «пир». Шел 2013 год. В этих местах присутствуют такие ритуалы, как чылдаг, или сжигание свернутой бумажки на коже для облегчения беспокойства и снятия страха. Я былaвесьма удивлена присутствию элементов мистики в народной медицине. Есть и другие верования, весьма странные, но интересные. К примеру, почесать себя сзади во избежание сглаза, когда кто-то говорит хорошие вещи.

- Вы обучались у многих мастеров тара. Особо надо отметить две школы - Эльхана Мансурова и Вамига Мамедалиева. В чем отличие этих школ для вас и что самое ценное вы открыли для себя?

- Мне очень повезло, что я обучалась музыкальному искусству у одних из самых выдающихся мастеров тара в Азербайджане (в хронологическом порядке) - Рамиза Гулиева, Аслана Магеррамова, Эльхана Мансурова, Валеха Рагимова, Вамига Мамедалиева и Эльхана Музаффарова. Моим первым учителем был Мохаммад Аманоллахи, тарист из Тебриза, бывший ученик Рамиза Гулиева. Он живет недалеко от Торонто, и прежде, чем посетить Азербайджан, я несколько месяцев обучалась у него. На сегодняшний день моими главными учителями являются Эльхан Мансуров и Вамиг Мамедалиев. Школа игры Вамига Мамедалиева объединяет манеры исполнения таристов Ахмада Бакиханова и Гаджи Мамедова, она более виртуозна с точки зрения скорости. Данный стиль пользуется большой популярностью сегодня. Моя техника исполнения значительно улучшилась после уроков с Вамиг муаллимом. Он научил меня очень интересным и редким частям мугама. «Мансуровская» же школа игры является уникальной. Эльхан Мансуров - главный преемник Бахрама Мансурова. Стиль игры маэстро требует большой техники и владения разными штрихами мизраба, такими как «перванемизраб» или «алифмизраб». Здесь главное не скорость, а скорее выразительность игры с мизрабом. Этот стиль, который наиболее близок к пению газелей, требует придерживаться арузной метрики. Я записалaдиск с репертуаром, который изучала с Эльхан муаллимом. Диск называется «Təfəkkürsəyahəti» («Путешествие мысли»), и он доступен для прослушивания на моем сайте (https://polinadessi.com).

- Маэстро Вамиг Мамедалиев в одной из своих речей отмечал, что музыканты должны придерживаться классического стиля и доносить музыку до будущего поколения в «правильной форме». Вы также отдаете предпочтение классическому стилю исполнения. Каким образом можно, не изменяя классике, быть востребованным у современного слушателя?

- Мугам - это музыкальное искусство, требующее импровизации. Можно смело говорить о гибкости, которую допустимо использовать в качестве адаптации исполнения к определенной аудитории, в том числе и современной. Но импровизация, которая интересна и совсем не проста, удачно дается лишь тому исполнителю, который обладает прочным классическим фундаментом. Музыкантам, исполняющим мугам, обычно требуется 5-15 лет, чтобы овладеть классической формой. И только после этого они могут вносить какие-то изменения в эту форму, добавив в него свой собственный «barmaq» (палец), что означает у таристов наметить собственную манеру исполнения. Только обладая глубокими знаниями классической формы и имея достаточный жизненный опыт для передачи музыки, мугаматист сможет импровизировать, следовательно, затронуть сердце любого слушателя, ценителя классики или сторонника современных тенденций.

- Кто, на ваш взгляд, умеет грамотно импровизировать?

- Алим Гасымов. Если вы послушаете его ранние записи, то сможете прочувствовать, как точно он следует классической форме. Со временем это знание трансформировалось, переросло в его собственный стиль, и только после этого он создал совершенно новый способ пения мугама. Он полностью революционизировал этот древний музыкальный жанр. Теперь он поет так, что заставляет плакать людей независимо от их возраста, религии и происхождения. Если у музыканта нет такой классической основы, то исполнение искажает мугам. Мои учителя называют это «yamaq» (заплатка). Несомненно, можно позаимствовать части классической формы, добавить что-нибудь из музыки Ирана, Турции, Индии, джаза, чтобы угодить современному слушателю. Но будет ли в этой музыке эмоциональная и философская сила?! Сомневаюсь.

- «Философия мугама». Судя по названию диссертации, для вас важна основная мысль музыки. В чем же заключается философия древнего вида азербайджанского национального искусства?

- Философия мугама заключается в том, чтобы заставить людей задуматься о смысле жизни, о значении их существования. Думаю, что главная тема мугама - это «эшк» (eşq), которая является формой любви, нашедшей отражение в суфизме. Это любовь, которую можно интерпретировать как путь к правде, к совершенству. Слово «эшк» произошло от слова «ашега» - растение, которое поглощает то, что окружает его. Поэтому здесь речь идет о страстной любви и желании, которые преображают, дают силы преодолеть трудности, разочарование и пойти на жертву ради всего. Это эшк Меджнуна, влюбленного в Лейли, которая в его воображении является отражением Бога. Эта любовь может проявляться не только к человеку, но и к Богу, к родине... Мугамная музыка глубинно и весьма ощутимо передает значение слова «эшк». Слушая мугам, ты можешь пережить любовь, и тут вовсе не обязательны слова. В этом и заключается философия мугама. Эшк также является темой поэзии газелeй, которыeпоютcя в мугаме. Я провела много времени за беседами о философском мире поэзии газелей с такими выдающимися личностями, как Васим Мамедалиев (Allahrəhməteləsin), Валех Рагимов, Хаджи Агил Меликов, Тарлан Гулиев, Ильгар Фахми, Лале Элизаде.

- Ваша музыка любит тишину, уединение или шум зала, бурные овации?

- Золотая середина. Мугам нуждается в аудитории, потому что есть энергия, которая исходит от слушателей и может вдохновить вас во время выступления. Но нужно учесть один важный нюанс: исполнение мугама трудно представить без тесной, близкой, а еще точнее - духовной и очень сокровенной связи со зрителем. А слишком большая аудитория может вовсе и не дать этого эффекта.

- Эти слова напомнили одно из ваших высказываний «Мугам как молитва», а молитва сокровенна…

- Мугам - это выражение любви. Для меня это выражение любви к жизни. Это момент философского мышления («təfəkkür») - такого рода мышления, которое очищает нас и напоминает обо всем, за что мы можем быть благодарны. Когда я впервые приехала в Азербайджан, я была удивлена тому, что люди могут заплакать, слушая или просто говоря о мугаме. Думаю, при искренней молитве люди переживают те же чувства.

- Расскажите о ваших инструментах.

- У меня есть три тара: один для концертных выступлений и два для домашней практики. Концертный тар в мансуровском стиле с особым порядком струн, особым xərək (мостик) и отверстием в мембране. Эти особенности являются «секретами» мансуровской школы, которые меняют звучание инструмента. Игра на таре похожа на развитие отношений с человеком. Сначала вы должны привыкнуть к инструменту, тренироваться день и ночь, развивая свою технику, и получить мозоли на пальцах. Но вас это отнюдь не должно пугать. Вы должны научиться ухаживать за инструментом, чистить его, менять струны и т.д. И после всех совместно пережитых трудностей вы сможете выступать как одно целое! Поверьте, это удовольствие, которое стоит того. Я дала имена своим инструментам, потому что для меня они являются живыми проводниками в мир мугама. Мой концертный тар я назвала Симург - мифическая птица, которая является символом божественной красоты. Также у меня есть прекрасный азербайджанский инструмент - гавал. Одна из моих целей на будущее - научиться исполнять его фантастические ритмы.

- Два года назад Полина была нацелена на концерты в Европе, обучение собственных студентов и популяризацию тара в Канаде. Осуществились ли мечты и есть ли новые цели?

- Я побывала в разных городах США, Канады, Великобритании, Германии, Греции, где читала лекции, участвовала в конференциях, делала презентации о мугаме, играла на таре. К сожалению, из-за недостатка времени у меня нет своих студентов, но все еще впереди. Пока я сама обучаюсь мугаму.

- К вашим достижениям можно отнести и сотрудничество с Гарвардским университетом…

- Я защитилaдокторскую диссертацию в 2017 году в Университете Торонто и сразу после этого получилaстипендию в Гарвардском университете для написания книги об азербайджанском мугаме. В Гарвардском университете я читалaлекции об азербайджанском мугамe, проводилaмного времени в библиотеках и архивах. Мы также организовали конференцию, но, к сожалению, она отложена из-за нынешнего глобального кризиса, связанного с коронавирусом.

- Полина, в какой момент вы обрели себя и как распознали, что нашли именно свое? Что посоветуете молодежи, которая находится в поисках себя, как не потерять мотивацию и где черпать вдохновение?

- Я бы посоветовала молодым людям, которые пытаются обрести свой жизненный путь, быть любопытными ко всему окружающему и открытыми к новому. Мы живем в огромном мире с таким множеством различных культур, стилей жизни, искусств. Целой жизни не хватит, чтобы познать человечество во всем его разнообразии. В поиске себя всегда старалась вначале познать саму жизнь, отнестись к этому явлению многогранно и избегать стереотипного мышления. К сожалению, сегодня есть много факторов, которые отвлекают молодых людей от истинного. Они просто в какой-то момент упускают шанс понять свое настоящее увлечение в жизни. Поэтому нужно быть бдительным и очень внимательным к себе, своему внутреннему миру и желаниям. А мой главный совет молодым людям - ценить и беречь свое время, потому что время - это единственное, что мы не в силах остановить или вернуть.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

9