11 Июля 2020

Суббота, 15:00

ВАЛЮТА

ЭФФЕКТ БАБОЧКИ

Пандемия коронавируса может оказаться легкой разминкой перед экологическими последствиями деятельности человека

Автор:

15.05.2020

Каждый живущий на Земле рискует, зная, что вероятность наступления самого худшего для него как для отдельного человека невелика. При этом все повторяют про себя мантру «это не может случиться со мной». Такова всеобщая форма благодушия, которая позволяет Земле вращаться, а жизни - продолжаться. Директор Института Земли Колумбийского университета Джеффри Сакс заявлял: «Наиболее неотложной задачей является достижение устойчивого развития, что означает сочетание экономического развития, социальной справедливости и экологической устойчивости». Земля просто не способна выдержать темпы, которыми мы расхищаем ее ресурсы, и начинает демонстрировать эту неспособность.

 

В точке невозврата? 

В математике существует направление исследований, называемое теорией хаоса, в которой есть феномен, известный как эффект бабочки. Его суть состоит в том, что одно мелкое и на первый взгляд незначительное событие в сложной системе может инициировать важные события в других ее частях. Экологические последствия деятельности человека могут быть радикально негативными, перед которыми испытания на коронавирус окажутся легкой разминкой. Совокупный вес всех людей на Земле составляет 0,01% от веса всех живых существ. Но именно человек и его деятельность несут ответственность за исчезновение флоры и фауны, отмечали аналитики Всемирного экономического форума в докладе о природных рисках за 2020 год, который они подготовили совместно с экспертами PricewaterhouseCoopers (PwC) - международной сети компаний, предлагающих услуги в области консалтинга и аудита. 90% негативных изменений в природе за последние полвека они сгруппировали по пяти категориям - все из них так или иначе связаны с экономикой, политикой, потреблением и прочей активностью людей: перемены в использовании почвы и водных ресурсов; изменение климата; истощение природных ресурсов; загрязнение; распространение инвазивных видов, то есть «пришлых» для определенной территории или экосистемы организмов, появившихся там благодаря человеку и потенциально вредоносных.

Риски исчезновения видов для экономики вроде бы очевидны, но зачастую нам видна лишь часть всего масштаба, поскольку экологические проблемы могут быть запрятаны глубоко в логистическую и производственную цепочку, подчеркивают авторы доклада. Ранее эксперты Организации экономического сотрудничества и развития (объединяет 36 наиболее развитых стран) подсчитали, что лишь только деградация почвы приносит мировой экономике от 6 до $11 трлн. ежегодных убытков. Более фундаментальное значение имеет тот факт, что наша нынешняя экономическая модель разрушает природные экосистемы Земли. В XXI веке ключевыми ограничениями являются пресная вода, леса, пастбища, океанские рыбопромысловые зоны, биологическое разнообразие видов и состояние атмосферы Земли. Признаем ли мы, что у мира есть природные ограничители, и перестроим ли нашу экономику соответствующим образом или же будем по-прежнему усугублять экологические последствия нашего движения вперед до тех пор, пока не окажется, что поворачивать назад слишком поздно?

 

Вода иссякает

Хотя наши предки боролись с нехваткой воды со времен Древней Месопотамии, становящийся все более распространенным дефицит пресной воды является, возможно, самой недооцениваемой ресурсной проблемой, с которой столкнулся мир накануне нового тысячелетия. Об этом свидетельствуют как понижение уровней грунтовых вод, так и пересыхающие реки, которые не способны донести свои воды до моря. Поскольку потребление воды в мире с середины столетия утроилось, чрезмерное ее выкачивание привело к понижению уровней грунтовых вод на всех континентах. Одно из наиболее часто предлагаемых средств в связи с нехваткой воды - это введение цен на воду, взимание с потребителей достаточно высокой платы, чтобы быть уверенным, что эта вода используется эффективно. Хотя исследователи водных ресурсов в большинстве своем согласны с необходимостью перехода к этой системе, лишь немногие правительства стали проводить эффективную политику установления цен на воду. Взимание платы за воду позволяет увеличить применение в практике орошения таких устройств, как дождевальные установки, которые могут существенно повысить производительность по сравнению с традиционными поливом, методом затопления или поливом по бороздам, широко используемыми в настоящее время, особенно в Азии. Капельное орошение - технология, впервые примененная в Израиле, - неэкономично для использования на посевах зерновых, но для высокоценных фруктовых и овощных культур оно может сократить расход воды до 70%.

 

Леса болеют

Для дюжин цивилизаций древесина имела большое значение, и неспособность использовать леса рационально подорвала и уничтожила многие из них. С середины XX века спрос на пиломатериалы удвоился, спрос на дрова почти утроился, а использование древесины для производства бумаги увеличилось почти в шесть раз. Кроме того, леса вырубаются и расчищаются под участки, где селятся фермеры, которым вследствие роста населения не находится места в ранее освоенных для земледелия районах, а также для выращивания сельскохозяйственной продукции в коммерческих целях и для выпаса скота. В тропиках и субтропиках с усилением демографического давления все больше лесных участков расчищается для использования в сельскохозяйственных целях. Во многих регионах сочетание лесозаготовок и расчистки лесных участков под земледелие и скотоводство ухудшило состояние лесов до такой степени, что они стали уязвимыми для пожаров. Здоровый тропический лес не будет гореть. Но крупные массивы тропических лесов в мире уже перестали быть здоровыми.

 

Улов падает

Рыболовство как источник продовольствия исторически предшествовало сельскому хозяйству. Однако впервые устойчивых и даже высоких уловов в океанских рыбопромысловых зонах достигло именно наше поколение. И сегодня морские биологи сомневаются, что океаны смогут в дальнейшем обеспечивать устойчивые уловы рыбы, значительно превышающие уровень в 95 млн. тонн, которого удалось достичь в последние несколько лет. Если биологи правы, то спад в добыче морепродуктов в расчете на душу населения, начавшийся в конце XX века, будет сохраняться, пока не остановится рост населения. Тем, кто родился незадолго до 1950 года, довелось стать свидетелями удвоения добычи морепродуктов на душу населения, те же, кто появился на свет в последние годы, в течение своей жизни могут наблюдать сокращение этих цифр вдвое. В начале нового тысячелетия наступит поворотный пункт в океанском рыболовстве: сдвиг от изобилия к такой ситуации, когда пользующиеся спросом виды рыб окажутся в дефиците, цены на морепродукты будут расти и станут множиться конфликты между странами за доступ к промысловым зонам.

 

Скотоводство в ущерб

Хотя данные по пастбищному животноводству не столь точны, как по морскому рыболовству, известно, что площадь пастбищных угодий в мире примерно в два раза превышает площадь пахотных земель. При этом на них приходится большая часть производства потребляемых в мире говядины и баранины. К сожалению, как и в случае с рыболовством, чрезмерная эксплуатация ресурсов - в данном случае перевыпас скота стал сейчас скорее правилом, чем исключением. Поддержание в будущем стабильного производства мяса, молока, а также обеспечение традиционного образа жизни для народов, занимающихся животноводством, создадут еще большую нагрузку на пастбища, состояние которых и без того уже значительно ухудшилось. Таким образом, еще одна из наших основных систем обеспечения подвергнется разрушению под воздействием непрерывно расширяющихся потребностей человека. 

 

Биоразнообразие вымирает 

Возможно, самым наглядным показателем нынешнего состояния Земли является сокращающееся число биологических видов, которые живут вместе с нами на планете. В течение большей части истории эволюции число видов растений и животных постепенно возрастало, и сегодня мы наблюдаем чрезвычайно богатое разнообразие жизни на Земле. Вместе с тем сейчас мы находимся на ранних стадиях крупнейшего за 65 млн. лет вымирания растительной и животной жизни. В равной мере вызывает беспокойство и состояние животного мира. Из 9,6 тыс. видов птиц, обитающих на Земле, две трети переживают снижение численности, а 11% угрожает вымирание. Это вызывается в основном совокупностью таких причин, как изменение или уничтожение мест обитаний, чрезмерный отстрел охотниками и бесконтрольная интродукция экзотических видов. Из обитающих на Земле 4,4 тыс. видов млекопитающих, среди которых мы являемся лишь одним из них, 11% находятся под угрозой вымирания. Еще 14% могут попасть в эту категорию, если существующие тенденции будут продолжаться. Из 24 тыс. видов рыб, живущих в океанах и пресноводных озерах и реках, под угрозой вымирания находится уже одна треть. 

 

«Биовторжения» и концентрация СО2

Разворачивающаяся в последние десятилетия глобализация также ведет к уменьшению многообразия жизни на Земле. Бурно расширяющиеся торговля и туризм сломали экологические барьеры, существовавшие миллионы лет, что позволяет тысячам биологических видов - растениям, насекомым и другим живым организмам проникать на отдаленные территории, а нередко и полностью вытеснять местные виды и нарушать важные экологические процессы. Недавно такие «биовторжения» заставили отказаться от использования более чем 1 млн. пахотных земель в Южной Америке и опустошили рыбные угодья на озере Виктория в Восточной Африке. Возрастают также нагрузки на земную атмосферу. С расширением нашей глобальной экономики, основывающейся на использовании ископаемого топлива, выбросы углеродных соединений в атмосферу превысили способность природных систем связывать углекислый газ. По мнению ведущих ученых, концентрация СО2 и других парниковых газов стала причиной повышения температур в течение нынешнего столетия. Если мир будет по-прежнему ориентироваться на использование ископаемого топлива, то согласно прогнозам концентрация СО2 в атмосфере уже в 2050 году вдвое превысит уровень, отмечавшийся до начала промышленной эры, что приведет в 2100 году к повышению средней температуры поверхности Земли на 1-3,5о С. Это, как ожидается, повлечет за собой более серьезные климатические последствия, включая более разрушительные бури и наводнения, а также таяние ледников и повышение уровня воды в океанах.

 

Устойчивая «экоэкономика»

Экономика может быть экологически устойчивой только тогда, когда она подчиняется принципам устойчивости - принципам, корни которых уходят в экологическую науку. В устойчивой экономике улов рыбы не превышает воспроизводственные возможности промысловых зон, количество выкачанной из-под земли воды не превышает восстановление запасов подземных вод, эрозия почв не превышает естественные темпы почвообразования, вырубка деревьев не превосходит посадку новых, а выбросы соединений углерода в атмосферу не превышают ее природную способность связывать углекислый газ. Устойчивая экономика не уничтожает виды растений и животных быстрее, чем появляются новые виды.

Когда становится очевидно, что в долгосрочном плане существующая модель промышленного развития нежизнеспособна, возникает вопрос: как могла бы выглядеть экологически устойчивая экономика? Поскольку нам известны фундаментальные ограничения, с которыми сталкивается сейчас мир в своем развитии, и некоторые из имеющихся технологий, мы можем описать эту новую экономику в общих чертах, если не в деталях. В ее основах лежит новый принцип, предусматривающий переход от одноразового расходования природных ресурсов к такому их расходованию, которое основывается на использовании возобновляемых источников энергии и на постоянном повторном использовании материалов и переработке промышленных отходов. Это экономика с использованием солнечной энергии, с преимущественным использованием велосипедов и железных дорог для передвижения людей, с повторным использованием материалов и переработкой промышленных отходов. Экономика, в которой энергия, вода, земля и материалы будут использоваться гораздо более эффективно и рационально, чем это делаем мы сегодня.

 

Переосмысление прогресса…

Считается, что наша экономика, опирающаяся на информатизацию, способна развиваться независимо от глобальной экосистемы Земли. Самодовольство, отраженное в этом взгляде на будущее, приводит к тому, что упускаются из виду наша постоянная зависимость от природного мира и обусловленная этим уязвимость перед стихийными бедствиями. Это мнение также приводит к тому, что внимание сосредоточивается на экономических показателях, при этом в значительной мере недооцениваются экологические показатели, свидетельствующие о физической деградации Земли. Такой взгляд опасен, потому что может помешать реструктуризации экономики, необходимой для продолжения экономического прогресса. Если нам необходимо построить экологически устойчивую экономику, мы должны выйти за рамки традиционных экономических показателей прогресса. Если мы добьемся, что в следующем столетии в каждом доме будет по компьютеру, но при этом уничтожим половину всех обитающих на Земле видов растений и животных, это вряд ли можно будет назвать экономическим успехом. И если мы вновь увеличим в четыре раза размеры глобальной экономики, но многие из нас будут голодать еще больше, чем наши предки, занимавшиеся охотой и собирательством, то мы не можем заявить, что XXI век был успешным. 

Одним из первых шагов в переосмыслении прогресса должно стать признание того, что мы являемся первым поколением, которое может реально способствовать тому, чтобы сделать планету пригодной для жизни следующих поколений. Мы приобрели эту способность не благодаря сознательному выбору, а в результате развития глобальной экономики, выходящей сейчас за пределы возможностей поддерживающих ее экосистем. По существу, мы приобрели способность изменять природные системы Земли, но отказались принять на себя ответственность за это. Мы живем в мире, одержимом озабоченностью настоящим. Сосредоточивая внимание на ежеквартальных отчетах о прибылях и убытках, мы ведем себя так, будто у нас нет детей. Короче говоря, мы утратили чувство ответственности перед грядущими поколениями. Родители повсюду проявляют заботу о своих детях. Стремясь обеспечить им лучшую жизнь, они вкладывают средства в образование и медицинское обслуживание. Но если мы сейчас не примем на себя ответственность за эволюцию глобальной экономики, может оказаться, что наши краткосрочные вложения в будущее наших детей будут стоить немного, поскольку главным наследием, которое мы передадим им, окажется мир, разрушенный в экологическом отношении, со спадом в экономике и распавшимися социальными связями. Мы знаем, что нам нужно делать. Мы представляем себе, какой должна быть реструктурированная экономика - экономика, которая обеспечит экономический и социальный прогресс. Задача заключается в том, чтобы мобилизовать общественную поддержку для такой трансформации экономики.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

22