16 Июля 2020

Четверг, 19:02

ВАЛЮТА

В СЛУЧАЕ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ

Пандемия не изменила принципы государственных заимствований в Азербайджане

Автор:

15.06.2020

Пандемия коронавируса и карантинные меры, введенные для ее сдерживания, стали таким резким и масштабным шоком для мировой экономики, что выход из глубокой рецессии вряд ли возможен в ближайшие пару-тройку лет. Получив отрицательную динамику ВВП и столкнувшись с необходимостью восстановления большинства отраслей экономики, многие страны мира, исчерпав внутренние ресурсы, идут на наращивание государственного долга. Причем как бы это парадоксально ни звучало, порой заимствуют друг у друга. Но справедливости ради отметим, что по большей части страны обращают свой взор на международные финансовые институты.

Между тем Азербайджан собирается продолжать борьбу с COVID-19 исключительно за счет собственных средств, а если одалживать деньги у международных финансовых институтов (МФИ), то, как и раньше, лишь на важные экономические проекты. 

 

Безвыходное положение

Согласно прогнозу Всемирного банка (ВБ), опубликованному в июньском обзоре «Перспективы мировой экономики», в 2020 году мировой ВВП сократится на 5,2% - это максимальные цифры со времен Второй мировой войны. При этом снижение объема ВВП на душу населения, как ожидается, затронет наибольшую с 1870 года долю стран.

Экономическая активность в развитых странах в этом году, вероятно, сократится на 7% на фоне серьезных потрясений, затронувших внутренний спрос и предложение, торговлю и финансы, отмечают в ВБ. Глобальный показатель дохода на душу населения, как ожидается, сократится на 3,6%, что ввергнет миллионы людей в крайнюю бедность.

В принципе это ожидаемая картина - «благодаря» пандемии почти половину этого года мировая экономика практически полностью простаивает. При этом доходы ряда сфер (к примеру, туризма, авиации) вообще вряд ли будут восстановлены на прежнем уровне даже после полного снятия ограничительных мер. И, наконец, при всем этом многие правительства взяли на себя частичное или полное компенсирование населению потерю постоянного заработка и решение других социальных проблем. То есть налицо нарушение главного правила поддержания баланса в экономике - соотношения расходов к доходам. А что приходится делать, когда доходов нет, а тратить надо? Брать в долг.

Надо сказать, размер мирового долга и до пандемии рос как на дрожжах, и, по подсчетам экономистов Института международных финансов (Institute of International Finance, IIF), в прошлом году достиг рекордных $255 трлн. Правда, в этот показатель входят заимствования не только на государственном уровне, но и банков, нефинансовых корпораций и домохозяйств. Но факт налицо: в настоящий момент мировой долг на 40%, т.е. почти вдвое, превысил показатель на начало финансового кризиса 2008 года.

Причем, по данным IIF, больше всего выросла закредитованность мировых правительств - на $4,3 трлн. (с 2007 по 2019 год долговая нагрузка увеличилась почти вдвое - с $35 трлн. до $70 трлн.). 

И на фоне распространения коронавируса долг, естественно, продолжает расти. Так, в марте объем валового госдолга достиг рекордной отметки - более $2,1 трлн. Это вдвое больше среднемесячного показателя за 2017-2019 годы ($0,9 трлн.).

По подсчетам IIF, если чистые госзаимствования превысят уровень 2019 года вдвое, а спад в мировой экономике составит 3%, размер общемирового долга может достигнуть отметки, эквивалентной 342% глобального ВВП.

Надо сказать, США уже на днях объявили о том, что внешний долг Соединенных Штатов достиг рекордной отметки в $26 трлн., - это связывается с действиями, предпринимаемыми для борьбы с коронавирусом. При этом только с 5 мая долг увеличился на $1 трлн. 

Государственные долги ряда европейских стран также бьют рекорды, серьезно влияя на общие экономические настроения в еврозоне. И если ситуация критична в столь развитых странах, легко представить, в каком коллапсе находятся государства с развивающейся экономикой, которые и так сильно зависят от внешних заимствований. Ведь параллельно с навалившимися проблемами из-за пандемии приходится продолжать платить по долговым счетам.

Правда, следует признать, что с самого начала коронакризиса все ведущие международные финансовые институты объявили о программах помощи бедным странам. Так, страны G20 договорились об отмене платежей по долгам для большой группы бедных стран с мая до конца года. Это решение включает в себя выплату долгов правительствам G77 из стран «двадцатки». Это означает, что государство может мобилизовать свои средства на борьбу с вирусом, а не тратить их на погашение долгов, как минимум, в ближайшие несколько месяцев.

Всемирный банк договорился об отмене долга 76 стран - членов Международной ассоциации развития, а Международный валютный фонд принял решение об освобождении от долга 25 беднейших стран и выдал срочные кредиты 16 странам на общую сумму $3,8 млрд., выразив готовность также открыть кредитные линии на $100 млрд.

К слову, в ряде постсоветских стран, сильно зависимых от внешних кредитов, решение МВФ вызвало большие недовольства работой правительств. Дело в том, что из постсоветского пространства в этот список попал лишь Таджикистан, хотя ситуация, к примеру, в таких странах, как Украина, Грузия, Армения, тоже, мягко говоря, тяжелая. Так, судя по прогнозам экспертов, Армении придется пойти на дополнительное внешнее заимствование минимум $0,5 млрд., причем до пандемии уровень госдолга этой страны уже превышал 50% его ВВП. В Грузии это соотношение тоже вплотную приблизилось к установленному на законодательном уровне лимиту в 60%. И эксперты в этих странах открыто выражали недовольство тем, что правительствам не удалось попасть в списки «поблажек» со стороны МФИ. 

Понятно, что такое обрастание долгами крайне нежелательно для любого государства в любое время. Однако пандемия и вызванная ею рецессия усугубляют ситуацию тем, что возврат этих долгов может надолго отсрочить многие экономические планы правительств и оттянуть восстановление после кризиса. 

 

Азербайджанский прагматизм

На этом фоне, естественно, интересна ситуация в Азербайджане. К сожалению, рецессии по итогам 5 месяцев в экономике страны избежать не удалось. Впервые за долгие годы экономика ушла в минус - спад ВВП в январе-мае составил 1,7%, при этом ненефтяной сектор продемонстрировал спад на 2,1%. «Мы ждали, что уже по итогам 4 месяцев экономика продемонстрирует спад из-за коронавируса. Однако по итогам 4 месяцев рост ВВП составил 0,2%. Но по итогам 5 месяцев спад был прогнозируемым и составил 1,7%», - сказал, комментируя ситуацию, президент Азербайджана Ильхам Алиев. Вместе с тем в бочке дегтя есть и ложка меда: рост промпроизводства в ненефтяном секторе составил 14%, АПК - 3,6%, инфляцию удалось сохранить на уровне ниже 3%. 

Глава государства добавил, что власти Азербайджана направят свыше $2 млрд. на поддержку населения и экономики, пострадавших от коронавируса, и еще раз подчеркнул, что в условиях распространения коронавируса в Азербайджане основной задачей являлось обеспечение здоровья населения.

Собирается ли Азербайджан просить помощи для борьбы с COVID-19? Однозначно нет. «По оценкам МФИ, свыше 150 стран обратилось к ним за финансовой помощью в рамках борьбы с коронавирусом. Однако Азербайджана нет в их числе. Мы ни у кого не просим помощи, не хотим кредиты», - сказал Ильхам Алиев.

То есть, как и до пандемии, страна будет привлекать кредитные ресурсы только на реализацию высокотехнологичных проектов и на выгодных для себя условиях.

Отметим, что Азербайджан уже многие годы занимает одну из лучших позиций среди развивающихся стран по показателям внешней задолженности. Еще в период глобального финансового кризиса 2008 года правительство стало проводить весьма консервативную политику в отношении заимствований, благодаря чему по показателю совокупного внешнего долга (total external debt) по отношению к ВВП Азербайджан за последнее десятилетие занял одну из лидирующих позиций на постсоветском пространстве. Более того, по этому параметру показатели нашей страны оставались одними из самых лучших в регионе Центральной и Восточной Европы.

Еще до пандемии эксперты ВБ, МВФ, Азиатского банка развития  (АБР) и ряда других МФО отмечали, что текущее состояние внешнего долга Азербайджана вполне позволяло его немного нарастить. Так, на состояние 1 января этого года общий госдолг по итогам прошлого года (16,9 млрд. манатов) чуть больше 20% ВВП страны. При этом в структуре госдолга внешние заимствования составили 91,6%. Однако в рамках утвержденной главой государства 24 августа 2018 года «Среднесрочной и долгосрочной стратегии управления госдолгом» перед правительством была поставлена задача в ближайшие годы снизить уровень внешнего долга вообще до 10% от ВВП, на 2025 год этот показатель должен был составить 12% ВВП. 

Более того, ситуация в Азербайджане с обслуживанием госдолга вполне удовлетворительная. В прошлом году на эти цели в расходной части госбюджета было предусмотрено 6,2%, что в разы меньше установленного лимита в 15%. Кстати, в отличие от наших соседей, лимит госдолга в Азербайджане установлен в размере 30% по отношению к ВВП. 

 

Сотрудничество продолжится

Тем не менее, как сказал недавно журналистам министр финансов Азербайджана Самир Шарифов, в стратегию по управлению госдолгом придется внести некоторые коррективы после проведения соответствующего исследования в этой области. «Мы подготовим наши предложения на этот счет и представим их правительству, а затем президенту», - отметил глава Минфина.

Дело в том, что на борьбу с коронавирусом и обеспечение необходимого социального пакета в период карантина Азербайджан извне средства привлекать не будет. Однако сотрудничество с МФО для дальнейшего восстановления и развития экономики, с учетом образовавшихся проблем и в довесок низкими ценами на нефть, целесообразно. Взятые у МФО кредиты привлекательны не только низкими процентами и длительными сроками возврата. Они, прежде всего, создают более совершенные условия для технической реализации проектов и обеспечивают прозрачный контроль над расходованием заемных средств. Это особенно актуально при реализации масштабных и капиталоемких инфраструктурных проектов - строительства электростанций, прокладки ЛЭП, трубопроводов, дорог, каналов и т.д.

Именно такова и была тема переговоров с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) и Азиатским банком развития, проведенных в период карантина президентом Ильхамом Алиевым в формате видеоконференции. 

Так, ЕБРР выразил готовность активно кредитовать проекты в государственном и частном секторах Азербайджана. «В частности, в ближайшие несколько недель мы выделим 20 млн. евро на 5 проектов. Кроме этого имеется договоренность с Центральным банком Азербайджана о своп-операции на сумму $50 млн.», - отметил в ходе видеоконференции глава банка Сума Чакрабарти.

По его словам, если в 2019 году объем инвестиций ЕБРР в Азербайджан был на низком уровне (17 млн. евро), то в 2020 году банк готов вложить более $250 млн. Из них $150 млн. - это инвестиции в проект «Зеленый город». «Кроме этого мы готовы вложить 100-200 млн. евро в проекты в сфере улучшения электроэнергетической сети. Также готовы профинансировать проекты в сфере возобновляемых источников энергии, приватизации госкомпаний, готовы осуществить пилотный проект в сфере орошения, оказать коммерческим банкам в Азербайджане техническую помощь, готовы работать с субъектами малого и среднего бизнеса с целью диверсификации экономики», - отметил глава ЕБРР. 

Президент И.Алиев же выразил заинтересованность Азербайджана в финансировании совместно с ЕБРР проектов по улучшению системы орошения в сельском хозяйстве, а также подчеркнул готовность страны обсуждать с ЕБРР декоммерциализацию деятельности госкомпаний, в том числе их частичную приватизацию.

Другой международный банк, с которым у Азербайджана 20-летний опыт сотрудничества, - АБР, также готов оказать поддержку диверсификации экономики и ее восстановления после пандемии, заявил глава банка Масацугу Асакава.

Для нашей страны главным пунктом в дальнейшем заимствовании из Азиатского банка являются проекты в сфере агропромышленного комплекса. Так, Азербайджан планирует привлечь кредит Азиатского банка развития в размере около $100 млн. на улучшение системы ирригации в Нахчыванской Автономной Республике. Более того, Ильхам Алиев предложил АБР рассмотреть возможность участия в финансировании проектов по улучшению системы ирригации на всей территории Азербайджана. «У нас потери воды составляют 40-50% и это очень нас беспокоит. Для решения проблемы в Азербайджане создана специальная комиссия, которая проводит анализ и в течение нескольких месяцев предоставит информацию о том, в каких направлениях нужны инвестиции. Кроме этого планируем принять Госпрограмму развития орошения и ирригации», - отметил он.

Азербайджан и до этого прикладывал максимальные усилия для ускоренного развития АПК, а пандемия, карантин, закрытие границ и приостановка экспорта ряда продовольственных товаров со стороны некоторых стран и вовсе вывели этот процесс в ряд первоочередных. 

В любом случае, все эти переговоры еще раз доказывают, что в политике привлечения и распределения внешних заимствований будут продолжать доминировать принципы крайней необходимости и стратегической важности проектов. В этом смысле ожидать серьезного роста внешнего долга Азербайджана в постпандемический период не стоит - столь тщательный отбор проектов и организаций-кредиторов попросту не позволит правительству дойти до какой-либо тревожной черты.


РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

11