1 Октября 2020

Четверг, 19:26

ВАЛЮТА

ТРОЙНОЙ ЮБИЛЕЙ

Наталья БАЛИЕВА: «Хочу, чтобы у всех нас была возможность заниматься своим и, главное, любимым делом»

Автор:

01.09.2020

Наталья Балиева - заслуженная артистка Азербайджана, актриса Азербайджанского государ-ственного академического русского драматического театра им. С.Вургуна, выпускница Ярославского театрального училища (1975). В этом году ей исполняются 65 лет со дня рождения и 45 лет - профессиональной сценической деятельности. За годы служения в театре актрисой создано 60 разноплановых образов из пьес классического и современного репертуара. По жанру это комедии, драмы и мелодрамы. Актриса создавала характеры сильных волевых женщин, которые точно знали, чего хотят. Среди них Комелькова в спектакле «А зори здесь тихие...», Капочка  («Праздничный сон до обеда»), Шурочка (А.П.Чехов, «Иванов»), Марианна  (Ж.Б.Мольер, «Тартюф»), Херарда (Л. де Вега, «Хитроумная влюбленная»),  Шарлотта (Ж.Кокто, «Священные чудовища»), Полина Андреевна (А.П.Чехов, «Чайка») и др.

Когда в семье рождается девочка, которая, едва достигнув 3-летнего возраста, начинает примерять мамины наряды, а из шарфов и накидок сооружать на голове что-то немыслимое, то взрослые, потешаясь, говорят: «Артистка растет». Примерно так было и в семье Ермолаевых, где родилась Наташа БАЛИЕВА. Ее память запечатлела воспоминания, которые связаны с первыми попытками преобразить себя, почувствовать кем-то другим.

- Я выросла в доме, где не было газа, зато была печь, которую топили дровами. И, уединившись в комнате, где, потрескивая дровами, стояла печь, я, набрасывая накидку на голову, воображала себя королевой, а повязав ее вокруг себя - становилась служанкой.

К слову, воспоминания многих актрис связаны именно с такими моментами детских ролевых игр, которые потом перерастали в интерес и активное самовыражение через кружки школьной самодеятельности. Так оно было и у Натальи Геннадьевны. Училась она в школе хорошо, одинаково легко усваивая и точные, и гуманитарные науки. А родители Наташи смотрели на дочкины увлечения творчеством как на забаву, свойственную всем детям.

- Мама хотела, чтобы я стала врачом, потому что я с детства любила «лечить» и раненых птичек, и домашних животных. С удовольствием возилась с ними, накладывая повязки, смазывая раны. Папа же считал, что я могу стать очень хорошим экономистом.

- Почему?

- Наверное потому, что, будучи еще старшеклассницей, я умела очень разумно «организовать» семейный бюджет. Папу это восхищало, вот он и пророчил мне «экономическое» будущее!

Однако дочь рассудила по-своему и по окончании средней школы отправилась из Самары в Ярославль покорять совсем не экономические и медицинские вершины, а театральные. К своим неполным 17 годам девушка была чудо как хороша и поражала воображение не только превосходными внешними данными, но и жестким целеустремленным характером. Однако на вступительных экзаменах свое волнение приравнивает к состоянию человека, испытывающего страх.

- Курс набирал Сергей Константинович Тихонов. Он ученик Веры Пашенной. И уже одно это повергало в трепет и страх!

Вера Пашенная - ведущая актриса Малого театра России, живая легенда русской сцены, которую люди советского периода могут помнить по фильмам «Васса Железнова» и  «Волки и овцы». Она была олицетворением русской театральной психологической школы, и, конечно же, ученик ее, набиравший курс, воспринимался абитуриентами как непререкаемый авторитет. Однако, несмотря на страхи и волнение, абитуриентка Наталья Ермолаева успешно выдержала вступительные экзамены и была принята на первый курс факультета «актер драматического театра». Нетрудно себе представить, какие чувства испытывала девушка, попав к такому педагогу и в такое престижное учебное заведение!

- На курс, состоящий из двух групп, были приняты 54 человека. К моменту выпуска нас осталось всего 16…

Как это обычно и бывает в творческих вузах России, студента, не соответствующего выбранной профессии, отчисляют. И в этом высшее проявление гуманности. Лучше дать человеку возможность пересмотреть свою будущую профессиональную деятельность, чем отпускать его в жизнь, обрекая на драматические изломы судьбы, которые непременно случатся и случаются, потому что обусловлены комплексами профессиональной неполноценности.

- Курс у нас был замечательный: русские, украинцы, литовцы… Нас объединяла любовь к избранной профессии, которая позволяла заниматься и коллективным, и индивидуальным творчеством. Она (профессия) обещала нескучную жизнь, связанную с вечным движением вперед.

- Вы и в театр пришли с таким ощущением: творчество - это содружество не только людей, но и профессиональных мыслей, коллективного исследования и творчества?

- Конечно! Да, так оно и было. Когда мы с Юрой пришли в начале сезона 1975-1976 гг. в наш театр, то оказались в числе самых молодых актеров, получивших театральное образование в российском театральном училище. Мы с Юрой и актриса Нина Яровацкая.  Это потом уже, через год, пришла Шура Никушина, потом - другие.

- И как вам жилось в театре?

- Да замечательно жилось! Интересно! Мы получали роль и тут же начинали сообща анализировать характер персонажа, выискивать в этом характере какие-то особенности, нюансы, выявлять причины и связи конфликтных отношений персонажей…

Надо сказать, что оказались они в Русском драматическом театре имени С.Вургуна не по распределению, а по воле судьбы. В советские годы выпускников вузов, в том числе и творческих, обеспечивали работой. То есть трудоустраивали. У молодых супругов Натальи и Юрия Балиевых, которым после выпуска руководство театров - Вологодского и Алматинского русского - предлагало место в труппе, была возможность выбрать Вологду или Алматы. Молодая супружеская пара, сложившаяся в период своей ярославской студенческой жизни, выбрала Алматы. Летом они приехали в Баку, надеясь провести свои последние каникулы у моря, погостить у Юриной мамы, а затем отправиться по месту распределения. Но мама Юры была больна и оставить ее одну в этот период было бы неправильно. Балиевы отправились в Русский драматический театр и попали на прием к главному режиссеру.

- Главным тогда был Энвер Меджидович Бейбутов. Мы сыграли ему и художественному совету отрывки из дипломных спектаклей «Два веронца», «Прошлым летом в Чулимске», «Женитьба Бальзаминова» и были приняты в труппу театра. Юра тут же отправился в Москву, в Министерство культуры, чтобы переоформить направление, полученное в Алматы, на адрес Бакинского русского драматического театра имени С.Вургуна.

Вот так сезон 1975-1976 гг. открыл для супругов страничку семейной профессиональной летописи. Их тут же загрузили работой: и вводами в идущие спектакли, и новыми ролями.

- У вас ностальгия по прошлому?

- Нет. Скорее по настоящему. У каждого времени свое право на действие. Так вот, говоря о Театре в настоящем времени, я говорю о том, что мне не хватает Театра как профессии. Это и есть ностальгия по настоящему. И все чаще приходят мысли о том, что профессия актрисы - это очень зависимая профессия. Она зависит от многих моментов и факторов ежедневной человеческой, а не профессиональной жизни.

- Вы 45 лет на театральной сцене, но за эти годы у вас как-то не случилось большого романа с кино и со средствами массовой информации...

- Да. Это правда. В кино от силы шесть или семь работ. Не густо. Да я, если признаться, не очень люблю сниматься. В театре, если сегодня что-то не доиграл, то завтра это можно исправить. А в кино, увы, уже никогда. Что касается средств массовой информации, то и здесь сработала установка, данная педагогами и системой Станиславского, - ценить искусство в себе, а не себя в искусстве. Это сейчас не зазорно и даже модно заниматься самопиаром, а когда мы с мужем начинали в этой профессии, этого не было. Нас вообще учили тому, что настоящий художник должен быть скромным. Скромность украшает. Мы так с моим мужем и строили нашу жизнь: человеческую и профессиональную.

- Жалеете, что в свое время не стали более предприимчивой?

- Это не имеет смысла. 

- Чего вы хотите для себя сегодняшней?

-  Хороших ролей, с интересными характерами и сложными судьбами героинь. Героинь, которым есть о чем говорить со зрителем, так говорить, чтобы быть в состоянии непрерывного диалога, чтобы тема этого диалога была захватывающей для обеих сторон. Хочу приходить в театр, как в дом родной, и видеть лица людей, которых я знаю и с которыми делю творчество. Я хочу быть уверенной в том, что на сцену вместе со мной сегодня и завтра будут выходить люди, владеющие профессией, и на них можно положиться как на партнеров, потому что они способны профессионально откликаться на любой твой посыл во время действия спектакля.

 - А если бы вам предложили роль в спектакле совсем неопытного режиссера, скажем, вчерашнего выпускника вуза, как бы вы к этому отнеслись?

- Да с удовольствием и радостью! Я готова к любой авантюре!

- Кого хотели бы сыграть в настоящий период вашей жизни?

- Да неважно кого: лишь бы играть, лишь бы работать, лишь бы выходить на сцену. Я ведь не нахожусь в периоде физической дряхлости и чувствую себя в хорошей физической форме!

- Ваше 45-летнее пребывание на сцене случилось в год, когда театру должно исполниться сто лет. И несмотря на то, что юбилей театра в декабре, скажите, чего бы вы пожелали себе, своим коллегам и руководству театра?

- Я не буду оригинальничать и скажу то, что думаю и чувствую. Себе? Новых ролей и нового отношения режиссеров к себе. Коллегам? Тем, кто, как и принято в нашей профессии, готов жертвовать всем и постоянно «умирать» в искусстве не ради себя, а ради искусства и зрителя, я желаю хорошего творческого и профессионального сумасшествия, которое всегда перерастает в любовь и профессиональную одержимость. А вот тем, кто не способен на «жертву», не понимает, что такое быть одержимым творчеством и любовью к этому процессу, я желаю просто бежать из театра без оглядки и как можно быстрее. Иначе жизнь так и пройдет мимо. Впустую. То есть - никак. Руководству и всем нам, одержимым Театром, я желаю долгих лет творческой жизни, здоровья и любви зрителей. Настоящей, искренней любви, которая будет создавать у театральных касс очереди, в зале - постоянные аншлаги. Еще я хочу, чтобы больше никто никуда не уезжал, и чтобы не было ни войны, ни коронавирусов, ни кризисов, ни катаклизмов. Хочу, чтобы у всех нас была возможность заниматься своим и, главное, любимым делом. Всегда! Пока мы живем…



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

17