6 Марта 2021

Суббота, 18:17

ВАЛЮТА

ЗАВТРА НАСТУПАЕТ СЕГОДНЯ

Совершенно очевидно, что переговоры по карабахскому урегулированию если и продолжатся, то прежними никогда не будут

Автор:

01.12.2020

Историческая победа азербайджанской армии над армянскими оккупационными силами создала новую реальность в регионе Южного Кавказа. Говоря словами президента Ильхама Алиева: «Сегодня реалии изменились. Мы неоднократно слышали о том, что есть реалии, которые вы должны учитывать. Хорошо. Мы изменили реалии».

 

Вспоминая Мадридские принципы

Долгие годы перспективы переговорного процесса в рамках нагорно-карабахского урегулирования достаточно скептически оценивались как социумом конфликтующих сторон, так и международной общественностью. Как известно, в основе переговоров при модераторстве Минской группы ОБСЕ все последние годы было обсуждение Мадридских принципов, взятых за основу для урегулирования. 

Напомним, что эти самые принципы были переданы президентам Азербайджана и Армении на саммите ОБСЕ в 2007 году. Они, в частности, предполагали возвращение под контроль Азербайджана территорий вокруг Нагорного Карабаха и предоставление региону временного статуса, предусматривающего гарантии безопасности и автономии. В документе также оговаривались создание коридора между Арменией и Нагорным Карабахом, определение в будущем окончательного юридического статуса Нагорного Карабаха в рамках голосования, право всех беженцев и перемещенных лиц вернуться домой и международные гарантии безопасности, включая миротворческую операцию.

Азербайджан в целом поддержал основные положения документа, армянская же сторона подошла к нему как к незаконченному, в который еще можно внести существенные корректировки. Тем самым Ереван уклонился от обсуждения его конкретных пунктов.

Одновременно Армения пыталась наращивать военную составляющую своей политики. Усиление укреппозиций на линии прекращения огня, модернизация существующей прифронтовой инфраструктуры и фактически регресс в переговорном процессе позволяли прийти к выводу, что политическое руководство Армении не только не готово идти на компромиссы, но и не намерено возвращать в какой бы то ни было форме насильственно удерживаемые азербайджанские территории. Косвенно это подтверждалось тем, что географические названия и топонимы всех этих территорий стали арменизироваться, некоторые населенные пункты начали заселяться прибывшими сюда этническими армянами. Началось активное хозяйственное освоение оккупированных земель, велось строительство инфраструктурных объектов. В Армении печатались карты, на которых линия прекращения огня стала обозначаться, как «внешняя граница Арцаха». Более того, армянские аналитики в своих рассуждениях дошли до того, что даже вокруг нее необходимо создать демилитаризованную «санитарную зону» глубиной 50 км. А для этого путем постоянных обстрелов и террора мирных жителей прифронтовой зоны Азербайджана заставить их переехать из родных мест вглубь азербайджанской территории.

Кроме того, в Ереване не скрывали территориальных претензий и по отношению к части Геранбойского района Азербайджана, которую продолжают считать территорией бывшего Шаумяновского района. Кстати, никогда не входившего в зону административных границ бывшей Нагорно-Карабахской автономной области.

 

«План Лаврова», которому не суждено было сбыться миром

Такое циничное и наглое поведение армянских властей можно объяснить их тогдашней уверенностью, что ни сопредседатели Минской группы, ни ведущие центры мировой политики никогда не согласятся с желанием Азербайджана силовым путем освободить оккупированные территории. Вместе с тем Ереван делал ставку на поддержку Москвы, на некие союзнические обязательства, по которым, по его мнению, Россия должна будет выступить на стороне Армении.

Ситуация стала меняться после 2014-2015 годов, когда правительство С.Саргсяна, при конфронтации между Западом и Россией по украинской проблематике, пошло на сближение с Евросоюзом. Москву также заметно раздражало открытое недовольство Еревана поставками Азербайджану российской военной техники в 2011-2014 годах. В результате, когда в апреле 2016 года в зоне конфликта произошли военные действия, впервые за долгие годы Россия не вмешалась и не поддержала Армению ни прямо, ни косвенно, что вызвало негативную реакцию в Ереване.

Армения пропустила момент, когда Азербайджан превратился в очень перспективного для Москвы партнера - не только в экономике, но и во внешней политике. При этом для Москвы важно было сохранить равнопартнерские отношения как с Баку, так и с Ереваном и в то же время изменить статус-кво в зоне конфликта в соответствии с новыми реалиями.

Именно после апреля 2016 года состоялись переговоры сторон при посредничестве Минской группы ОБСЕ в Вене и Санкт-Петербурге. Москвой был предложен вариант частичного решения конфликта, очень напоминающий так называемую «казанскую формулу», рекомендованную на встрече президентов Азербайджана и Армении еще в 2011 году в Казани. 

Суть ее примерно в том, что Армения возвращает территории вокруг Нагорного Карабаха, а в ответ Азербайджан демилитаризует данные территории и разблокирует коммуникации, ведущие в Армению. Кроме того, в освобожденные районы возвращаются вынужденные переселенцы и решаются вопросы безопасности как азербайджанского, так и армянского населения, в том числе путем введения в регион миротворческих сил. 

В нынешнем виде эти предложения получили название «план Лаврова». Российский министр озвучивал их на встречах с руководством конфликтующих сторон вплоть до того времени, пока в результате «бархатной революции» к власти в Армении не пришло правительство во главе с Николом Пашиняном. 

В декабре 2019 года теперь уже премьер-министр Армении Никол Пашинян в одном из своих выступлений раскрыл некоторые детали чернового варианта плана, переговоры по которому вело правительство Саргсяна в последние годы. Он сказал, что в нем содержатся неприемлемые для Армении пункты, связанные с возвращением Азербайджану пяти районов вокруг Нагорного Карабаха, а впоследствии и двух районов между Нагорным Карабахом и Арменией. Позже это подтвердил и секретарь Совета безопасности сепаратистского режима в Карабахе Самвел Бабаян: «Что бы он (Серж Саргсян) ни говорил, сегодня у нас под рукой есть документы, вокруг которых они вели переговоры. Очень ясно и четко говорится, что сдаем пять районов, потом два района, потом один коридор, а урегулирования карабахского конфликта не видно».

Таким образом, и Пашинян, и Бабаян прямо или косвенно подтвердили, что российские предложения в переговорном процессе занимали центральное место, а основным противодействующим фактором в реализации этих предложений была армянская сторона. Для Еревана любой прогресс в переговорах мог означать потерю контроля над оккупированными территориями без явных признаков решения нагорно-карабахской проблемы исключительно в интересах армянской стороны. 

 

Переговорный процесс в 2019-2020 годах

В июле текущего года после обострения ситуации на азербайджано-армянской границе в районе Товуза глава МИД России С.Лавров фактически обвинил Ереван в провоцировании напряженности. «Своего рода спусковым крючком послужил и географический фактор: решение армянской стороны реанимировать старый приграничный КПП, расположенный в 15 км от экспортных азербайджанских трубопроводов, вызвало повышенное беспокойство одних, неоправданную ответную реакцию других и в итоге запустило маховик противостояния с самыми непредсказуемыми последствиями», - сказал он.

Все предшествующие контрнаступлению Азербайджана недели российская сторона активно готовила платформу для переговоров. Однако практические шаги армянской стороны свидетельствовали, что Ереван не нацелен на достижение реальных результатов. 

В эти дни в прессе прошла информация, что Н.Пашинян после прихода к власти был заинтересован в достижении договоренности с Азербайджаном и предлагал президенту Ильхаму Алиеву организовать двусторонние переговоры. Азербайджанская сторона поначалу надеялась, что новое армянское руководство, не имеющее отношения к «карабахскому клану» и не участвовавшее в захвате азербайджанских земель, займет отличную от бывших руководителей Армении позицию. Однако этого не произошло. Н.Пашинян использовал время и переговорный процесс для укрепления собственных позиций, а также усиления своего политического влияния в Нагорном Карабахе, приведя к власти там лояльных ему людей. 

Тем временем официальный Баку на протяжении последних месяцев давал понять армянскому руководству, что потерял доверие и к нему и к переговорному процессу в целом. Перелом в позиции Баку произошел после того, как Н.Пашинян в сентябре 2019 года, находясь в Нагорном Карабахе, заявил: «Карабах - это Армения, и точка». В последующем вызовом для Азербайджана стала церемония инаугурации так называемого президента сепаратистского режима в городе Шуше, являющемся политическим и культурным центром азербайджанского населения края. 

 

Новая реальность: война и урегулирование с «чистого листа»

К 27 сентября ситуация в военно-политической плоскости накалилась до предела. Утром того дня в ответ на очередной обстрел азербайджанских позиций армянскими вооруженными силами азербайджанская сторона предприняла широкомасштабные контрнаступательные действия по всей линии фронта в зоне нагорно-карабахского конфликта. За считанные недели Азербайджан силой своего оружия добился того, чего не могли сделать участники переговорного процесса на протяжении более четверти века. 

Теперь, после освобождения захваченных Арменией около 28 лет назад территорий, переговоры с Ереваном на основе прежней повестки потеряли практический смысл. Потеряло смысл также ведение прямых переговоров с правительством Н.Пашиняна, который показал, что не является надежным переговорщиком и не отвечает за свои слова и действия. 

Н.Пашинян фактически подставил и российскую сторону, которая рассчитывала при реализации мирного сценария реализовать промежуточный вариант решения проблемы и ввести российских миротворцев в зону конфликта. Армянское руководство давало понять, что не принимает планов, которые предусматривают возврат Азербайджану его земель. Ереван понимал, что его требование признать Нагорный Карабах в качестве независимого государства взамен на возврат семи оккупированных районов является неприемлемым для Баку. 

Последние недели ясно показали, что внешние силы лишены возможности прямого давления на Азербайджан, поскольку Баку действует в пределах международных норм и принципов и ведет освободительную войну на своей территории. С другой стороны, на Ереван, как и до войны, никто никакого давления оказывать не собирался. А переговоры с Ереваном, когда армянское руководство полностью деморализовано и дезориентировано, да к тому же продолжает выступать с деструктивных позиций, потеряли смысл. По крайней мере, стало совершенно очевидно, что прежняя повестка переговоров, предусматривавшая обсуждение поэтапного возвращения азербайджанских территорий, уже неактуальна, а новой повестки нет. 

Подписание 10 ноября трехстороннего заявления, которое предусматривало прекращение огня в зоне нагорно-карабахского конфликта, открыло новые перспективы для региона, в том числе и дипломатические. Фактически эта договоренность положила конец многолетнему конфликту, переведя его из стадии военно-политического развития в стадию политико-дипломатического урегулирования.

Следует отметить, что достижение договоренности произошло исключительно при активном вмешательстве Москвы, тогда как другие сопредседатели Минской группы ОБСЕ в ее подготовке не участвовали. Это вызвало крайне ревностную реакцию в Вашингтоне и в особенности в Париже. 

Высокопоставленный представитель американского Госдепартамента заявил, что США и Франция «по-прежнему привержены нашей роли как сопредседателей процесса Минской группы... признавая действия, предпринятые Россией, которые привели к прекращению огня, которое действительно удержалось на протяжении недели. Но мы также признаем, что остается много вопросов, которые русские должны прояснить, такие как параметры соглашения, включая роль Турции». 

По мнению главы Международного комитета Совета Федерации России Константина Косачева, «запрос со стороны США и Франции - это ревность, вдруг что-то произошло успешно без них».

По словам сенатора, Вашингтон и Париж сейчас задают себе вопрос: как из этой ситуации выходить, почему они не смогли выполнить миротворческую миссию в отношении Нагорного Карабаха столь успешно, как это сделала Россия? При этом политик подчеркнул, что «на всех этапах (трехсторонних переговоров по Карабаху) российские дипломаты были на связи с представителями США и Франции». Кроме того, Россия и далее будет информировать сопредседателей и членов Минской группы о ходе миротворческой операции в Карабахе, сказал он. Косачев также отметил, что совместный российско-турецкий мониторинговый центр в Азербайджане «будет заниматься наблюдением за миротворческой миссией, а не ее проведением».

18 ноября глава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров принял участие в консультациях с участием французского и американского представителей стран - сопредседателей Минской группы ОБСЕ, на которых обсуждалась ситуация, складывающаяся в регионе после заявления Азербайджана, Армении и России о полном прекращении огня и всех военных действий с 10 ноября.

 Скупое заявление, распространенное по итогам встречи, показывает лишь, что были рассмотрены вопросы координации дальнейших посреднических усилий трех стран.

В то же время о перспективах переговорного процесса в новых условиях никто не говорит. Несмотря на то, что Париж и Вашингтон робко намекают на продолжение обсуждения статуса Нагорного Карабаха, в новых реалиях такие намеки просто неуместны. 

Да и в самой Армении нет серьезных предпосылок для возможности конструктивного участия в политическом диалоге. В условиях, когда наблюдается ухудшение внутриполитической обстановки, не ослабевают призывы к отставке Н.Пашиняна, перспективы нынешней власти кажутся все более призрачными. Так что очень может быть, что новый процесс урегулирования Баку начнет с чистого листа уже с новым руководством Армении.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

28