21 Октября 2021

Четверг, 02:47

ВАЛЮТА

«КУРС НА САМОУБИЙСТВО»

Алексей НАУМОВ: «Все эти годы Армения готовилась к войне, которую никогда не смогла бы выиграть»

Автор:

01.12.2020

Отечественная война Азербайджана завершилась капитуляцией Армении. Азербайджан добился восстановления международного права на своих территориях, несмотря на огромную политическую, военную и информационную поддержку страны-оккупанта извне. За полтора месяца мы стали свидетелями беспрецедентного проявления двойных стандартов в СМИ, многочисленных случаев однобокого, предвзятого освещения событий в зоне конфликта, искажения его истории. Но были и исключения.  

Алексей Наумов был одним из немногочисленных российских экспертов, кто отличался объективным анализом происходящего в своих выступлениях. «Мы должны помнить, что Карабах принадлежит Азербайджану по международному праву. Он воевал за возвращение этой земли. И, что самое главное, вернув город Шуша, Азербайджан остановился перед триумфом и благородно согласился пустить миротворцев и поэтапно передать остальные районы обратно Азербайджану. Армянам дали неделю на выход из этих районов. Да, мало, да, их очень жалко. Но мы помним, что в 1993 году азербайджанцы убегали с этих мест раздетые, разутые, а кто не убегал, те отправлялись не в другой город, а на другой свет», - заявил он в одном из своих выступлений на телеканале «Россия» в противовес попыткам представить Азербайджан как агрессора, а армянскую сторону как пострадавшую. 

Своим видением того, что ожидает регион после войны, заместитель заведующего отделом внешней политики Издательского дома «Коммерсант», эксперт Российского совета по международным делам Алексей НАУМОВ поделился и с журналом Region Plus

- Алексей, в эфире программы «60 минут» на канале «Россия» вы отметились неплохим знанием истории карабахского конфликта. Откуда у вас такие познания?

- Люди, занимающиеся международными отношениями, всегда интересуются конфликтами, особенно теми, в которых есть неразрешимые противоречия. Нагорно-карабахский конфликт был как раз одним из таких, и моя профессиональная заинтересованность была продиктована именно этим. Системно и последовательно подойдя к конфликту, я, собственно, и пришел к определенным выводам. В частности, изучил, что значит Карабах для Азербайджана и азербайджанцев. 

Дело в том, что мой дед служил в Краснознаменной Каспийской флотилии, поэтому мой отец родился там, где была главная база флота, - в Баку. Они давно уже уехали из Азербайджана, но там остались некоторые родственники и друзья. Я пару раз с родителями приезжал к ним в гости и смог насладиться прекрасными видами Баку и Азербайджана, параллельно узнал о карабахском конфликте много нового. 

- Как отнеслись к вводу российских миротворцев в Карабах в российском обществе и экспертных кругах?

- В принципе русскому народу приятно играть первые роли на международном уровне. Мы привыкли считать Россию великой страной, с глобальными амбициями и влиянием. Очень приятно, когда это влияние может использоваться во благо. У большинства простых людей это вызвало гордость за свою страну. Хотя большой советский колосс вроде бы рухнул, но мы еще что-то можем, в том числе останавливать войны и спасать жизни людей. 

У представителей экспертного сообщества отношение к сложившейся ситуации несколько более настороженное. Мы понимаем, что война в Карабахе закончена, как минимум, на ближайшие годы. Но конфликт все-таки до конца не разрешен. Пока не все понятно с управлением территорий в Карабахе, где живут армяне. Как будут реализованы договоренности? Не будет ли через 5-10 лет у армянской стороны желания взять своеобразный реванш? 

Сейчас российские миротворцы находятся в зоне конфликта, где есть большая взаимная неприязнь и ожесточение между двумя народами. Может сложиться ситуация, когда обе стороны будут возлагать на россиян вину за свои нереализованные цели. Армянская сторона уже говорит, что русские нас не спасли, азербайджанцы говорят, что их не пустили своими силами отвоевать весь Карабах. С другой стороны, президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем выступлении отметил, что готовилась операция по освобождению Агдама, и тогда могли бы быть сотни жертв. Сейчас сложилась ситуация, которая плюс-минус устраивает все стороны. Никто не хочет видеть новые гробы в Баку и Ереване. 

То, что конфликт остановлен, выгодно еще и тем, что происходит медленный и постепенный процесс возвращения земель Азербайджану. Если бы продолжилась война, то Азербайджан мог бы получить еще и большие гуманитарные проблемы с армянским населением, вплоть до санкций. Уже сейчас страна вынуждена отбиваться от беспочвенных обвинений со стороны Запада. Армянской пропагандой Азербайджан выставлен государством-варваром, разорителем. И она была бы гораздо жестче в случае насильственного возвращения всего Карабаха под контроль Азербайджана. Я надеюсь, что азербайджанские политики смогут объяснить населению выгоды от реализации договоренностей.

- Какая, по-вашему, модель примирения народов применима в Карабахе?

- Очень многое сейчас будет зависеть от азербайджанской стороны. Выиграть войну гораздо легче, чем мир. На победителя в войне ложится послевоенное урегулирование ситуации. Важно, чтобы Азербайджан смог представить все свои выгодные качества: культуру, благородство, многонациональность, толерантность. Если азербайджанский и армянский народы смогут уживаться на территории Карабаха, то вероятно, что оставшиеся карабахские города и территории тоже плавно перейдут под контроль Баку. Но это будет через какое-то время, возможно, необходима смена поколений. 

Если посмотреть трезво на сложившуюся ситуацию, то оставшиеся территории не смогут выжить во враждебном окружении. Поэтому примирение нужно в первую очередь армянам. Но армянская сторона озлоблена, обижена, оскорблена и унижена. Ждать от них каких-то конструктивных шагов сейчас не стоит. Эта рана должна пройти, отболеть. 

- В социальных сетях все чаще раздаются призывы армян к сопротивлению в Карабахе. Мы уже слышали о стычках армянских боевиков с российскими миротворцами, хотя эти сообщения и не нашли официального подтверждения. Что случится, если по миротворцам действительно будет открыт огонь?

- Недавно у нас в «Коммерсанте» вышло интервью одного из миротворцев, в котором он утверждает, что Россия в Карабахе просто стерильно нейтральна. Естественно, что любые попытки некоторых армянских сил, так сказать «непокорных», дестабилизировать ситуацию будут жестко пресекаться, и уж пусть никто на это не обижается. В 2008 году в Грузии уже стреляли в российских миротворцев, и мы все помним, чем это закончилось. Если будут происходить какие-то нападения на миротворцев, то и российское общественное мнение обернется против армянской стороны. Они сами заинтересованы в том, чтобы не конфликтовать с Россией. Надо понимать, что альтернативой для армян будет полное военное поражение, полный разгром без всяких гарантий на будущее для армянского населения этого края. 

- Договоренность трех лидеров по Карабаху отодвинула на второй план роль Минской группы ОБСЕ. Раздаются призывы о расформировании Минской группы или изменении состава сопредседателей. Как сложится дальнейшая судьба этой международной миротворческой инициативы? 

- Я думаю, что Минская группа, возможно, сыграет свою роль в дальнейшем переговорном процессе. Очевидно, что Азербайджан мощным образом изменил баланс сил в конфликте. Но никто не отрицает, что необходимо дальнейшее мирное урегулирование конфликта. Чем больше здесь сторон, тем больше проглядывается нейтралитет. Понятное дело, что можно обвинить Россию в чем-то. Но если под этим подписываются еще и две другие мировые державы, то можно говорить о признании, легитимности достигнутых договоренностей. В дальнейшем это будет играть важную роль. Ближайшее время, скажем, несколько месяцев, покажет, насколько жизнеспособна эта платформа. 

- Но как же тогда быть с резолюцией Сената Франции? Да и у других стран-сопредседателей мы наблюдаем проармянские позиции…

- Минская группа при нынешней ситуации, требующей дипломатического решения, выходит на первый план. Именно от участников Минской группы зависит, насколько она будет влиятельна и конструктивна при урегулировании конфликта. Но что мы видим?

США пока озабочены передачей власти и неизвестно, насколько администрация нового президента будет склонна решать карабахский вопрос. Франция резолюцией Сената ослабила свои позиции, она фактически поставила себя в неловкое положение и вынуждена была оправдываться устами министра иностранных дел. 

Из тройки сопредседателей лишь Россия на словах и на деле показала свою нейтральную позицию. Да, действительно во время ведения боевых действий здесь звучали призывы к жесткому вмешательству, направленному против Азербайджана и Турции. Наверное, поэтому в Азербайджане сложилось неверное мнение о том, что якобы российское общество является проармянским. Это не так, поверьте, я общаюсь со многими, самыми разными людьми - как, условно, с гражданскими, так и в профессиональных - политических и дипломатических кругах. Наша историческая миссия быть нейтральными. И поверьте, никто кроме нас в Карабахе не будет нейтральным. 

С другой стороны, очень приятно, что в Баку наряду с азербайджанскими и турецкими флагами марширует и российский триколор. Россия не повелась на армянскую пропаганду, не поверила мифическому христианскому братству и повела себя вполне достойно. Приятно видеть, когда достойное поведение достойно оценивается. 

- Армения, уходя, согласно договоренности, из оккупированных территорий, сжигает и разрушает все вокруг. За годы оккупации были уничтожены сотни азербайджанских памятников истории, культуры, архитектуры. Азербайджан готовит по этому поводу иск в международные инстанции. Как вы думаете, возможно ли добиться репараций у армянской стороны?

- Что касается разрушения памятников, то эта информационная война будет длиться еще долго. Обе стороны будут обвинять друг друга в тех или иных варварствах. Другое дело, что у нас сейчас нет четких механизмов верификации того, кто и когда разрушил. Найти и наказать виновных будет практически невозможно. Все попытки Азербайджана сделать это будут приравниваться к попыткам свести счеты с поверженным врагом. Возможно, имело бы смысл оставить эту тему в покое и заняться сохранением тех памятников, которые остались. 

Можно, конечно, покопаться в истории, чтобы найти примеры репараций. Навскидку это Германия после Второй мировой войны и Ирак после войны в Заливе. Но и в том, и в другом случае поражение одной из сторон было юридически оформлено, и тем самым она брала на себя ответственность за развязанную несправедливую войну. В нашем случае Армения не станет этого делать и никто не сможет ее заставить. И даже у Международного уголовного суда нет инструментов для этого. Однако поднятие этого вопроса могло бы стать хорошим пиар-ходом для Азербайджана. Например, упор на то, что Дадиванк это албанский, а не армянский монастырь, может позволить снизить пиар-издержки. 

- Поражение в Карабахской войне стало своеобразным моментом истины для Еревана. Сегодня в Армении наблюдается политический и экономический коллапс. Что же ждет Армению в будущем?

- Армению, безусловно, ждут определенные политические пертурбации. Мы видим, как условная «демократичность» Армении не дала ей возможности нормально подготовиться к военному противостоянию. 

Очевидно, что сейчас Армения находится в политическом и идеологическом кризисе. У нее, к сожалению, или к счастью, нет другого выхода, кроме как полагаться на Россию. По объективным причинам любой прозападный внешнеполитический ориентир для Армении практически обречен. Армении нужно приходить в чувство. Возможно, избавление от карабахской проблемы станет катализатором для этого. Ведь все эти годы страна готовилась к войне, которую никогда не смогла бы выиграть. Это был абсолютно самоубийственный курс. 

Надеюсь, что Армения выйдет из этого кризиса более успешным государством, что на самом деле выгодно всем. Это позволит ей отказаться от реваншизма. Важно сейчас не растоптать до конца национальные чувства армянского народа. Ведь, как мы знаем по истории, если страну постоянно унижать, то к власти могут прийти ультрарадикальные, оторванные от реалий политики, а это не сулит выгоды никому.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

70