25 Января 2021

Понедельник, 04:57

ВАЛЮТА

КАРАБАХСКИЙ РЕНЕССАНС

Эльчин АЛИЕВ: «На восстановление утерянного на освобожденных территориях понадобятся десятки лет»

Автор:

01.01.2021

Существует мнение, что построить заново легче, чем восстановить разрушенное. Возможно, это и так. Однако этот принцип не всегда применим к памятникам культуры, ценность которых заключается в их историческом, эстетическом и общественном значении. И в этом случае «построить заново» - недостаточно. После освобождения земель Азербайджана, находившихся почти 30 лет под армянской оккупацией, нам предстоит многолетняя кропотливая работа по восстановлению утраченного культурного наследия. О том, какими принципами мы должны руководствоваться, начиная столь грандиозную миссию, R+ рассказал известный архитектор, доктор искусствоведения, профессор Эльчин АЛИЕВ.

- В настоящее время ведутся анализ и подсчет потерь на ранее оккупированных азербайджанских территориях. Когда можно ожидать полного резюме по культурным, архитектурным потерям за 30 лет оккупации? 

- К сожалению, пока там не могут работать ученые, фотографы, специалисты. Поэтому рано говорить о полном резюме по культурным и архитектурным вопросам. Приходится по крупицам собирать информацию и фотоматериалы из сегодняшнего Карабаха. Нам очень бы пригодилась профессиональная фотосъемка шокирующих фактов разрушения нашего наследия. Ведь самое важное сейчас - срочно задокументировать нынешнее состояние, в котором мы освобождаем наши города, села, степень повреждения памятников наших культуры и архитектуры. Фотожурналисты должны были быть там вместе с солдатами, чтобы сразу же документировать происходящее. Только после фиксирования, подробнейших обмеров может начаться работа по подсчету нанесенного непоправимого ущерба, обращения в мировые суды за компенсацией. На восстановление утерянного понадобятся десятки лет.

- Внесены ли в государственный реестр памятники культуры, архитектуры, религиозного культа, объекты, находившиеся на оккупированных 30 лет назад территориях? Где находится этот список? Какова классификация этих памятников, и если можно, несколько примеров.

- Вообще на территории Нагорного Карабаха и оккупированных районов вокруг него располагаются минимум 2500 памятников истории и культуры нашей страны, более 700 из которых являются памятниками архитектуры. По информации из официального «Списка охраняемых памятников истории и культуры», утвержденного в 2001 году, на этой территории 7 памятников архитектуры мирового и 119 государственного значения.

Конечно же, это недопустимо мало - на 2500 памятников всего чуть более 100 мирового и государственного значения. Это результат сознательной политики тогдашних советских властей - занижать значимость памятников в национальных республиках. Наши чиновники в 2001 году, к сожалению, без необходимого анализа утвердили этот список. У меня большой опыт путешествий по Азербайджану. Так вот в процессе этих поездок были найдены десятки уникальных памятников, о которых вообще не в курсе соответствующие охранные ведомства. Эти памятники не включены ни в какие списки, об их существовании просто не знают, поэтому не удивлюсь, если уникальных архитектурных построек в Карабахе будет намного больше.

- Как, по-вашему, будут восстанавливаться разрушенные объекты в городах и селах - в первозданном виде либо в модернизированном?

- Дело в том, что единого подхода к восстановлению разрушенных войной сел и городов не существует. Необходимо учитывать степень разрушения, масштабы реставрационных работ, методы послевоенного строительства и новой планировки улиц. Во время работы над своей диссертацией по реконструкции исторического центра Баку я общался с профессором Московского архитектурного института Юрием Владимировичем Раннинским, который выделял четыре направления. Первое - максимально точное воссоздание с достоверным воспроизведением планировочной системы застройки, объемно-пространственной структуры, художественно-образных характеристик зданий. Второе - максимально достоверное воспроизведение только формы зданий, сохранившихся хотя бы в остатках, а на месте разрушений возведение объемов, повторяющих размеры и контуры утраченных зданий без каких-либо попыток воссоздания их архитектурных форм. Этот вариант использован в немецком Кельне в связи с отсутствием необходимых документов по восстановлению зданий. Иногда такую методику сочетают с современной трактовкой фасадов, где последняя преобладает, - это уже третье направление, и хорошим примером здесь является опыт российских архитекторов. И, наконец, четвертое подразумевает создание новых строений на освобожденных от руин участках, причем существовавшая ранее планировка и границы владений не учитываются - так поступили на определенном этапе с немецким Дрезденом. Как мы поступим, пока не установлено. На мой взгляд, следует выбирать вариант, когда историческое здание следует восстановить с применением современных технологий и с обязательной адаптацией под современные нужды. 

- Недавно по ТВ был показан сюжет, в котором Эльбай Касимзаде рассказал о конкурсе архитектурных проектов для возвращенных городов Азербайджана. В ходе интервью были показаны фрагменты проектов, которые представляли собой изображения современных конструкций и строений - практически стекло и бетон. Как вы считаете, уместен ли подобный стиль в небольших городах, выстроенных ранее в малоэтажном восточном стиле? Понятно, что добиваться полного воссоздания первоначального облика, наверное, и не нужно, однако, на ваш взгляд, какой «дизайн», к примеру, приемлем для Агдама или Джебраила?

- Конечно же, это неверный подход к архитектурному облику наших городов и сел. Я как-то видел один нравящийся многим проект, где было предложено в Шуше построить современные небоскребы - Верхняя мечеть Говхар Ага на фоне высотных стеклянных зданий. Конечно же, категорически не согласен с этой идеей! В освобожденных от оккупации городах и селах Карабаха следует восстанавливать исторически сложившийся тип жилищ, присущий именно этому региону, воспроизводить историческую среду городов. Как я считаю, следует добиваться не только реставрации отдельных архитектурных памятников или зданий, а общего характера улиц, построек и атмосферы освобожденных деревень, добиваться сохранения этажности, привычных силуэтов и планировки старинных улиц и кварталов, а не возводить современную стеклянную архитектуру, пусть даже и красивую. 

- Говоря о современной архитектуре, уместно было бы вспомнить и о советской типовой застройке, которой «славились» небольшие провинциальные города. Когда смотришь кадры освобожденной Шуши, в глаза бросаются бетонные пятиэтажки, которые производят удручающее впечатление. Предполагается ли на их месте возведение современного жилья или пусть и некрасивые, но целые здания могут послужить еще какое-то время?

- Конечно, подобной застройкой провинциальные города лишались уникальных отличий, становились типовыми и похожими друг на друга. Сейчас нам историей дан уникальный шанс - вернуть первоначальный исторический облик, сделать эти города намного красивее и комфортнее, сомасштабнее для населяющих их жителей. Поэтому считаю, что остатки полуразрушенного типового советского жилья необходимо демонтировать, построив на их месте более «человечную» новую современную архитектуру. А сохраненные здания временно реконструировать и приспособить для жилища - до полного их сноса в дальнейшем.

- Существует ли единая выработанная концепция по строительству и восстановлению разрушенных городов Карабаха? Планируется ли на возвращенных территориях возведение, к примеру, промышленных объектов? 

- Не обладаю полной информацией, но думаю, что наши соответствующие ведомства давно разрабатывали генеральные планы восстановления оккупированных городов - ведь мы ни на секунду не сомневались, что их освобождение произойдет. Поэтому уверен, что подобные концепции есть. Кроме того, у нас в стране действует проектный институт «Азгоспроект», где работают сотни талантливых архитекторов, способных предложить хорошие идеи. Хотелось бы, конечно, участвовать в их общественном обсуждении.

А касательно промышленных объектов расскажу, например, про Агдам - один из древних и богатых своей историей городов Азербайджана. Этот город играл большую роль в научной и экономической жизни страны. Помимо архитектурных памятников, которые являются свидетелями нашей истории, например, замечательного памятника эпохи средневековья мавзолея Гутлу Муса, мавзолея Ханоглу, красивой мечети XVIII века, дворца хана Карабаха Панахали и его рода в Агдаме, крепости Шахбулаг, в городе работали и завод станкостроительного оборудования, и завод по изготовлению аэрокосмических и коммуникационных приборов, представляете? Были также завод по ремонту тракторов и автомобилей, консервный завод, заводы строительных материалов, механизмов сельского хозяйства, электрооборудования, мясной комбинат - конечно же, все эти предприятия необходимо восстанавливать!

- Согласно вашим словам в ранее опубликованных интервью, каким-то памятникам культуры необходимо вернуть первоначальный облик, а какие-то лучше не восстанавливать, не реставрировать, а отстроить заново. В чем причина такого разного подхода?

- Считаю, что необходимо придерживаться индивидуального подхода к каждому конкретному случаю, принимая нелегкие решения. Я уже приводил в пример минарет из цветных обожженных кирпичей мечети «Саатлы» в Шуше, полностью снесенный вместе с основным зданием мечети. Есть ли возможность восстановить здание, построить его по тем же технологиям, что и в XVIII веке? Не уверен. Или памятник архитектуры советского модернизма, построенный в 1976 году, - знаменитая в Шуше Галерея минеральных вод по проекту архитектора Джафара Гияси? Это здание было интересным для своего времени новыми технологиями возведения - использованием бетона, остекленения, что диссонировало с окружающим его ландшафтом. Думаю, галерею лучше не восстанавливать. 

Вообще, как мне кажется, подобные неоднозначные вопросы обязательно нужно обсуждать со специалистами в составе совещательного органа при главе структуры, отвечающей за возрождение Карабаха. В подобных случаях восстанавливать идентичность разрушенных памятников архитектуры нужно в исключительных случаях, исходя из важности самого объекта. Поэтому мечеть «Саатлы» можно заново построить в современной интерпретации, сохранив архитектурный образ старого строения, не копируя его механически. 

- Существует ли механизм возврата утерянных, украденных, вывезенных раритетов, музейных экспонатов, которые были вывезены и могут быть проданы за пределами Азербайджана?

- Все эти действия со стороны оккупантов на наших захваченных землях грубо нарушают конвенцию «О защите культурных памятников в случае вооруженного конфликта», принятую по инициативе UNESCO в Гааге 14 мая 1954 года. Арменией были взяты обязательства по этой конвенции, которые запрещают стороне-агрессору осуществлять на оккупированных территориях незаконную торговлю культурной собственностью, образцами археологических раскопок, вывоз их с этой территории, изменение или разрушение особенностей исторического или научного доказательства. Поэтому очень большое значение приобретает информация о наших памятниках архитектуры, музеях и их экспонатах, раритетах, имеющихся на территории Карабаха до оккупации. А вот с этим, как мне кажется, у нас проблемы. Судя по тому, что при прежнем руководстве из Министерства культуры страны ко мне несколько раз обращались с просьбой дать, например, имеющийся у меня список памятников архитектуры и фотографии, скажем, Шамахинского района, - чувствую, что никаких особых архивов, а также информации у нас и нет. Интересно, создавались ли вообще в министерстве точные списки утраченных экспонатов из оставшихся под пятой врага музеев? Если нет, то необходимо привлечь этих сотрудников к уголовной ответственности за преступную халатность. Поэтому представляю, какие трудности ждут нас на данном поприще.

- Сколько времени, на ваш взгляд, займет восстановление разрушенных городов Азербайджана, без учета разминирования территорий? И сколько средств на это может потребоваться?

- Самое главное - не спешить. Мы так долго, тридцать лет шли к этому дню, и поэтому не хотелось бы второпях, некачественно и неумело производить работы по регенерации территорий. Как мне кажется, это вопрос десятилетий. Если честно, то я с тревогой ожидаю начала масштабных работ, в должной степени проконтролировать качество которых будет нелегко. Поэтому предстоящее восстановление Карабаха - лакмусовая бумажка на гражданскую зрелость нашего общества. В этом святом деле возрождения родных земель, обагренных кровью тысяч азербайджанских солдат и мирных жителей, изгнанных оттуда несколько десятилетий назад, необходимо обойтись без штурмовщины.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

8