12 Апреля 2021

Понедельник, 11:31

ВАЛЮТА

СДЕЛКА НА ФОНЕ ВЫБОРОВ

Официальный Тегеран торопит Вашингтон принять до июня решение по иранской ядерной программе

Автор:

01.04.2021

Тема иранской ядерной проблемы не сходит со страниц мировых СМИ на протяжении без малого двух десятилетий. Многие даже считают, что в этой довольно изъезженной теме уже не может быть никаких интересных поворотов. В то же время со сменой власти в Белом доме и рядом обнадеживающих заявлений со стороны ключевых лиц новой администрации, и в первую очередь президента Джо Байдена, в ситуации стали появляться интригующие нотки. 

Вашингтон начал давать понять, что намерен пересмотреть подходы прежней республиканской администрации к проблеме. А в Тегеране стали показывать, что услышали сигналы с противоположного берега океана, и, возможно, отыграли бы назад в вопросе перспектив дальнейшего обогащения урана. Подобная заочная игра намеками, вероятно, продолжилась бы еще какое-то время, но в ситуацию вмешались обстоятельства, при которых глава иранского МИД решил нарушить эту томную дипломатическую игру. 

 

Иран торопит, США медлят...

15 марта, выступая на конференции Центра европейской политики в Брюсселе, глава МИД Ирана Джавад Зариф посоветовал американской стороне поспешить с возвращением в ядерную сделку. Он отметил, что вскоре в Иране пройдут президентские выборы, в связи с чем могут возникнуть определенные проволочки. 

«Уходящее правительство, - пояснил он, - не сможет сделать ничего серьезного. Потом у нас будет период ожидания, который продлится почти шесть месяцев. У нас не будет правительства до сентября. А между нынешним моментом и сентябрем может произойти многое, поэтому совет для США - поторопитесь».

Если попытаться прочесть между строк и понять истинный смысл послания Зарифа, то без особого труда можно догадаться, что иранская сторона торопит Вашингтон с заключением новой сделки еще с нынешним правительством умеренных реформаторов Хасана Рухани. Ведь не факт, что он сохранит свои позиции во власти после президентских выборов. А если к руководству в стране придут консерваторы, то возможность заключения новой сделки может быть сведена на нет. 

Сегодня и Байден, и Рухани хотят договориться как можно скорее. Тем более что Байдену нужны серьезные рывки в иранском направлении, а сделать их он может лишь в партнерстве с нынешним умеренным правительством. Упустив шанс сегодня, он рискует потерять его в течение всей своей каденции. Ведь если к власти в Иране в июне текущего года придут консерваторы, они удержатся на политическом Олимпе вплоть до конца следующих президентских выборов в США.

С другой стороны, для президента Хасана Рухани этот прорыв важен как аргумент в политической борьбе со своими оппонентами. В последние годы позиции умеренных в Иране серьезно пошатнулись. Это произошло именно по причине выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) по ядерной программе Тегерана и в результате ввода Вашингтоном жестких экономических санкций против ИРИ. Критики Рухани упрекали его в чрезмерной мягкости по отношению к внешним врагам, в связи с чем в конечном счете страдает Иран. Политика уступок, по их мнению, дала стране лишь временную передышку, после чего санкции возобновились. 

Теперь, если в Вашингтоне форсируют новые договоренности с Ираном, правительство умеренных имеет шанс разыграть все в свою пользу и во многом обеспечить выигрыш в предстоящей президентской гонке своему кандидату. 

 

Реформаторы никак не объединятся…

В настоящее время реформисты изо всех сил пытаются объединиться вокруг единого кандидата перед президентскими выборами в Иране, намеченными на июнь. Иранская реформистская коалиция была сформирована еще 14 февраля для консолидации голосов. Но некоторые лидеры, представляющие этот лагерь, раскритиковали коалицию, заявив, что их партии не поддержат ее. В частности, так поступил генеральный секретарь реформистской партии «Голос иранцев» Мохаммад Садег Харрази. Он назвал новоявленную организацию недемократической и предположил, что его партия может не поддерживать ее, что указывает на раскол в лагере реформистов. При этом Харрази не сказал, намерен ли он сам баллотироваться в президенты. 

Вместе с тем несколько других видных реформистов объявили о вероятности своего участия в президентских выборах. Например, лидер реформистов Мохаммад Реза Ареф заявил, что он рассматривает возможность баллотироваться. А Демократическая партия уже выбрала своего генерального секретаря Мостафу Кавакебияна в качестве кандидата в президенты. Правда, пока неясно, одобрит ли Совет стражей Конституции (ССК) кого-либо из этих лиц. Тем не менее, ситуация позволяет предполагать, что в лагере реформаторов активно идет поиск кандидатов на роль лидера, способного консолидировать весь сочувствующий им электорат.  

При этом у фракции достаточно времени до начала самого избирательного процесса, чтобы объединиться, и несколько видных реформистов уже проявили интерес к участию в выборах. В то же время наблюдатели считают, что политическая борьба между видными представителями реформаторского лагеря серьезно подрывает их шансы на победу на выборах. 

 

…а умеренные никак не договорятся

Умеренные силы также еще не предложили кандидата, которого мог бы одобрить Совет стражей Конституции и который мог бы объединиться с реформистами, как это было на предыдущих выборах. Бывший умеренный парламентарий Али Мотахари объявил о решении баллотироваться 25 февраля. Он был вторым заместителем спикера парламента в предыдущем законодательном собрании и был дисквалифицирован ССК во время парламентских выборов 2020 года. В этот раз совет снова может запретить Мотахари баллотироваться. 

Министр иностранных дел Мо-хаммад Джавад Зариф - еще один потенциальный кандидат, представляющий умеренный лагерь, - подтвердил, что не будет баллотироваться в президенты. А ведь именно способность умеренных и реформистов объединиться вокруг единого кандидата, в то время как сторонники жесткой линии пришли на выборы с несколькими кандидатами, помогла Хасану Рухани выиграть свои первые президентские выборы в 2013 году. В этот раз умеренным и реформистам, вероятно, придется снова объединить свои голоса, чтобы победить. И они должны будут выбрать людей, которых ССК вынужден будет одобрить.

Между тем сторонники жесткой линии в Совете стражей Конституции и в судебной системе, скорее всего, будут вмешиваться в выборы, чтобы получить преимущество для своих кандидатов. Секретарь ССК аятолла Ахмад Джаннати заявил, что совету следует уделять больше внимания «благочестию» при проверке кандидатов в президенты 20 февраля. Во время парламентских выборов 2020 года эта структура дисквалифицировала беспрецедентно большое количество умеренных и реформистов, мотивируя свои действия необходимостью борьбы с коррупционерами. Кроме того, совет объявил этих людей в нелояльности к идеалам Исламской Республики. И хотя эти критерии были в достаточной степени субъективными и применялись непропорционально, по всей видимости, совет снова будет прибегать к ним, чтобы отсеять определенных кандидатов.

 

Возможный успех консерваторов и судьба сделки

На фоне неопределенности в стане реформаторов и умеренных неплохие шансы в президентской гонке имеют консерваторы. Глава иранской судебной системы ходжат аль-ислам валь-муслимин Сейед Ибрагим Раиси является наиболее серьезным потенциальным кандидатом в президенты. Кроме того, есть два других сильных кандидата от консерваторов. Первый - Хоссейн Дехган, ветеран ирано-иракской войны, который занимал пост министра обороны во время первого срока Рухани. Второй - Мохаммад Багер Калибаф, бывший мэр Тегерана и командующий воздушно-космическими силами КСИР. 

Интересно, что последний периодически выступал за диалог с Соединенными Штатами, одновременно призывая ограничить влияние США на Иран и весь Ближний Восток. В конце прошлого года Калибаф открыто приветствовал поражение Дональда Трампа на президентских выборах в США и назвал Байдена сторонником «умного» давления. 

Считается, что новый президент, кем бы он ни был и из какого бы лагеря он ни происходил, будет отмежевываться от тех обязательств, которые взял на себя крайне непопулярный в народе Рухани. Именно это обстоятельство ставит под сомнение заключение до президентских выборов в ИРИ нового соглашения по иранской ядерной программе с участием США. Учитывая возможность того, что соглашение, заключенное при Рухани, может оказаться недолговечным, администрация Байдена, скорее всего, не будет форсировать события. 

Помимо этого, в Вашингтоне отчетливо понимают, что ядерная политика Ирана определяется высшим авторитетом страны, верховным лидером аятоллой Али Хаменеи, а не президентом или правительством. И здесь все гораздо сложнее и неопределеннее. Байден опытный дипломат, и, видимо, в нынешней многоходовой комбинации будет ждать до последнего, чтобы выторговать у Тегерана соглашение на более выгодных для Вашингтона условиях. Может ли Рухани, уходящая фигура в иранской политике, предложить эти условия? Или все же лучше подождать нового хозяина президентского кресла? Эти вопросы остаются актуальными не только в свете судьбы иранской ядерной программы, но и для внутриполитической повестки Исламской Республики.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

10