27 Октября 2021

Среда, 23:01

ВАЛЮТА

НА ГРАНИ

Чем кризис в Афганистане угрожает глобальным экономическим проектам?

Автор:

01.09.2021

Стремительно ухудшающаяся в последние месяцы ситуация в Афганистане привела к фиаско прежнего афганского правительства во главе с президентом Ашрафом Гани и приходу к власти радикального движения «Талибан». Для очень многих до сих пор остается загадкой, как более чем 300-тысячная регулярная армия, чьи солдаты и офицеры проходили частые тренинги и участвовали в учениях, оснащенная вооружением, поставляемым ведущим армиямиям мира, потерпела поражение от радикальной группировки? От движения, которое состоит из военизированных подразделений, координируемых и направляемых не имеющими профессиональной подготовки командирами. 

 

Последние дни правительства Гани

Стремительный уход американских войск из Афганистана, напоминающий скорее бегство, придал небывалую уверенность движению «Талибан», которое в течение последних месяцев обеспечило себе контроль над 80-85% территории страны. Тактика талибов заключалась в получении контроля над сельскими регионами и обеспечении доступа к внешним рубежам страны. Афганистан, как известно, не имеет прямого выхода к морю, и обеспечение его всеми необходимыми товарами шло сухопутными путями, которые связывают страну с соседними государствами. Отрезав правительственные силы от источников снабжения, талибы обрекли их на полное поражение. 

Судя по поступавшей в конце июля - начале августа информации, бои между правительственными силами и боевиками «Талибана» велись вокруг трех основных городов на западе и юго-западе страны: Герата, Лашкаргаха и Кандагара. Это не только крупные населенные пункты, но и важнейшие транспортные узлы, откуда коммуникации расходятся в разные стороны востока Афганистана. Кольцо блокады вокруг этих городов сжималось весьма стремительно, и в результате они оказались отрезанными от снабжения продовольственными товарами. Всего за несколько суток до падения Кабула эти города захватили наступающие силы движения. Таким образом, все коммуникации на востоке страны перешли под контроль талибов. 

До последнего правительственным войскам удавалось удерживать территории, населенные преимущественно узбеками и хазарейцами - тюркскими народами Афганистана, что может подчеркивать роль этнического фактора в гражданской войне. Узбеки под руководством маршала Дустума контролировали и узбекско-афганский участок границы - единственный участок внешней границы Афганистана, который   «Талибан» не мог взять плоть до начала августа. Хазарейцы-шииты, которые всегда пользовались покровительством Ирана, - особенно активно сопротивлялись талибам. Они действовали в рамках «движения антиталибских ополченцев». Ранее в конце 1990-х годов талибы осуществляли агрессивные действия в отношении хазарейцев, включая погромы и показательные казни. Нынешние участники хазарейского сопротивления, памятуя о тех днях, отчаянно сопротивлялись, чтобы не допустить повторения подобных сценариев. 

Район проживания хазарейцев в центре страны был связан коммуникациями с Кабулом и местом компактного проживания афганских узбеков. Это позволяло правительственным войскам сохранять контроль над центром Афганистана на протяжении относительно длительного времени. До самого последнего времени власти в Кабуле были связаны непрерывными коммуникациями с двумя странами - Узбекистаном и Пакистаном. 

При этом, принимая во внимание проблемы диалога между Исламабадом и Кабулом, афганское правительство больше рассчитывало на коммуникации, связывающие Афганистан и Узбекистан, что повышает роль и значение Ташкента в текущей ситуации вокруг Афганистана. Примечательно, что в этих условиях сохранялось и значение Азербайджана как важного звена доставки грузов в Афганистан. «Лазуритовый коридор», проходящий через Турцию, Грузию, Азербайджан и Туркменистан, заходит и на территорию Узбекистана, обеспечивая связь Афганистана со странами Европы.

 

Все в прошлом… Что же в будущем?

Так было до второй половины дня 15 августа, т.е. вплоть до тех пор, пока президентский борт номер один с теперь уже экс-президентом Ашрафом Гани не вылетел в неизвестном направлении, унося с собой целую эпоху в жизни Афганистана.

После прихода к власти «Талибана» интерес к движению резко возрос. Причем если большинство обывателей проявляют этот интерес из чистого любопытства, то влиятельные политические круги в различных странах, особенно находящихся по соседству, - из практических соображений. 

Само движение, тем временем, пытается всеми возможными способами обеспечить свою политическую легитимность внутри страны и за ее пределами. Как известно, «Талибан» входит в число организаций, занесенных ООН в число международных террористических структур. Поэтому ни одно правительство не может установить с талибами официальные контакты. Хотя другого рода контакты идут полным ходом, причем не первый год. Лидеры «Талибана» отдают себе отчет в том, что в нынешнем его виде никто никаких переговоров с самопровозглашенным правительством в Кабуле вести не будет. А значит, ни о каких международных проектах, тем более крупных инвестициях и кредитах для Афганистана, и речи быть не может. Вот и заявляют лидеры «Талибана», что в кратчайшие сроки сформируют «правительство национального согласия» из представителей ведущих политических сил страны. 

Но так ли это будет легко сделать? После бегства из страны Ашрафа Гани первый вице-президент Афганистана Амрулла Салех заявил, что является временным главой государства, и пообещал продолжить вооруженную борьбу с талибами. К нему присоединился и Ахмад Масуд, сын легендарного Ахмада Шаха Масуда, который призвал противников талибов в стране и за рубежом оказать ему поддержку в Панджшере и оказать сопротивление врагу.

Тысячи людей по политическим соображениям устремляются в поисках хорошей жизни за рубеж. Сотни афганцев штурмуют Кабульский аэропорт, чтобы покинуть страну навсегда. Другие в отчаянии готовы взяться за оружие, чтобы защитить себя и членов своих семей от возможных репрессий.

Таким образом, Афганистан оказался на грани новой гражданской войны. А в том, что у представителей сопротивляющихся талибам сил недостатка в иностранной помощи не будет, сомневаться не приходится. Следовательно, война эта рискует стать многолетней…

 

Война войной, но жить-то надо!

Один из наиболее интересующих многих вопросов: что будет со всеми теми масштабными проектами, которые предусматривали включение в них Афганистана? Фиаско режима Гани, который, как оказалось, держался лишь на военной поддержке США, окончательно подорвало веру в эффективность любой системы безопасности в Афганистане. А ведь для подавляющего большинства подобных проектов безопасность является базовым условием для их реализации.

Взять хотя бы проект ТАПИ - масштабного газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия. На его реализацию уже ушло немало средств, и если учесть, что значительная часть проекта проходит по территории Афганистана, не очень понятно, кто может гарантировать его безопасность в нынешних условиях. Напомним, что проект ТАПИ, стоимость которого до недавних пор оценивалась в $10 млрд., направлен на доставку в Индию 33 млрд. куб. м туркменского газа в год. Протяженность газопровода составит 1814 км (по Туркменистану - 214, по Афганистану - 774, по Пакистану - 826 км). И хотя работы по прокладке трубопровода стартовали еще в декабре 2015 года, когда они завершатся, тем более в таких условиях, неизвестно. Ранее представители «Талибана» высказывались в том духе, что заинтересованы в реализации проекта. Но кто и как из представителей проекта будет иметь дело с движением, которое официально считается террористическим, - неизвестно. 

Другой проект - прокладки железной дороги Термез-Мазари-Шариф-Кабул-Пешавар - тоже застрял в неопределенности. А ведь мыслился он как первая в истории страны трансафганская железнодорожная магистраль. Она должна была соединить Центральную и Южную Азию и стать условием для поощрения привлечения в страну дополнительных иностранных инвестиций. Теперь об инвестициях и самой дороге, скорее всего, придется забыть. 

Это же в полной мере можно отнести и к международному транспортному маршруту «Лазуритовый коридор», политическую поддержку которому обеспечивал «Стамбульский процесс». Это региональная инициатива Афганистана и Турции, запущенная в 2011 году. Данный формат представлял собой площадку для политического диалога и регионального сотрудничества по содействию стабильности, установлению мира и процветания в Афганистане и регионе в целом. Участниками «Стамбульского процесса» являются Афганистан, Азербайджан, Китай, Индия, Иран, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Россия, Саудовская Аравия, Таджикистан, Турция, Туркменистан и ОАЭ. Последняя конференция в рамках инициативы прошла 29-30 марта 2021 года в городе Душанбе, но сейчас…

Так и живет сегодня этот многострадальный край, находясь между молотом талибов и наковальней социально-экономических проблем. Хотя живет, в отношении Афганистана, не совсем точное определение. По большей части - выживает… А ведь это очень щедрая земля, которая хранит в себе несметные богатства, могущие превратить эту страну в цветущий край, о чем сегодня его жителям остается, увы, только мечтать.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

20