27 Октября 2021

Среда, 23:13

ВАЛЮТА

«ПЛАТФОРМА» ПАРТНЕРСТВУ НЕ ПОМЕХА

Рассорит ли Крым Турцию и Россию?

Автор:

01.09.2021

Ситуация в Украине остается одной из наиболее острых проблем мировой политики. Наряду с конфликтом в Донбассе продолжает развиваться и международный кризис вокруг Крыма. Свидетельством этого явилось проведение в Киеве 23 августа учредительного форума «Крымской платформы». Событие вызвало резкую реакцию со стороны России. В связи с этим особый интерес вызывает возможное влияние обостряющегося кризиса на ее отношения с Турцией, принявшей участие в киевском форуме.

 

Киевский форум

Идея учреждения «Крымской платформы» была впервые озвучена почти год назад, когда президент Украины Владимир Зеленский в своей речи на 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН призвал международное сообщество создать «платформу по деоккупации Крыма». Непосредственная реализация инициативы оказалась приуроченной к 30-летию независимости Украины, которое было отмечено 24 августа.

Ключевую цель состоявшегося в Киеве учредительного форума Зеленский обозначил следующим образом: «Крымская платформа» будет работать постоянно, вплоть до возвращения Крыма в состав Украины. Мы не проводим этот саммит ради самого саммита. Крым не должен исчезнуть с повестки дня еще на семь лет».

Последний упомянутый в заявлении украинского лидера тезис весьма примечателен. Зеленский, по сути, посетовал на недостаточное внимание мирового сообщества к крымскому вопросу, который, в отличие от конфликта в Донбассе, практически отсутствует в повестке глобальной политики. Судя по всему, Киев всерьез намерен исправить данную ситуацию, о чем свидетельствует и следующее высказывание Зеленского: «Мы понимаем, что наша независимая страна в одиночку никогда не сможет вернуть Крым. Нам нужна действенная поддержка на международном уровне и поддержка на новом уровне вопроса деоккупации украинского полуострова. Синергия наших усилий должна заставить Россию сесть за стол переговоров по возврату нашего полуострова».

Несмотря на отсутствие на учредительном форуме большинства приглашенных мировых лидеров, Киев все же смог привлечь к нему достаточно пристальное внимание, что подтверждает участие в мероприятии представителей 46 стран и международных организаций. Среди них были 9 президентов, 4 премьер-министра, 17 глав МИД или их заместители. Остальные государства - участники форума были представлены спикерами парламентов и послами стран в Украине. В качестве серьезного жеста поддержки Киева со стороны европейских институтов следует расценивать и участие в форуме председателя Совета Евросоюза Шарля Мишеля и генерального секретаря Совета Европы Марии Пейчинович-Бурич.

По итогам форума была принята декларация, подтвердившая, что целью «Крымской платформы» является «мирное прекращение временной оккупации» Крыма и «восстановление контроля Украины над этой территорией в полном соответствии с международным правом». Причем, как подчеркнул президент Зеленский, декларацию, помимо участников «Крымской платформы», смогут подписать и другие страны. В частности, в ней «всегда будет строка для подписи представителя Российской Федерации».

Однако позиция Москвы относительно создания «Крымской платформы» не оставляет никаких сомнений в том, что для России тема «воссоединения Крыма» закрыта. Еще в канун проведения киевского форума глава МИД России Сергей Лавров назвал «Крымскую платформу» «искусственно созданной русофобской акцией». Сразу же после открытия форума пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что в Кремле относятся к проходящему в Киеве форуму «как к чрезвычайно недружественному по отношению к нашей стране, как к антироссийскому мероприятию». Спустя некоторое время Москва направила уже посыл с более практическим содержанием: как заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, участие любых стран и организаций в «Крымской платформе» будет восприниматься «как недружественный в отношении России шаг, как прямое посягательство на ее территориальную целостность». 

С учетом подобной постановки вопроса с российской стороны можно с уверенностью прогнозировать дальнейшее обострение отношений между Россией и Западом, в частности европейскими странами, однозначно поддерживающими Украину в противостоянии с Москвой. Отдельно стоит расценивать дальнейшие перспективы диалога России с Турцией, основанного на прочном фундаменте партнерских отношений, но вместе с тем вобравшего в себя и определенные противоречия. В том числе и на «украинском» треке.

 

Принцип целостности Украины

На учредительном форуме «Крымской платформы» Турцию представлял министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. Его заявления дают четкое представление о подходе Анкары к крымской проблематике. Заявив, что форум открывает «страницу мирного, длительного пути возвращения Крыма в Украину, потому что Крым - это Украина», сыграет «важную роль в возвращении Крыма и восстановлении территории Украины в международно признанных границах», Чавушоглу выразил готовность Турции «вместе с другими странами-партнерами отстаивать целостность Украины».

Столь категоричная позиция Анкары по данному вопросу не является новостью, так как она с самого начала крымского кризиса однозначно поддерживала Украину. Напомнив об этом, Чавушоглу подчеркнул: «Семь лет прошло с момента незаконной аннексии Крыма. Наша поддержка территориальной целостности Украины остается прочной. Наш голос сильно звучит среди других голосов против такого откровенного нарушения международного права. Мы собрались здесь, чтобы подтвердить нашу солидарность и преданность нашей борьбе».

Теплые, дружественные отношения Анкары с Киевом развиваются с самого начала украинской независимости. После распада СССР Турция стала для Украины не только добрым соседом, но и близким другом, на которого украинцы всегда могут положиться в деле укрепления своего суверенитета, усиления потенциала независимого государства. Анкара принципиально поддержала территориальную целостность Украины с началом вспыхнувшего в 2014 году конфликта последней с Россией. Важной составляющей дружественных, партнерских отношений между Турцией и Украиной является нарастающее стратегическое сотрудничество в военной сфере. Анкара поставляет Киеву ударные беспилотники Bayraktar TB2, обсуждает возможность строительства для ВМФ Украины кораблей класса «корвет». Украина, со своей стороны, намерена обеспечить совместное с Турцией производство транспортных самолетов Ан-178, а также собирается продать Анкаре 50% компании «Мотор Сич», специализирующейся, в частности, на самолето- и вертолетостроении.

Однако означают ли все эти аспекты турецко-украинского сотрудничества, что Анкара бросает некий вызов Москве? Однозначно нет, ибо Турция всячески дает понять и России, и всему миру, что ее политика на международной арене исходит исключительно из следования собственным национальным интересам.

Турция все более укрепляется в статусе независимого игрока в мировых и региональных делах, их ключевого участника, но реализуемые ею внешнеполитические задачи никоим образом не направлены против дружественных стран. Тот факт, что в число друзей Турции входит Украина, не имеет никакого антироссийского контекста. По одной простой причине: Россия тоже является одним из ближайших партнеров и друзей Турции, причем стратегическое сотрудничество между ними дает успешные плоды на разных значимых международных площадках, в частности сирийской, ливийской, южнокавказской.

Так можно ли допустить, что украинская площадка станет яблоком раздора между Анкарой и Москвой? Ответ напрашивается отрицательный, и тому есть целый ряд веских оснований.

 

«Существенные разногласия» и «прочный фундамент»

Первое, на что стоит обратить внимание, - это растущее стратегическое взаимодействие России с Турцией, являющейся страной - членом НАТО. Парадоксально, но факт: диалог РФ с Североатлантическим альянсом снизился до минимума, а партнерское сотрудничество между Москвой и Анкарой набирает все больший ход. Более того, Турция, вопреки всевозможному давлению со стороны США и НАТО, и даже американским санкциям, целенаправленно наращивает военно-техническое сотрудничество с Россией. Весьма примечательно, что в день проведения киевского форума поступило сообщение о предстоящем в ближайшее время новом контракте на поставку в Турцию российских зенитно-ракетных комплексов С-400.

Другой немаловажный аспект - реализация совместных турецко-российских проектов в энергетической сфере. Буквально за считанные дни до вызвавшего громкий резонанс «крымского» события президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил в телефонном разговоре с российским коллегой Владимиром Путиным об ожиданиях Анкары по поводу увеличения поставок российского газа по газопроводу «Турецкий поток».

Теперь что касается конкретно «места» Украины в российско-турецком диалоге. Выражая принципиальную приверженность принципу территориальной целостности Украины, Турция в то же время четко дает понять, что ее позицию не стоит отождествлять с антироссийским подходом западных стран. Анкара - не инструмент в большой глобальной игре США и ЕС против России, а потому от нее не стоит ждать ни курса на обострение отношений с Москвой, ни попыток воздействия на Киев с целью добиться еще большей конфронтации между Украиной и РФ.

К тому же следует учитывать, что в позиции Турции по Крыму присутствуют и явно выраженное историческое измерение, а также учет одного существенного этнического фактора. Не зря Чавушоглу подчеркнул на киевском форуме, что «Крымская платформа» - это еще и вопросы людей», имея в виду прежде всего коренное население полуострова - крымских татар, представители которого проживают и в Турции.

Судьба Крыма исторически связана с Турцией, а крымских татар связывают с турками отношения кровного и языкового родства, культурного и религиозного единства. Может ли в таком случае Турция спокойно взирать на трагические повороты в судьбе крымско-татарского народа? Спокойно реагировать на сообщения о том, что с 2014 года более 30 тысяч крымских татар покинули свою родину - Крым? Так что позицию Анкары по крымской проблематике непременно следует увязывать и с учетом интересов этого народа, немалая часть которого видит свое будущее именно в составе Украины.

Между тем, выступая с известных позиций по вопросу Крыма, Турция недвусмысленно проводит и аналогию с российским отношением к кипрской проблеме. Москва, как известно, не признает Турецкую Республику Северного Кипра, требуя создания «единого кипрского государства». Но оправданы ли в таком случае ее ожидания признания Анкарой «воссоединения Крыма с Россией»?

Все эти факторы лишь убеждают в том, что Анкара не выстраивает свою «украинскую» политику с «прицелом» на создание неких угроз России. И, следовательно, процессы на украинской площадке, вызывающие определенные разногласия между Москвой и Анкарой, не должны повлиять на дальнейшее развитие их двустороннего партнерства. Несомненно, в этом заинтересованы и Анкара, и Москва. Подтверждением тому является и «специальное» заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова. Признав, что российско-турецкие отношения не свободны от «существенных разногласий», к которым «относится как раз крымская тема», представитель Кремля констатировал: «Российско-турецкие отношения в целом носят партнерский характер, причем не просто декларативный, а который действительно основывается на реальном, прочном фундаменте торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества».

Безусловно, данное заявление является также и серьезным месседжем тем мировым силам, которые рассчитывают на ухудшение диалога Москвы и Анкары, в частности, из-за «существенных разногласий» по вопросу Крыма. Но подобного сценария не приемлют сами Россия и Турция, реализующие стратегию укрепления двусторонних партнерских отношений.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

20