21 Мая 2022

Суббота, 21:46

ПРЕДЕЛ ВОЗМОЖНОСТЕЙ

Что ждет Европу в период французского председательства?

Автор:

01.01.2022

В течение двух последних лет европейское единство подвергалось серьезным испытаниям. Вначале шок от состоявшегося Брексита, потом пандемия коронавируса, которая чуть не рассорила страны континента, а затем опустошила их бюджеты. Напряженность в отношениях с Россией и Китаем может заставить ЕС ужесточить свою внешнюю политику, которая зачастую представляет собой балансирование между экономическими интересами и вопросами прав человека.

Эти и другие проблемы заставляют страны - члены ЕС вступить в еще более интенсивный диалог о том, какие преимущества дает членство в блоке и в каком направлении они хотели бы, чтобы этот союз развивался. 

Что любопытно, опросы показывают, что Франция воспринимает наибольшие преимущества ЕС несколько иначе, чем другие страны.

К примеру, 27% французов, участвовавших в опросах, считают наиважнейшей функцией Евросоюза защиту от войн и конфликтов. Это самый большой процент среди членов блока. И только 17% (меньше всех) из них отмечают экономические преимущества членства в ЕС, включая доступ к единому рынку. 

Эти различия, похоже, свидетельствуют о разрыве между Францией и ее европейскими партнерами в их видении роли и цели ЕС. 

Насколько серьезно эти различия будут влиять на председательство Франции в Совете ЕС, которое вступило в силу 1 января и продлится до 30 июня наступившего года? Тем более если учесть, что в апреле решается судьба президентского кресла в самой Франции. Сможет ли Эмманюэль Макрон удовлетворить запросы одновременно 70 млн. избирателей в своей стране и 450 млн. жителей Европы?

 

Самый проевропейский

Став президентом Франции, Макрон начал активно высказываться по вопросам европейской политики и реформ. Он и баллотировался как сильно проевропейский политик: во время предвыборной кампании в 2017 году его сторонники, казалось, размахивали флагом ЕС так же часто, как и национальным флагом, - редкое явление в других странах Европы. 

В свою очередь европейцы, согласно опросам, однозначно считают Францию при Макроне одной из двух самых влиятельных стран на континенте - так высказались 93% респондентов. Это почти на одном уровне с Германией (97%) и значительно опережает Нидерланды, занимающие третье место (55%). 

Как шутят европейские политики, рабочим языком ЕС по-прежнему является английский, но блок все больше думает на французском. За последние четыре года ЕС приобретает формы, на которых настаивает Макрон, - как более суверенный и финансово интегрированный блок. 

Так, Фонд восстановления ЕС с балансом в 750 млрд. евро стал воплощением давнего стремления Франции создать такие финансовые инструменты, как долговые обязательства ЕС. А ведь Берлин в течение многих лет сопротивлялся призывам к созданию еврооблигаций, не без оснований опасаясь, что это приведет к тому, что Германия будет нести ответственность за расходы других стран. 

И в области промышленной политики Союз склонился к более интервенционистскому французскому подходу. Планы ЕС по регулированию онлайн-торговли и контента также несут на себе сильный французский отпечаток. 

Именно макроновские фразы, такие как «стратегическая автономия», «цифровой суверенитет» и «Европа, которая защищает», определяют большую часть политических дебатов в Брюсселе и многие законодательные предложения Европейской комиссии.

Но, несмотря на общее согласие с тем, что Франция заслуживает своего влиятельного положения, в Европе также существует большое разочарование этой страной. Жители ЕС считают Францию третьей по степени разочарования - после Венгрии и Польши, которые, кстати, обвиняются в серьезных нарушениях европейских ценностей. 

 

Недовольные инициативами Макрона

Это неудивительно, учитывая некоторые из недавних политических идей президента Франции, особенно в области внешних связей. Он подвергся широкой критике за свои попытки договариваться с Путиным, а также за его первоначальное вето на переговоры с Северной Македонией и Албанией о вступлении в ЕС. Заявления же Макрона о «смерти мозга» НАТО вообще были плохо восприняты в восточных странах Европы, которые сильно зависят от гарантий безопасности этого Альянса.

В сентябре прошлого года Париж уже ощутил пределы своих возможностей. Взбешенная тем, что США и Великобритания вытеснили ее из сделки по поставке подводных лодок в Австралию, Франция бросила все свои силы, чтобы заморозить торговые переговоры с Канберрой, а также пригрозила торпедировать новый дипломатический формат ЕС с Вашингтоном по согласованию торговых и технологических стандартов для борьбы с Китаем.

И если торговые переговоры с Австралией все же были отложены в долгий ящик, Франция столкнулась с яростным сопротивлением ее попыток испортить отношения с США. Как заявил в то время один торговый дипломат ЕС, Франция не должна вмешиваться в процесс, который «слишком велик, чтобы потерпеть неудачу».

Многие опасаются, что его лозунг «Европа прежде всего» в конечном счете фактически будет означать «Франция прежде всего», особенно с учетом того, что Макрон смотрит на Европу сквозь призму оборонной промышленности его страны.

Аналогичные настроения относятся и к французскому председательству в Совете ЕС. «Никто не ожидает, что французы будут честными брокерами во время своего председательства, - сказал один из функционеров ЕС. - Это нормально. Но есть предел тому, что им может сойти с рук».

 

Обещания и планы

Девиз Франции на время председательства в ЕС: «Восстановление, сила, принадлежность». Последнее слово означает усиление у европейцев чувства общей принадлежности к Союзу.

Макрон продвигает концепцию «стратегической автономии» ЕС, которая, по его замыслу, позволит блоку из 27 стран лучше противостоять конкуренции со стороны Китая, российским угрозам и поставит его в более равные условия с Соединенными Штатами. Он предложил создать «механизм экстренной поддержки границы» в сотрудничестве с Frontex (пограничное агентство ЕС), что позволит в случае необходимости быстро разместить на границе военные силы и технику. Эта идея получила широкую поддержку после эмиграционного конфликта на границе Польши с Беларусью. Президент Франции хочет пересмотреть и Шенгенскую систему, которая позволяет европейцам пересекать границы без проверок. 

Французы также обещают, в поддержку европейских фермеров, добиваться условий, ограничивающих импорт продуктов питания из стран, которые имеют менее строгие правила с точки зрения окружающей среды, рабочей силы и химикатов.

ЕС должен пересмотреть и свои строгие правила бюджетного дефицита, полагает Макрон, поскольку правительства тратят большие средства, чтобы спасти свои экономики от воздействия ограничений COVID-19. По его словам, Франция будет настаивать на «переосмыслении» законов, которые включают требование о том, чтобы дефицит оставался ниже трех процентов от ВВП.

Среди планов нового председателя в Совете ЕС - саммит по безопасности в марте для активизации совместных европейских военных учений и развития общей оборонной промышленности; меры по превращению Европы в «цифровую державу»; укрепление внешних границ Союза, поскольку Европа сталкивается с иммиграционным давлением, которое она не в состоянии контролировать; проведение в феврале евро-африканского саммита для «восстановления» отношений и предложения «нового курса» для Африки.

 

Выборы во Франции

Способность Макрона доказать гражданам Франции, что ЕС приносит пользу каждому из них лично, будет иметь ключевое значение в его шансах на переизбрание. Ведь он является самым проевропейским политиком и связующим звеном между его разрозненным электоратом.

Французы, которые, согласно недавнему опросу, являются наряду с греками самыми сильными евроскептиками в Европе, давно считают, что единый европейский рынок лишил их рабочих мест и снизил их зарплаты с приходом восточноевропейских рабочих на рынок труда. 

По данным последнего опроса Eurobarometer, всего 36% французов говорят, что доверяют ЕС. Это является самым низким показателем в Союзе. Французы не хотят выходить из ЕС, но их вера в европейский проект и в то, что он может внести положительный вклад в жизнь французских граждан, уменьшается.

Казалось бы, председательство в ЕС может представлять для Макрона определенную электоральную опасность, особенно если ему придется принимать решения, которые подрывают традиционные французские бастионы, такие как промышленность и сельское хозяйство.

Но Макрон, похоже, намерен избежать этих политических ловушек именно потому, что в последние годы вложил так много усилий в формирование торговой политики ЕС, которая не противоречит французским интересам. После ухода британцев, проповедовавших идеи свободного рынка, Франция добилась перехода на более оборонительную торговую стратегию ЕС. Именно Макрон в 2020 году наложил вето на торговый договор, который ЕС заключил с южноамериканским блоком МЕРКОСУР, мотивируя это… экологическими проблемами в странах Южной Америки, в первую очередь сокращением площадей лесов.

А уже осенью прошлого года представители Парижа вообще негласно оповестили своих европейских коллег, что до апрельских выборов ни о каких торговых соглашениях не может идти речи из-за резко отрицательного к ним отношения со стороны общественного мнения во Франции. Причем сделали это довольно цинично. «Мы объяснили в Брюсселе, что в их интересах отложить текущие сделки на некоторое время в холодильник, - объяснил изданию Politico французский чиновник. - Если во Франции будет другой президент, то Париж может вообще не согласиться на какую-либо сделку о свободной торговле».

 

Высокие амбиции

Пока неясно, сколько идей Макрона превратится в конкретную европейскую политику. 

Некоторые из его наиболее привлекательных инициатив в настоящее время являются скорее риторикой, чем реальностью. Другие претерпели значительные изменения. 

Его цель по созданию амбициозного Европейского оборонного фонда не была достигнута в ходе бюджетных переговоров в 2020 году. Конференция о будущем Европы, о которой Макрон говорит с таким упоением, с трудом продвигается вперед и, похоже, будет менее радикальной, чем он надеялся.

Сложность позиций Эмманюэля Макрона в том, что в его планах управлять Европой не только в короткий период председательства в Совете ЕС. Амбиции куда выше, особенно после ухода Ангелы Меркель.

Но политическое влияние надо укреплять, цементировать. И французский президент это понимает. Именно поэтому он стал активно создавать двусторонние союзы внутри ЕС. И не только с традиционно дружественными странами, такими как Италия, с которой в ноябре Франция подписала пакт о двустороннем сотрудничестве - так называемый «Квиринальский договор». Но и со странами, с которыми взаимопонимания не было, к примеру, с Венгрией. 

Посетив в декабре Будапешт, Макрон провел переговоры с националистом и евроскептиком премьером Виктором Орбаном, который также известен своей поддержкой крайне правых французских политиков, таких как Марин Ле Пен и Эрик Земмур. Подчеркнув на встрече политические разногласия между руководством двух стран, Макрон отметил «общее желание работать вместе» ради единой Европы. «Мы - политические противники и европейские партнеры», - ответил ему венгерский политик. 

И все же Германия, хоть и без Меркель, остается ведущей страной Европы. Макрону в первую очередь надо найти общий язык с новым канцлером Олафом Шольцем и его коалиционным правительством. Именно в союзе с Германией шанс для Макрона добиться чего-либо на европейском и мировом уровнях.

Но сначала, конечно, надо победить на выборах во Франции.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

33
Актуально