30 Сентября 2022

Пятница, 17:10

ЕСЛИ Б НЕ БЫЛО ВОЙНЫ

США срочно меняют свою Стратегию национальной безопасности

Автор:

15.06.2022

Война в Украине с первых же дней переросла из просто вооруженного столкновения между двумя странами в проблему глобального характера, взвинтив стоимость энергоносителей, усугубив дефицит продовольствия и усилив инфляцию в мире. Она же стала детонатором крупного политического и экономического конфликта между Западом и Россией, который в конечном счете может оказать гораздо большее влияние на глобальную стабильность, чем боевые действия. 

Война также, вероятно, повысит напряженность и уровень конкуренции с Китаем, который планомерно наращивает модернизацию и эффективность своих вооруженных сил и готовится сравняться или превзойти США по военной и экономической мощи и технологическому развитию в период с 2030 по 2040 год.

Еще до начала войны официальные лица Белого дома утверждали, что Китай, скорее всего, будет наблюдать за реакцией Америки на украинский кризис в контексте того, как она отреагирует на более агрессивные действия Пекина против Тайваня. Поэтому с самого начала войны Вашингтон рассматривал готовность оказать Украине финансовую и военную поддержку, быстрое введение санкций против России и увеличение оборонных бюджетов Европы как недвусмысленный сигнал Китаю.

Формирующийся сейчас многополярный мир - с ядерным, биологическим и химическим оружием, крупномасштабными высокоточными обычными вооружениями и киберконкуренцией расширяет возможности малых держав по созданию серьезных угроз. Внутренняя или локальная напряженность и конфликты приводят к массовым проблемам беженцев, голоду, захвату земель и стратегических ресурсов, которые могут угрожать жизни миллионов людей.

События же в Украине только усугубят нестабильность во многих частях мира, а Россия и Китай усилят свое соперничество с США и их стратегическими партнерами в Азии, Африке и Латинской Америке.

И вполне логично, что все это заставило администрацию Байдена срочно приступить к пересмотру Стратегии национальной безопасности страны (National Security Strategy, NSS), которую она планировала представить в марте, но отложила из-за событий в Украине. 

 

Навести порядок

Закон Голдуотера-Николса от 1986 года о Стратегии национальной безопасности был призван навести порядок в вооруженных силах США, раздираемых соперничеством разных структур. После серьезных проблем в координации, проявившихся, к примеру, в войне во Вьетнаме, во время операции по освобождению заложников в посольстве в Иране в 1980 году, а также при вторжении в Гренаду в 1983 году, стало очевидным, что нужны радикальные изменения в управлении ВС США.

Вместе с тем NSS имеет куда большее значение для страны, чем просто координация силовых структур. Стратегия нацбезопасности, разрабатываемая каждой администрацией со времен президентства Рональда Рейгана, представляет собой один из самых важных документов, направляющих внешнюю политику США. NSS, утверждаемая Конгрессом, призвана не только определить бюджетные приоритеты администрации для обеспечения национальной безопасности, но и сформулировать отношения действующей администрации президента США к союзникам, партнерам и противникам.

Предыдущая администрация Трампа опубликовала свою стратегию в декабре 2017 года, в ней основное внимание уделялось так называемому «американскому суверенитету». Администрация Байдена в марте 2021 года подготовила «Временное стратегическое руководство по национальной безопасности», которое определяет повестку дня. Но пока не обнародована его полная обновленная версия.

 

Торговля vs конфликты

С первых же NSS их постоянной доминантой стал тезис о том, что расширение торговли между странами служит основой для роста глобального процветания и, следовательно, способом сдерживания конфликтов. 

Запад убедил себя, что страны и люди, расширяющие торговые отношения, со временем с меньшей вероятностью вступят в войну друг с другом, поскольку их процветание теперь взаимно переплетено. К примеру, Ангела Меркель в бытность канцлером Германии была уверена в этом и именно с таким расчетом строила отношения с путинской Россией, заставляя делать это также Евросоюз. 

США тоже определили своей стратегической целью стимулирование торговли, поскольку предполагалось, что процветающий мир сделает Соединенные Штаты более безопасными.

Каждое американское правительственное учреждение строило свою собственную стратегию исходя из общенациональной. Офис торгового представителя США, например, расценивал это как мандат на переговоры о дальнейших соглашениях по свободной торговле. Министерство торговли использовало NSS, чтобы обосновать активизацию своих усилий по продвижению американского бизнеса за рубежом. Госдепартамент расширял экономические отделы посольств США и уделял большое внимание вопросам торговли в двусторонней и региональной дипломатии. 

На первый взгляд расширение свободной торговли к военному ведомству отношения не имеет. Однако именно военные миссии США обеспечивают безопасность мировой свободной торговли. Таким образом, это стало ключевой стратегической задачей американских вооруженных сил, отмечает американский Институт исследований внешней политики.

 

Вредное упрямство

С момента распада Советского Союза США, увлекшись продвижением свободной торговли, не смогли создать эффективные национальные военные планы, программы и бюджеты для противодействия российским, китайским и другим угрозам, ограничившись пустой риторикой вместо реального планирования и анализа, считает американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS).

В то время как США сталкиваются с растущей угрозой со стороны России, Китая, Ирана, Северной Кореи и других противников, они тратят на национальную безопасность менее половины той доли своего ВВП, которую тратили в годы холодной войны в противоборстве с одним СССР (7%+ тогда и 2,7-3,2% сейчас), сокрушается CSIS.

В 1960-1990-х годах США также имели бóльшую поддержку со стороны своих стратегических партнеров по НАТО и остального мира, чем сейчас. Вместо того чтобы работать над созданием более эффективных общих сил, Вашингтон оказывает давление на страны Альянса с тем, чтобы те тратили не менее 2% ВВП на оборону. 

Упрямое требование об увеличении военных расходов, особенно активное во времена Трампа, игнорировало, помимо всего прочего, тот факт, что безопасность должна основываться на планах каждой страны, а не на общих целях НАТО. Ведь даже не были сделаны попытки выяснить, какой уровень расходов на самом деле необходим для исправления недостатков конкретной страны и будет ли уровень расходов в 2% для нее адекватным. 

В результате общий потенциал национальных вооруженных сил Европы практически не изменился с 80-х годов прошлого века. Более того, странам Восточной Европы до сих пор не удалось избавиться от стареющих и приходящих в упадок вооружений советской эпохи. 

Европа не была готова к серьезному увеличению и изменению своей военной мощи, а США зациклились на Китае и военном балансе в Индо-Тихоокеанском регионе. Российское вторжение в Украину показало, насколько опасным может быть такой подход к региональной безопасности.

 

Слухи

Недавняя речь госсекретаря Энтони Блинкена о внешней политике США предлагает одну из возможных формулировок того, как NSS будет взвешивать угрозы со стороны Пекина и Москвы. Россия, по словам Блинкена, представляет собой «явную и реальную угрозу», тогда как Китай - «самый серьезный долгосрочный вызов международному порядку».

В более фундаментальном плане стратегия, скорее всего, утверждает, что ни вызов России в Европе, ни вызов Китая в Азии не могут быть решены изолированно, считает агентство Bloomberg.

По слухам, в новом проекте подчеркивается важность как Европы, так и Азии для интересов национальной безопасности США, что является отходом от более ранней версии, в которой больше внимания уделялось Китаю и Азии. В документе утверждается, что события в Европе и Азии неразрывно связаны между собой.

По словам официальных лиц в Вашингтоне, результатом пересмотра концепции нацбезопасности стал растущий диалог США с азиатскими странами о событиях в Европе и с европейскими странами о событиях в Азии. В то время как дискуссии с европейскими странами об Индо-Тихоокеанском регионе во время администрации Обамы были «трудными, сложными, часто подозрительными», теперь они «очень продуктивны», заявил в мае координатор Белого дома по Индо-Тихоокеанскому региону Курт Кэмпбелл.

Ожидается, что в пересмотренном документе по безопасности также будет более четко сформулирована связь между возникающими транснациональными угрозами, такими как изменение климата, и традиционной геополитической конкуренцией. Космическое пространство, например, является как транснациональной проблемой, так и местом, где разыгрывается геополитика, сказал Bloomberg один из источников. 

 

Нельзя игнорировать

Если бы не война в Украине, итоговый вариант Стратегии американской безопасности почти наверняка по-прежнему был бы сосредоточен на Китае, формально отмечал угрозы со стороны Ирана и Северной Кореи и полностью игнорировал бы претензии России. Он остался столь же бессодержательным, как при администрации Трампа, полагают эксперты CSIS.

Временное стратегическое руководство по национальной безопасности, которое администрация Байдена выпустила в марте 2021 года, не представило никаких подробных планов, программ и предполагаемых бюджетов, отмечает Центр стратегических и международных исследований. Не было никаких указаний на то, что у США есть новые планы по изменению своих глобальных стратегических партнерств.

Судя по заявлениям представителей Белого дома, благодаря войне в Украине США поняли, что не могут позволить себе стратегию, сосредоточенную только на одной крупной угрозе или одном регионе и игнорирующую интересы основных стратегических партнеров.

Остается вопрос: восстановится ли традиционная преемственность американской внешней политики или она будет менять свою направленность с приходом каждой новой администрации, как это происходило в 2017 и 2021 годах?



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

23
Актуально