23 Июля 2024

Вторник, 14:49

ТРИ ЦЕЛИ ТРЕХ ДНЕЙ

По горячим следам визита президента Ирана в Пакистан

Автор:

01.05.2024

Визит президента Исламской Республики Иран Эбрахима Раиси в Пакистан должен был состояться еще в январе этого года. В условиях сохраняющейся напряженности между Ираном и Израилем он привлекает особое внимание. Устроенный в честь высокопоставленного иранского гостя торжественный прием в Исламабаде продемонстрировал поддержку Тегерана со стороны мусульманских стран региона.

 

Предыстория визита

Необходимость посетить Пакистан в конце января этого года была обусловлена объективными причинами - именно на тот момент пришелся пик напряженности в отношениях между обеими странами. Так, 17 января части иранской армии нанесли удар по лагерю белуджской сепаратистской вооруженной группировки «Джейш аль-Адл» («Армия справедливости»), расположенному на территории пакистанского Белуджистана, недалеко от границы с Ираном. Инцидент настолько обострил отношения между двумя соседями, что пришлось отзывать послов для консультаций.

Через несколько дней последовал ответный удар Пакистана. В этот раз подразделения пакистанской армии обстреляли находящиеся на территории Ирана группировки, также состоящие из этнических белуджей. Если верить пакистанской стороне, это была превентивная мера с целью прекратить вооруженные нападения сепаратистов на части своей армии. В любом случае мишенью обоих ударов стали белуджские группировки. Пакистан заявил о гибели двух детей в результате действий иранской армии. Иранцы же утверждают о семи жертвах пакистанской атаки, в числе которых трое детей и четыре женщины.

После встречи глав внешнеполитических ведомств Ирана и Пакистана страсти поутихли. Более того, на основании приглашения пакистанского руководства было достигнуто соглашение о визите иранского президента в ближайшие месяцы.

 

Три дня, три пункта, три цели

В рамках трехдневного пакистанского турне президент Раиси встретился с президентом страны Асифом Али Зардари, премьер-министром Шахбазом Шарифом и командующим армией генералом Асимом Муниром.

В Исламской Республике Пакистан действует парламентская система правления во главе с премьер-министром, который фактически управляет политическими, экономическими и другими процессами в стране. В этом смысле встреча иранского президента с премьер-министром Пакистана была неизбежна.

На совместной пресс-конференции, проведенной Эбрахимом Раиси и Шахбазом Шарифом в Исламабаде, основной акцент был сделан на развитии торгово-экономических отношений. Оба лидера заявили о целях увеличить взаимный товарообмен до $10 млрд. И действительно, учитывая возможности и масштабы Ирана и Пакистана, объем товарооборота между ними оставляет желать лучшего.

Например, в прошлом году импорт Пакистана из Ирана составил $944 млн (+13% по сравнению с 2022 г.) В целом же объем импорта из Ирана за последние четыре года вырос в 2,5 раза ($372 млн в 2020 г.) - предположительно за счет продажи нефти и газа.

У иранского лидера были особые причины для встречи со своим пакистанским коллегой Зардари. И хотя она носила формальный характер, это не умаляет ее важности для Ирана. Дело в том, что председателем третьей крупнейшей политической фракции пакистанского парламента - Пакистанской народной партии - является Билавал Бхутто Зардари, родной сын президента страны, чья семья занимает важное место в политической истории Пакистана. Основателем партии был Зульфикар Али Бхутто, чья дочь Беназир Бхутто стала первой женщиной - премьер-министром Пакистана. Семья до сих поддерживает тесные связи с Ираном, продолжая играть значительную роль в укреплении отношений между двумя странами.

Кстати, Зардари руководил страной и в 2013 году, когда был запущен проект по строительству газопровода IPI (Иран-Пакистан-Индия) между Ираном и Пакистаном. Совпадение это или нет, но приостановленные в свое время строительные работы в феврале этого года были возобновлены. Индия при этом отказалась от дальнейшего участия в проекте. Есть вероятность, что в будущем к нему присоединится Китай.

Еще одним перспективным направлением ирано-пакистанских торгово-экономических отношений является сотрудничество в рамках транспортного коридора Гвадар-Чабахар. Речь идет о транспортировке товаров из Китая к берегам Индийского океана через Пакистан, а оттуда через Иран на север - в Россию.

Одновременно наблюдается совместное участие обеих стран в проекте строительства наземных путей сообщения и железной дороги ITI (Исламабад-Тегеран-Стамбул). Для Ирана данный проект имеет особое значение, поскольку Тегеран планирует и дальше диверсифицировать этот транспортный маршрут, расширив его сначала до Ирака, а затем и до Саудовской Аравии. В этом случае Тегеран может фактически превратиться в региональный транспортный узел.

 

Безопасность

Третья по важности и неотложная проблема в отношениях между Ираном и Пакистаном - это терроризм и угрозы безопасности. Если не считать исторически сложившихся пограничных споров между Пакистаном и Индией или угроз со стороны Ирана на Ближнем Востоке, вопросы безопасности обеих стран одни и те же: «Талибан», ИГИЛ и белуджский сепаратизм.

Несмотря на не очень гладкие отношения «Талибана» с соседними странами, самые острые проблемы афганского режима связаны с Пакистаном и Ираном. За последние три года произошло несколько пограничных стычек с Ираном, в которых были убиты иранские солдаты. И каждый раз Тегерану удавалось снизить напряженность путем переговоров.

Аналогичная картина наблюдается и в Пакистане, хотя он традиционно считается местом зарождения движения «Талибан», где находились лагеря афганских беженцев. Сегодня афганский «Талибан» имеет хорошо оснащенные опорные базы в стране, откуда время от времени организовываются нападения на части пакистанской армии. В Исламабаде понимают, что стоит военно-политической ситуации в стране выйти из-под контроля властей, первым, кто воспользуется создавшимся беспорядком, будет «Талибан». Именно поэтому тема Афганистана и «Талибана», а также неподконтрольных ему вооруженных радикальных группировок остается источником опасности для Пакистана. В этом контексте Исламабад считает сотрудничество с Тегераном важным.

Другая опасность исходит от ИГИЛ. В частности, Пакистан и Иран находятся в первых рядах списка стран - мишеней группировки ИГИЛ-«Хорасан» (ИГ-Х) - филиала организации, созданного в Афганистане десять лет назад. За последние два года ИГ-X совершены многочисленные террористические акты как в Иране, так и Пакистане. А нападения, устроенные группировкой в нескольких шиитских мечетях Пакистана, ставят под удар и без того чувствительную религиозную обстановку в стране. Террористические атаки ИГ-Х в иранских городах (Мешхеде, Ширазе и Кермане) превратили группировку в серьезный источник нестабильности для Тегерана.

Нельзя исключать и фактор белуджского сепаратизма, укоренившегося на территории исторического Белуджистана, части которого охватывают земли Пакистана, Афганистана и Ирана. Большая часть этой территории приходится на долю Пакистана (44%, 13 млн человек). Второе место по площади охвата занимает иранская провинция Систан-Белуджистан (181 тыс. кв. км, 2,3 млн человек). Третья, относительно небольшая часть Белуджистана расположена в Афганистане - это провинции Нимруз, Гильменд и Кандагар, населенные преимущественно белуджами.

Белуджский сепаратизм стал реальной политической угрозой в Иране и Афганистане особенно в последние двадцать лет. Организация под названием «Армия освобождения Белуджистана» действует на территории обеих стран и периодически организует нападения на правительственные силы Ирана и Пакистана, которые несут при этом тяжелые потери. Заявление иранского президента во время его визита в Пакистан о «зарубежных силах», препятствующих развитию отношений между двумя странами, указывает на третьи страны, подзуживающие белуджский сепаратизм. Не случайно во время январского обострения они стали мишенью иранской и пакистанской армий на территории этих стран. Иными словами, в ближайшие годы эта сила будет оставаться большой головной болью для обеих стран.

Судя по всему, Иран и Пакистан намерены и дальше развивать свои отношения. Однако нестабильная ситуация в Пакистане, мощное влияние Запада на военную сферу страны, а также внешние факторы, включая пограничный сепаратизм, будут и впредь представлять серьезную угрозу ирано-пакистанским отношениям. Но лидеры Ирана и Пакистана хорошо понимают, что общие вызовы и экономические интересы - решающий фактор сближения их стран.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

28


Актуально