30 Октября 2020

Пятница, 19:52

ВАЛЮТА

ИГРЫ АРМЯНСКИХ ВЛАСТЕЙ

На вопросы R+ отвечает известный российский политолог, директор Института политических исследований Сергей МАРКОВ

Автор:

01.05.2016

Судя по визитам в регион карабахского конфликта российской политической элиты, после 4-дневной апрельской войны РФ начала активную челночную дипломатию по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта. Визиты главы российского правительства Дмитрия Медведева и руководителя МИД России Сергея Лаврова в Баку и Ереван послужили поводом для различного рода предположений и прогнозов о скорой развязке самого кровопролитного межнационального противостояния на постсоветском пространстве - карабахского конфликта. Инициативу по разруливанию ситуации взяла на себя Россия, после того как Баку перешел от слов к делу - прорвал в нескольких зонах оборону армянских войск и укрепился на освобожденных позициях. Мало того, что Азербайджан продемонстрировал новейшее вооружение, он провел и боевые операции по канонам современных методов ведения бесконтактной войны. Об этом свидетельствует уничтожение командных пунктов и боевой техники армянских ВС беспилотниками азербайджанских Вооруженных сил. Все это послужило появлению в прессе различного рода версий и прогнозов в отношении будущего урегулирования карабахского конфликта. В связи с этим R+ попросил известного российского политолога, директора Института политических исследований Сергея МАРКОВА ответить на ряд вопросов относительно нынешней ситуации и перспектив урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. 

 - Насколько близко стороны карабахского конфликта подошли к заключению мирного договора? Есть ли осязаемые предпосылки к этому? 

- Да, такие предпосылки есть. Отмечу, в 2011 году стороны армяно-азербайджанского конфликта путем взаимных компромиссов были очень близки к заключению мирного соглашения на основе казанской формулы урегулирования карабахского конфликта. К сожалению, в последний момент все сорвалось. На какое-то время разочарованное этим правительство России практически отстранилось от процесса мирного урегулирования. Хочу подчеркнуть, что в 2011 году президенты Азербайджана и Армении фактически договорились, но, как говорится, совсем немного не пошли до конца. У переговоров по карабахскому урегулированию есть объективная природа. Азербайджан хочет вернуть территории, а Армения хочет снятия блокады, открытия коммуникаций и возможностей экономического развития. Сейчас Россия больше заинтересована в урегулировании конфликта, так как в настоящее время у РФ больше мотивов к этому. К примеру, во-первых, РФ хочет освободиться от бремени экономической поддержки Армении. Москва стремится, чтобы Ереван сам решал свои экономические проблемы. Во-вторых, РФ остерегается появления у ее границ новых конфликтов. Уж слишком много конфликтов на рубежах России. К этому надо добавить, что нынешний президент России Владимир Путин имеет больший политический вес, чем Дмитрий Медведев, который был президентом в 2011 году. Все это стимулирует Россию быть больше вовлеченной в процесс урегулирования карабахского конфликта, чем в период встреч в Казани в 2011 году. И, соответственно, больше предпосылок и готовности у сторон договориться, чем в 2011 году. 

- По информации в прессе, урегулирование предполагает размещение в зоне конфликта российского миротворческого контингента. По некоторым версиям это является условием посреднической миссии Москвы… 

- Не Россия, а Армения ставит условием подписания казанской формулы введение российских миротворцев как некой гарантии предотвращения боевых действий. Казанская формула предполагает "мир в обмен на территории". Но то, что предлагает армянская сторона, - "неполный мир взамен на неполный возврат территорий". То есть Армения заявляет, что не хочет оказаться в более невыгодных позициях в результате возврата территорий, поэтому Еревану необходимы гарантии невозобновления боев. Такие гарантии они считают следующими: передающиеся Азербайджану территории должны быть демилитаризованы, в зоне конфликта необходимо разместить миротворцев и должно быть заключено соглашение о неприменении военной силы. Поэтому инициатива о размещении миротворцев принадлежит армянской стороне, а Россия в данном случае согласна с логикой Еревана. 

- В Армении набирают силу антироссийские митинги и демонстрации. Может ли антироссийская истерия в Ереване сорвать предпринимаемые попытки окончательно урегулировать карабахский конфликт?

- Конечно, ситуация в Армении может накалиться, но каких-то широких, массовых антироссийских выступлений и настроений нет. В Армении всегда есть проамериканская антироссийская составляющая. В Ереване даже была предпринята попытка организации ереванского майдана. Эти силы связаны с бывшим президентом Тер-Петросяном, они постоянно есть и ориентированы на США. Сейчас они просто активизировались, к этому присоединились психически неуравновешенные и политически активные пользователи социальных сетей. Думаю, что в этом есть еще элемент игры армянских властей. Они хотят сказать российскому руководству: "В Армении усиливаются антироссийские настроения. Поэтому мы не можем идти на уступки в карабахском вопросе… так что вы на нас не сильно-то давите". Такая игра часто используется в политике. К примеру, к этому часто прибегает официальный Киев, когда хочет показать, что не может в полной мере реализовывать минские соглашения. Якобы на власть давят националисты. А на деле сам Киев стимулирует националистов с тем, чтобы они оказывали давление на власть. Думаю, что такая же игра ведется в Ереване.   

- Насколько высока вероятность возобновления боевых действий между Азербайджаном и Арменией?

- Думаю, если в урегулировании карабахского конфликта не произойдет продвижения, конечно же, следует ожидать обострения ситуации на линии фронта. 

- В медиа распространена информация, что чуть ли не совсем скоро будут освобождены пять оккупированных азербайджанских районов по периметру Нагорного Карабаха. Мол, это уже вопрос ближайшего времени...

- Предложение об освобождении пяти районов исходит от Армении, а Азербайджан говорит об освобождении шести с половиной районов. Армения хочет оставить себе контроль над всем Лачином и в запасе держать Кяльбаджар. Азербайджан настаивает на возврате всех районов и считает, что Армении хватит коридора в Лачинском районе шириной в два снайперских выстрела. Думаю, компромисса между двумя этими вариантами можно достичь. Освобождение пяти азербайджанских районов - это минимум. 

 - Является ли предметом переговоров, при посредничестве России, вопрос будущего статуса Нагорного Карабаха?

- Сейчас все согласны с тем, что вопрос статуса НК следует отложить на будущее. Пока обсуждаются условия, каким образом будет определен статус Нагорного Карабаха. Армения предлагает решить это простым референдумом. Азербайджанская сторона отмечает необходимость участия в референдуме беженцев. Либо должен начаться процесс возвращения азербайджанских беженцев, либо они должны получить возможность проголосовать на референдуме. Баку также считает логичным ввести в преамбулу ссылку на известные четыре резолюции ООН. Армянская сторона этого не хочет, так как резолюции указывают на обеспечение территориальной целостности Азербайджана, включая Нагорный Карабах. То есть стороны переговоров хотят застолбить какие-то условия, которые повлияют на результаты референдума. 

- У России гораздо больше возможностей в урегулировании карабахского конфликта по сравнению с Францией и США. Между Азербайджаном и РФ налажены очень тесные политические, экономические, коммуникационные и прочие связи. Что касается Армении, то, как сказал бывший спикер Госдумы Борис Грызлов, - это форпост России. В таком случае может ли Россия решить вопрос урегулирования вне чрезмерно затянувшегося переговорного процесса Минской группы ОБСЕ?

- Теоретически это возможно, но практически - нет. Да, Армения - член ОДКБ, входит в ЕАЭС и т.д. Но на принятие решений в Ереване оказывает сильное влияние армянская диаспора. Известно, что мощная армянская диаспора имеется в США и во Франции, но там нет сильной азербайджанской диаспоры. Сильная азербайджанская диаспора есть в России, которая уравновешивает влияние армянской диаспоры. Поэтому, если будет заблокирован нынешний процесс урегулирования, то, скорее всего, срыв пойдет на пользу Армении. И заблокирован процесс будет со стороны США, но посредством армянской диаспоры в Америке. Надо отметить, что радикальную позицию в карабахском вопросе занимает не население Армении, а армянская диаспора в США и во Франции. 

Что касается МГ ОБСЕ, то, насколько мне известно, США и Франция поддерживают инициативу РФ по карабахскому урегулированию. Сейчас у ООН существует немало других глобальных проблем. По внутриполитическим условиям Франция и США готовы передать России инициативу в этом вопросе. 

- Чего можно ожидать в ближайшие месяцы в решении азербайджано-армянского конфликта?

 - Думаю, что сложные переговоры, прежде всего, будут проходить в Ереване. В сложившейся ситуации в отношении казанской формулы правительству Армении придется больше, чем властям Азербайджана, убеждать свое население. Переговоры будут проходить также в Баку, но в Ереване они будут более интенсивными. России чуть больше придется давить на Армению. 

- Недавно президент Армении Серж Саргсян выступил с противоречивым заявлением. С одной стороны, он говорит о необходимости гарантий безопасности, но в то же время не считает возможным размещение российского миротворческого контингента. Он отмечает важность урегулирования, но с недоверием относится к переговорам и пр. Что все это означает? 

- Власти Армении пока не определили свою стратегию в отношении нынешнего процесса урегулирования карабахского конфликта. По-видимому, президент Серж Саргсян пытается выработать стратегию и поэтому просто решил взять паузу. С одной стороны, на него оказывает давление Азербайджан, с другой - давит Россия, которая предлагает армянскому президенту подписать казанский проект соглашения, а также есть давление со стороны собственного армянского населения. Причем давление армян идет по трем направлениям: со стороны населения Армении, со стороны армян Нагорного Карабаха и со стороны армянской диаспоры. Такие многочисленные и разночтивые давления не позволяют президенту Саргсяну сформулировать единую политику. Но в любом случае ему придется выработать какую-то определенность.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

265