18 Ноября 2017

Суббота, 19:43

ВАЛЮТА

"КАРТОЧНЫЙ ДОМИК" ФИНАНСОВОЙ СИСТЕМЫ

Экономисты предупреждают о скором банковском кризисе в Европе и проблемах во всей мировой экономике

Автор:

01.11.2017

В Европе с завидной периодичностью обсуждаются вероятность нового банковского кризиса и риск банкротства даже крупнейших участников рынка. Так, совсем недавно в СМИ просочилась информация о том, что европейские власти рассматривают возможность заморозки активов клиентов банков на их счетах так, чтобы в случае кризиса они не могли снять все средства. Правда, пока все это на стадии предложения и суждения, но эксперты уверены, что ситуация действительно тревожная.

Еще в прошлом году Европейская банковская администрация (European Banking Authority - ЕВА) провела оценку финансового положения ведущих европейских банков (всего 51 организация) с помощью так называемых стресс-тестов. В конце июля 2016 года ЕВА обнародовала результаты тестов и сделала вывод, что состояние проверявшихся банков в целом "удовлетворительное". Хотя некоторые банки по показателю достаточности капитала находились близко от минимально требуемого норматива (4,5%).

Вслед за этим была опубликована диаметрально противоположная оценка Международного валютного фонда (МВФ), который уверен: в ближайшие годы примерно треть европейских банков должна "умереть", тогда как в США под угрозой всего лишь четверть банков. При этом банковская система Евросоюза располагает активами в $31 трлн., а банковская система США - только $16 трлн. Получается, согласно оценкам МВФ, что в ближайшие годы Евросоюз потеряет банки с совокупными активами, превышающими $10 трлн., а США - лишь $4 трлн. То есть европейская банковская система менее устойчива, чем американская, а возможные ущербы для Европы в случае банковского кризиса будут несравненно более тяжелыми, чем для США.

В качестве нового тревожного звоночка можно указать практическое банкротство испанского Banco Po-pular, который понес огромные убытки от невыгодной продажи недвижимости, и акционерам в конечном счете пришлось пойти на его продажу за символическую сумму в 1 евро банку Santander. Другой претендент - Италия, вернее, заальпийский банковский сектор, где рост долгов достигает уже критической отметки. Дошло до того, что правительство Италии решило направить 17 млрд. евро на спасение двух венецианских банков - Popolare di Vicenza и Veneto Banca.

Однако все это ничто по сравнению с продолжающимся напряжением вокруг крупнейшего европейского Deutsche Bank - ему за последние годы один за другим выписывают крупные штрафы, которые серьезно пошатнули устойчивость банка и привели к разговорам даже о его возможном банкротстве. Напомним, что ровно год назад минфин США предлагал Deutsche Bank заплатить $14 млрд. для урегулирования претензий по делу о манипулировании ценами на ипотечные бумаги в период до кризиса 2008 года, - в итоге стороны сторговались на половину этой суммы. Но уже до этого Deutsche Bank потерял половину рыночной капитализации, после того как получил по итогам 2015 года убыток в 6,8 млрд. евро (в 2016 году - около 1,4 млрд. евро), а затем отказался от выплаты дивидендов на ближайшие два года. В результате уровень капитализации банка сейчас один из самых низких в Европе. 

В этом году штрафы в отношении Deutsche Bank также следуют один за другим. В конце мая Федеральная резервная система США обязала банк выплатить $41 млн. из-за того, что тот не принял достаточных мер для предотвращения отмывания денег. В январе этого года банк был оштрафован в Штатах на $425 млн. за схему "зеркальных сделок" с российскими акциями. По информации Нью-Йоркского департамента по финансовым услугам, в эту историю были вовлечены клиенты, покупавшие акции в России, а также другие заинтересованные стороны, которые вскоре после этого продавали эти же бумаги через лондонский филиал Deutsche Bank. Часть операций проходила через офис банка в Нью-Йорке. В конце марта этого года суд штата Коннектикут постановил, что Deutsche Bank Group Service обязан выплатить $150 млн. штрафа из-за манипуляций с процентными ставками. В апреле ФРС оштрафовала немецкий банк на $156 млн. Причина - проведение небезопасных операций на валютных рынках. Еще $170 млн. пойдут на урегулирование иска инвесторов, которые заявили, что Deutsche Bank вместе с другими банками манипулировал межбанковской ставкой предложения Euribor. При этом британскому Barclays придется заплатить штраф в $94 млн. Другой фигурант дела HSBC договорился об урегулировании за $45 млн. Понятно, что на фоне отказа властей Германии поддержать Deu-tsche Bank финансово ослабление позиций одного из важнейших банковских институтов Европы не может пройти незаметно для всей европейской банковской братии. 

Таким образом, стремление европейских властей принять меры пре-досторожности на случай нового кризиса вполне понятно. Пусть даже в данном случае заморозка активов будет носить всего лишь временный характер. Цель заключается в том, чтобы сдержать панику, которая наблюдалась, например, в 2008 году, когда Royal Bank of Scotland оказался на грани банкротства и был спасен лишь благодаря усилиям государства и национализации. Как бы то ни было, десять лет спустя его положение все еще оставляет желать лучшего, что говорит о рисках для ряда учреждений.

Однако тот же Deutsche Bank выступает за дополнительные меры по предотвращению надвигающегося кризиса. Так, его гендиректор Джон Крайан заявлял недавно, что Европейскому центральному банку (ЕЦБ) следует начать уход от чрезмерно стимулирующей кредитно-денежной политики независимо от того, насколько сильным является евро. По его словам, хотя "дешевые деньги" помогли государствам и банкам выйти из кризиса, они также привели к "еще более существенным сдвигам". Он отметил, в частности, рекордно высокие цены на недвижимость в развитых странах, а также продолжающийся подъем фондового рынка.

"Эра "дешевых денег" в Европе должна завершиться, несмотря на сильный евро, - заявил Крайан. - Я приветствую действия ФРС, а теперь и сигналы ЕЦБ о намерении постепенно закончить со слишком мягкой монетарной политикой". Он отметил, однако, что центробанкам все же стоит придерживаться позиции, которая предотвратит резкие потери на финансовых рынках. 

Кроме того, эксперты с большой тревогой указывают на опасное влияние на рынок теневого банкинга, который работает за счет параллельных финансовых сетей, опирается на офшоры и укрывается от регламентации классической банковской системы. По данным Банка Франции, объем операций в этом параллельном финансовом секторе составил $25 трлн. в 2002 году. Эта сумма возросла до $92 трлн. в 2015 году, если верить докладу Совета по финансовой стабильности. Кроме того, в Банке Франции отмечают, что почти половина сумм, которые прошли через теневой банковский сектор в 2014 году, несли в себе "системный риск". 

Вместе с тем в немалой степени финансово-банковские кризисы зависят от политической воли нынешних лидеров мировой арены. Так, планы нового американского президента Дональда Трампа изменить некоторые нормы, утвержденные его предшественником, направлены на избежание злоупотреблений в финансовой сфере. Свою роль в дестабилизации играет и выход Великобритании из Евросоюза. На данный момент оценить последствия этого решения сложно, как и меры британских властей по сдерживанию финансистов. Но Лондон может ослабить регулирование, и тогда начнется жесткая борьба между финансовыми площадками.

Между тем все эти кризисные предпосылки в финансово-банковском сегменте Старого Света опасны тем, что не ограничиваются лишь рубежами континента. 18 лауреатов Нобелевской премии по экономике совсем недавно дали неутешительный прогноз о новом мировом кризисе, поставив под сомнение устойчивость финансового мира к кризисам. Величайшие умы экономики предупреждают, что, несмотря на реформы прошлых лет, все еще существуют пробелы в контроле. Поводом к опросу экспертов стало заявление главы Федеральной резервной системы США Джанет Йеллен. В конце июня в сенсационной речи она заявила, что в наше время больше не будет финансового кризиса. Экономисты с ней, мягко говоря, не согласны. Несмотря на хорошее состояние дел на бирже и устойчивость конъюнктуры, ошибочно считать, что наступила стабильность. "Я бы не поставил на это… Каждый раз, когда мы думаем, что банкротств больше не будет, риск увеличивается", - сказал Бенгт Холмстрем, лауреат Нобелевской премии 2016 года. А его коллега, лауреат Нобелевской премии 2004 года Эдвард Прескотт, был еще более категоричен: "С большой уверенностью можно сказать, что в недалеком будущем будет финансовый кризис". Наиболее адекватен в своем пессимизме Дэниэл Макфадден, лауреат Нобелевской премии 2000 года: "Финансовые риски - это как электричество в огромной сети. И это электричество может долгое время течь в сети, но рано или поздно произойдет короткое замыкание. У нас нет необходимых инструментов, чтобы наблюдать, контролировать и справляться с этими проблемами. Вот почему следующий финансовый кризис неизбежен", - предупреждает Макфадден.

Словом, "карточный домик" финансовой системы мира все еще достаточно шаткий, и именно европейские банки могут стать той самой "рукой", которая вытянет нижнюю карту.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

5
Лента новостей