15 Декабря 2017

Пятница, 12:29

ВАЛЮТА

ПЕРЕГОВОРЫ ЛУЧШЕ ВОЙНЫ

Если только они нацелены на достижение реального прогресса в урегулировании карабахского конфликта, а не служат прикрытием для сохранения статус-кво

Автор:

01.12.2017

Нынешняя осень оказалась насыщенной в контексте карабахского урегулирования. В октябре состоялась встреча президентов Азербайджана и Армении с участием сопредседателей Минской группы ОБСЕ в Женеве. До этого посредники несколько раз посещали зону конфликта и согласовывали предложения, способные возобновить переговоры и вывести процесс мирного урегулирования конфликта из тупика. 

Проблема упиралась в позицию Армении, которая после поражения в ходе апрельских боев прошлого года отказывалась от содержательного обсуждения вопросов урегулирования и требовала предварительно обеспечить укрепление режима прекращения огня, расширение миссии наблюдателей ОБСЕ и внедрение механизма расследования инцидентов на линии соприкосновения сторон. Азербайджан соглашался рассматривать все это лишь как часть общего процесса урегулирования, так как в отдельности осуществление армянских требований лишь закрепляло бы существующий и неприемлемый для Азербайджана, да и международных посредников статус-кво. Видимо, под воздействием посредников армяне образумились и согласились обсуждать параллельно интересующие стороны вопросы. 

В ноябре в Москве прошли консультации министров иностранных дел Эдварда Налбандяна и Эльмара Мамедъярова с сопредседателями Минской группы ОБСЕ. По итогам было распространено заявление, в котором говорилось, что главы внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении согласились встретиться в декабре в Вене на полях СМИД ОБСЕ. В заявлении сопредседателей отмечается, что они подготовят повестку встречи министров, в которую войдут и "субстантивные вопросы". 

К усилиям сопредседателей Минской группы присоединились президенты и главы МИД соседствующих с зоной конфликта Турции и России. По сообщению турецкой Star, президент Эрдоган в ходе сочинской встречи обсудил с российским лидером Путиным проблему Нагорного Карабаха. По словам Эрдогана, "Россия имеет влияние на Армению. Имеются принятые ранее Совбезом ООН решения о пяти районах из семи оккупированных. Мы остановились на том, что нужно выполнять эти решения. Господин Путин настроен положительно, но, как я понял, не возлагает особых надежд. Я думаю, что его безнадежность связана с отношениями между двумя сторонами". 

Президент Эрдоган сказал, что вернется к теме карабахского урегулирования при следующей встрече с российским лидером. Усилия Турции в этом вопросе определяются не только братским отношением к Азербайджану, но и желанием оградить развивающееся российско-турецкое партнерство в экономической, политической сферах, а, возможно, и военно-техническое сотрудничество от рисков. Ведь Москва и Анкара нащупывают взаимопонимание по многим международным вопросам. Масштабные энергетические проекты, такие как газовый "Турецкий поток" или строительство четырех блоков АЭС "Аккую", рассчитаны на многие десятилетия. В условиях неурегулированности карабахского конфликта растут риски возобновления военных действий между Арменией и Азербайджаном, которые могут втянуть в военное противостояние и Турцию с Россией. Поэтому так важно продвинуть карабахское урегулирование хотя бы до точки, исключающей возобновление военных действий.

Беседа турецкого и российского президентов по данной проблеме не осталась бесследной. Сразу после нее глава МИД РФ Сергей Лавров посетил с визитом Баку и Ереван, где наряду с оценкой двусторонних дипломатических отношений, которым исполнилось четверть века, обсудил перспективы урегулирования нагорно-карабахского конфликта. По словам Лаврова, контуры разрешения проблемы уже очерчены. "Конфликт не устраивает никого, нужно искать решение, тем более что многие направления, которые должны привести к результату, уже вырисовываются, - отметил министр. - Весь набор шагов, мер, договоренностей, которые требуются для того, чтобы сдвинуть процесс карабахского урегулирования, на столе. Будем, как участники тройки сопредседателей Минской группы ОБСЕ, продолжать искать взаимоприемлемые мирные развязки с учетом тех наметок, которые появились в ходе недавней встречи трех сопредседателей - российского, американского, французского - с министрами иностранных дел Азербайджана и Армении в Москве", - сказал он по итогам переговоров с главой МИД Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым. 

Однако тональность и акценты в заявлениях главы МИД РФ по карабахской теме часто менялись в зависимости от того, где они озвучивались - в Азербайджане или Армении. Так произошло и на сей раз. На совместной пресс-конференции с главой МИД Армении Эдвардом Налбандяном в Ереване Сергей Лавров сказал, что "проблема трудная, и весь опыт наших переговоров говорит о том, что быстро они не завершатся". Армянская сторона интерпретирует его слова так, что коль никакого решения не будет, значит, произойдет очередная заморозка процесса конфликта. Стоило ли в таком случае министру иностранных дел России совершать этот визит в регион, будить определенные надежды и вызывать глубокое разочарование? Лавров сказал, что вопрос сложный и быстрого решения не будет. Но что подразумевается под быстрым решением? Если быстрое и полное урегулирование конфликта и снятие его с актуальной повестки, то это, естественно, нереалистично. Конфликт, который длится уже почти 30 лет, для полного решения может потребовать, возможно, такой же срок с момента начала процесса урегулирования для его полного завершения. Но прогресс в урегулировании, хотя бы в части деоккупации азербайджанских территорий за границами бывшей НКАО, в сочетании с миротворческой операцией и демилитаризацией, открытием коммуникаций и во-зобновлением азербайджано-армянских отношений, может быть достигнут при должной настойчивости держав-посредников, которые в состоянии умерить завышенные требования Еревана. 

На повестке переговоров должно стоять обсуждение условий и гарантий завершения военного конфликта между Арменией и Азербайджаном, сформулированных в известных резолюциях (822, 853, 874, 884) Совбеза ООН и резолюции 62/243 Генассамблеи ООН. Именно это артикулировал президент Ильхам Алиев в Брюсселе в своем выступлении на заседании Североатлантического совета НАТО, а затем и на саммите участников программы "Восточное партнерство" Евросоюза. Акцент на выполнение резолюций ООН, очевидно, не по вкусу армянам. Не найдя ничего лучше, они нагло перевирают суть этих основополагающих международных документов. Так, Серж Саргсян на саммите "Восточное партнерство" в Брюсселе без тени смущения изрек, что "Организация Объединенных Наций никогда не принимала резолюции по части урегулирования вопроса Нагорного Карабаха. Принятые в 1993 году со стороны ООН четыре резолюции касались прекращения военных действий в части Нагорного Карабаха, от чего Азербайджан отказался". Еще раньше министр иностранных дел Эдвард Налбандян на брифинге с главой МИД РФ Лавровым заявил, что "резолюции Совбеза ООН в свое время были направлены на прекращение военных действий в регионе, а не на урегулирование конфликта". Но какие бы глупости, кем бы и с каким бы апломбом ни произносились, названные резолюции сохраняют свою силу и отмахнуться от них не удастся. 

Президенты стран-сопредседателей публично заявляли о невозможности и неприемлемости сохранения до бесконечности существующего статус-кво, что необходимо добиваться прогресса в урегулировании карабахского конфликта. Но пока на линии соприкосновения сторон не проливается большая кровь и нет значительных рисков войны, страны-сопредседатели отодвигают эту проблему на второй план и занимаются массой других, более важных, на их взгляд, мировых вопросов. На Азербайджан им давить нечем, потому что на нашей стороне международное право, мы требуем вернуть нам свое. Азербайджан ни у кого не просит финансовых подачек, бесплатного оружия и различных преференций. На армян же, по известным причинам (христианская солидарность, армянское лобби), посредники давить не хотят. В результате нынешняя патовая ситуация консервируется. 

Очевидно, что до настоящего времени Россию устраивал сложившийся в армяно-азербайджанском конфликте статус-кво, хотя на словах политики и дипломаты этой соседней державы утверждают, что прикладывают всевозможные усилия для мирного урегулирования конфликта. Полагаю, что пока в Москве не убедятся, что нерешенность карабахского конфликта неминуемо ведет к армяно-азербайджанской войне, которая будет разрушительной не только для региона, но может вдобавок столкнуть Россию и Турцию, а также создать серьезные проблемы для Ирана, северный сосед решительно действовать не станет. 

Азербайджан не может позволить себе конфронтацию с державами, традиционно покровительствующими армянам. Но Баку может и должен сделать все так, чтобы риски и издержки поддержания существующего статус-кво в нагорно-карабахском конфликте были для этих держав выше, чем продвижение процесса урегулирования вперед, посредством купирования противоречащих международному праву притязаний Армении. 

При отсутствии компромисса в карабахском урегулировании, а он возможен лишь на базе ничейного результата (ни победителя, ни проигравшего), выходов в армяно-азербайджанском конфликте, как в любом противостоянии, три: победить, умереть или сдаться. Победить при нынешнем соотношении сил сторон и сложившемся геополитическом балансе Азербайджану не просто, а Армении и вовсе невозможно. Сдаться никто не хочет, да и катастрофы, которая принудила бы к этому какую-либо из сторон, не происходит. Договориться на ничейный результат армяне не желают. Остается последний вариант - умереть. Речь идет не о прямой гибели людей, а о смерти государства в результате депопуляции, что в Армении и наблюдается. 

Снижение рождаемости и нарастание эмиграции, превратившейся в массовый исход, погружают Армению в демографическую яму. Эта проблема стала наиболее тревожной для армянского политического класса, но дальше разглагольствований и постановки нереалистичных задач, типа довести численность Армении до 4 миллионов к 2050 году, дело не идет. На практике же власти вынуждены пойти на такую непопулярную меру, как отмена отсрочки от призыва в армию для студентов. Иначе укомплектовать армию не представляется возможным. А впереди маячит призыв на воинскую службу девушек, как в Израиле. Хотя многие аналитики Армении предрекают, что подобные действия властей лишь подстегнут эмиграцию. 

Согласно аналитическому докладу парламентской фракции "ЕЛК", за три года членства в ЕАЭС экономика Армении в долларовом выражении сократилась на 8%, уровень занятости - на 13%, международные резервы - на 40%, государственный долг вырос на 10%. Если в 2014 году инвестиции составляли 167,4 млрд. драмов, то в 2016-м они сократились до 81 млрд. Рисуемый на бумаге экономический рост не увеличивает финансовые ресурсы страны, а заложенное по проекту госбюджета на 2018 год увеличение военных расходов на 17% еще больше углубит и без того тяжелое социальное положение населения.

Внешние доноры Армении также сокращают свою помощь. Информационный портал www.ru.1in.am в редакционной статье задается вопросом: "Почему с каждым годом уменьшается сумма (до $12,5 млн. в этом году), собираемая в ходе ежегодного телемарафона, проводимого в Лос-Анджелесе?" Невнятные объяснения армянских политиков, по существу, только маскируют действительную причину, а именно усталость от иррациональных и невыполнимых притязаний Армении и сепаратистов Нагорного Карабаха, сопровождаемых тотальной коррупцией и разбазариванием собранных диаспорой пожертвований. 

Международное сообщество, с определенной снисходительностью относившееся к сепаратистским движениям, а в случае армян и вовсе поощрявшее и оправдывавшее оккупацию азербайджанских территорий, прикрываемую фальшивым лозунгом "самоопределения карабахских армян", постепенно начинает осознавать их опасность для мира, безопасности и стабильности. Во многом это происходит под воздействием противоправных референдумов о независимости в Каталонии и Иракском Курдистане. Провал сепаратистов и негативная реакция на их действия больших и региональных держав сильно подпортили настроение армянам. 

Резюмируя, можно сказать, что оснований для оптимистичных ожиданий не много. Если ориентироваться на заявления сторон, то может сложиться впечатление, что едва начавшиеся переговоры заведомо обречены на провал, так как их трудно совместить. Но завышение объявленных позиций - обычная практика в дипломатии. Важно уже то, что Баку и Ереван при участии сопредседателей Минской группы ОБСЕ договорились о возобновлении переговорного раунда и обсуждении всего комплекса вопросов, как касающихся укрепления режима прекращения огня, так и сущностных проблем по завершению военного противостояния и продвижению урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. Уверенности, что эти переговоры непременно завершатся достижением компромиссных договоренностей, нет. Но во всех случаях лучше вести переговоры, чем воевать, а интенсивные переговоры увеличивают шансы на их позитивный итог.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

6
Лента новостей