15 Декабря 2018

Суббота, 05:42

ВАЛЮТА

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ, ЖУРНАЛИСТ, БЛАГОТВОРИТЕЛЬ

Свою жизнь Шафига Эфендизаде посвятила нелегкой борьбе за женские права в начале XX века и просвещению девочек

Автор:

01.04.2018

Шафига Эфендизаде была первой на Южном Кавказе женщиной - преподавательницей азербайджанского языка, а также первой азербайджанской журналисткой и публицистом. Начав свою деятельность в начале ХХ века, эта женщина-просветитель и как педагог, и как журналист всеми силами боролась за усиление национального самосознания женщин, против их безграмотности, невежества и бесправия. 

 

Преподаватель

Родилась Шафига Эфендизаде 19 марта 1883 года в грузинском регионе Ахысга - в селе Азгур Ахалцихского уезда в семье знаменитого педагога Магомед Амина Хафиза Шейхзаде.

Начальное образование она вместе с сестрой Саидой получила дома от отца. Затем стала преподавать девочкам в школе, открытой отцом в городе Нухе. Эту деятельность можно считать ее первым шагом в сфере образования. А официально деятельность Шафиги Эфендизаде в качестве преподавателя началась в 1901 году в учрежденной Гаджи Зейналабдином Тагиевым русско-мусульманской школе для девочек.

Открытие школы было встречено фанатичной частью населения города неоднозначно. Угрозам и оскорблениям подвергались не только учившиеся здесь девочки, но и преподаватели. В своих "Воспоминаниях" Шафига Эфендизаде описывает следующую сцену: 

"На перемене учащиеся вышли в коридор, и в этот момент внизу улицы Коммунистическая (в то время Николаевская) появилась большая толпа. По мере ее приближения рос гул голосов, звук, издаваемый цепями, закладывал уши. Удержать в этот момент учащихся было невозможно. Все они невольно бросились к окнам школьного зала. Улица была заполнена людьми. Толпа шла прямо по центру, а следившие за ней горожане шагали по тротуарам… То, что девочки следили за ними из окна, затронуло… часть этих фанатиков… Как только из окон высунулись девичьи головы, в них полетели камни, посыпалась ругань. Все перемешалось - звон падающего из разбитых окон стекла, проклятия и ругань в адрес девочек, крики "Йа Гусейн! Йа Гусейн!" Не успокоившиеся на этом молодые люди бросились к дверям школы, попытавшись сломать их ударами ног. В то время привратником нашей школы был татарин лет 40-50. Увидев столпотворение на улице, он быстро запер двери… Преподаватели пожелтели от страха, дрожали, ученицы плакали, кричали во весь голос. В этот момент, откуда-то прослышав о происходящем, на помощь, словно ангел, подоспел сам Гаджи и с трудом успокоил учащихся… Такое случалось не раз и не два и повторялось вновь и вновь. Поэтому девочки месяцами не могли даже выйти за порог, живя в заключении…"

После создания семьи с педагогом Алааддином Эфендизаде в 1907 году Шафига ханым временно ушла с работы в связи с рождением первенца Адиля. Вскоре после рождения второго сына Фуада в 1909 году она обратилась к председателю Бакинской школьной комиссии с просьбой принять ее учителем татарского (азербайджанского) языка. На заседании комиссии ее просьба была рассмотрена, и было принято решение назначить Ш.Эфендизаде преподавателем азербайджанского языка в I русско-татарскую женскую школу. В 1911 году Шафигу ханым перевели, по ее просьбе, во II русско-татарскую женскую школу, которой заведовала Сара ханым Везирова, где она проработала до 1918 года.

 

Журналист

Мартовские события 1918 года потрясли жителей Баку. Некоторые увезли свои семьи в Иран, Турцию, Россию, ожидая на чужбине улучшения ситуации. До августа семья Шафиги ханым как-то мирилась с тяжелым положением в Баку. Но в конце августа все же решили покинуть город и уехали на ее родину - в Ахысга. Но так как ситуация там оказалась еще сложнее, оттуда они отправились в Стамбул. Вернуться решились лишь в апреле 1919 года.

Во время этой поездки Шафига ханым потеряла двух членов своей семьи. Об этом она пишет в письме от 22 апреля 1919 года, адресованном председателю школьной комиссии Бакинской городской управы: "…Через неделю добрались до моей родной деревни Азгур уезда Ахалцих. Здесь мой супруг, уже упомянутый выше преподаватель Торговой школы, скончался от холеры. Прожив в Азгуре два месяца, из-за начавшихся и здесь волнений мы отправились в Константинополь, где скончалась моя молодая сестра Саида ханым, которая тоже была учительницей".

В этом письме Шафига ханым просит о предоставлении ей работы. Однако документа, свидетельствующего о положительном или отрицательном ответе на эту просьбу, нет. 

Ш.Эфендизаде считается также первой азербайджанской женщиной-журналистом. Ее первой пробой пера стал материал под названием "Просветителю высокочтимому Магомеду Ага Шахтахтинскому", который был напечатан в седьмом номере газеты "Шярги-Рус" от 16 апреля 1903 года. Позднее ее статьи выходили в таких газетах и журналах, как "Хаят", "Иршад", "Ачыг сёз", "Азербайджан", "Дябистан", "Дирилик", "Мяктяб". 

В них Шафига ханым затрагивала важнейшие события общественно-политической жизни - безграмотность среди женщин и обусловленные этим всевозможные бедствия в будущем в судьбе нации, проблему беженцев, воспитание и обучение детей и пр. Не ограничиваясь простым описанием этих проблем, Шафига ханым искала пути их устранения, призывая к солидарности и взаимопомощи передовых людей эпохи. 

Посвященные бедственному положению женщин статьи Ш.Эфендизаде осложняли жизнь и самому автору. Однажды в одной из статей она рассказала о проблемах в некоей семье. При этом вымышленные имена случайно совпали с именами реальной семьи. И глава этой семьи, заявившись в школу, поднял страшный шум. Через некоторое время кто-то написал письмо супругу Шафиги ханым с предупреждением: "Видать, ты не можешь совладеть со своей женой. У нас это хорошо получается. Считайте себя покойниками". Этот случай заставил Ш.Эфендизаде на некоторое время воздержаться от публикаций. Об этом она пишет в "Воспоминаниях": "После этого я молчала несколько лет, ничего не писала в газетах". 

 

Благотворитель

Занималась Шафига ханым и благотворительной деятельностью. Как известно, во время Первой мировой войны, а точнее в конце декабря 1914 года, вооруженные формирования русских и армян стали нападать на деревни турок в Анадолу - Гарсе, Эрзуруме и Ардахане. В результате осуществленного ими геноцида сотни семей остались без кормильцев, тысячи детей стали сиротами, лишились крова. Спасшиеся от бесчинств и зверств стремились в Азербайджан - к братьям по крови, языку и вере. 

В Азербайджане началось мощное движение по оказанию поддержки беженцам. Наряду с интеллигенцией и состоятельными людьми активно участвовали в нем и женщины. Шафига ханым пишет: "В 1914 году началась война. В нашем городе благотворительное общество "Nicat" открыло отделения по помощи беженцам. Исходя из понимания необходимости женской заботы, женского тепла, при обществе "Nicat" было открыто в качестве его отделения благотворительное общество "Цnas". Председателем этого общества стала Лиза ханым Мухтарова, ее заместителем - Рахиля ханым Гаджибабаева. Секретарем была я… Общество наше было сильным… Ввели колонки пожертвований в газетах, проводили благотворительные вечера. Организовали общество "Mюvlud", проводили празднества в честь праздника Новруз. Этими и другими мероприятиями собирали большие пожертвования. Тем самым протянули руку помощи окрестностям Сарыгамыша, пострадавшим от войны".

В разных местах, на различных мероприятиях Шафига ханым и сама пропагандировала работу общества. С ее помощью было собрано много средств для оказания помощи беженцам и жертвам войны. Так, на страницах газеты "Иgbal" под рубрикой "Подробности пожертвований": "Вторичные пожертвования посредством Шафиги ханым Эфендизаде пострадавшим из Гарса…" можно ознакомиться с подробным списком этих пожертвований. Выступив в прессе с рядом статей, Ш.Эфендизаде постаралась привлечь внимание общественности к многочисленным беженцам и жертвам войны. 

 

Общественный деятель

Шафига ханым Эфендизаде принимала участие в различных съездах. Это I съезд азербайджанских учителей (1906), cъезд мусульман Закавказья в Баку (1917), Всероссийский съезд мусульманок в Казани, а также Всероссийский съезд мусульман в Москве. В 1921 году она стала участницей I съезда беспартийных женщин Азербайджана, где была избрана делегатом предстоящего съезда женщин Востока в Москве.

Самым интересным среди них был, несомненно, cъезд мусульман Закавказья, проведенный в Баку в здании "Исмаиллиййа". Представительницами азербайджанских женщин на съезде были избраны Шафига ханым Эфендизаде и Сара ханым Везирова.

С верхних балконов за работой съезда следили и прогрессивные женщины города. В тот день выступление женщин вызвало большой переполох. Когда слово было предоставлено бывшему кази Баку Мир Мухаммаду Кярим ага, тот поднялся на трибуну и выразил свое негативное отношение к выступлению женщин перед мужчинами. Его слова вызвали протест среди просветителей, которые прервали выступление кази, что, в свою очередь, разгневало молодежь, которая его поддерживала. Женщин еле вывели оттуда.

После этого события в Баку началась большая кампания против женщин. Вот что пишет об этом съезде Ш.Эфендизаде в своих "Воспоминаниях": "Поддерживавшие свободу женщин студенты поспешили на помощь этим делегатам-женщинам, вывели их наружу через черный ход. Мы - делегаты-женщины приняли участие в общекавказском съезде мусульман 1917 года только в тот раз. Больше нас на заседания не допустили. Позднее на улицах у женщин-мусульманок стали снимать туфли. События стали развиваться, положение ухудшалось, в городе началась буза… Обстановка продолжала накаляться…

Ссылаясь на безволие съезда, на прерывание выступления кази, собрали в мечети Тезепир всех мулл города. С кафедры мечети прозвучало много речей, состоялось много выступлений. Говорилось о шариате, о Коране. Дело дошло до того, что зашла речь о решениях, способных парализовать работу общемусульманского съезда, которому предстояло решить судьбу мусульман Кавказа и уладить все вопросы. Эта весть молниеносно распространилась среди народа. Добродетели поспешили решить этот вопрос - некоторые поспешили на митинг, чтобы потушить разгорающееся пламя, а некоторые отправились проинформировать муфтия и шейхульислама, если не ошибаюсь, Магомед Юсифа Джафарова, прося о помощи. Те отправились в мечеть, разъяснили все людям и разогнали митинг. Хотя после этого нападения на женщин, снятие их обуви, ругань в адрес надевающих туфли женщин и стали, постепенно, терять былую агрессивность, но все продолжалось довольно длительное время".

Активное участие Ш.Эфендизаде не только в общественной, но и политической жизни страны также было новшеством для азербайджанской женщины. По просьбе Шамахинского национального комитета Шафига ханым даже была отправлена Бакинским национальным комитетом для руководства женщинами на муниципальных выборах в Шамахы 3 октября 1917 года. Проблемы организации участия женщин в этих выборах были прокомментированы ею в газете "Ачыг сёз" в статье "Женские выборы в Шамахы".

В 1918 году Ш.Эфендизаде была назначена на должность помощника заведующего канцелярией в недавно организованном парламенте. Отметим, что среди более 70 сотрудников канцелярии было всего 6 женщин. 

В последовавшие за падением АДР годы Шафига ханым выступала в печати с публицистическими статьями. В ноябре 1923 года начал выходить журнал "Женщина Востока" - орган Женского отдела ЦК КП Азербайджана. Редактором журнала была Айна Султанова. Шафигу ханым тоже включили в состав редколлегии журнала, и она была назначена заведующим отделом художественной литературы. В №1 за 1924 год она была представлена следующими словами: "Шафига ханым - одна из признанных не только в Азербайджане, но на всем исламском Востоке первых женщин-редакторов и преподавателей".

В 20-е годы Шафига ханым продолжила и педагогическую деятельность. Работала в первой педагогической школе для девочек, в клубе Али-Байрамлы. Преподавала в партшколе. Рассталась с плодотворной преподавательской деятельностью лишь после выхода на пенсию в 1930 году.

В 1959 году Шафига ханым Эфендизаде скончалась. Школа №13 в Ясамальском районе Баку носит ее имя.

 

Текст подготовлен на основе материалов Архива политических документов при Управлении делами президента Азербайджанской Республики.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

60
Лента новостей