14 Ноября 2018

Среда, 10:59

ВАЛЮТА

БИТВА ЗА ВЫЖИВАНИЕ

Азербайджанская фракция Закавказского Сейма прилагала огромные усилия для спасения своего народа

Автор:

01.05.2018

Весной 1918 года решалась судьба самого выживания и будущей государственности азербайджанского народа. Для национальной элиты путь к достижению этих целей лежал через автономию Азербайджана, которая в данный отрезок времени представлялась в рамках закавказской федерации.

 

Тифлисские дискуссии и бои на Кавказском фронте

Главным вопросом для азербайджанской (мусульманской) фракции заседавшего в Тифлисе Закавказского Сейма было обеспечение автономии и безопасности народа. С этой целью фракция, как, впрочем, и Сейм в целом, выражавший волю трех основных народов региона - азербайджанского, грузинского и армянского - к свободной жизни, строил взаимоотношения с Османской империей, войска которой стремительно продвигались на Кавказском фронте Первой мировой войны.

Именно вопросы, связанные с положением на Кавказском фронте и планируемым объявлением независимости Закавказья, были ключевыми в деятельности сформированного Сеймом правительства во главе с Е.П.Гегечкори, в которое входили, в частности, азербайджанцы Фатали Хан Хойский (комиссар народного просвещения), Мамед Юсиф Джафаров (комиссар торговли и промышленности), Xудадат бек Мелик-Асланов (комиссар путей сообщения), Халил бек Хасмамедов (комиссар контроля).

Разрабатывая юридическую основу для мирных переговоров с Османской империей, Сейм принял решение, свидетельствовавшее о противоречивости его позиции. Не объявляя Закавказье независимым государством, он заявил о своем правомочии заключить мир с иностранным государством. Причиной такого подхода было нежелание провозглашать независимость Закавказья в условиях, когда фактические границы будущего регионального государства не отвечали территориальным амбициям претендовавших на некоторые земли Восточной Анатолии грузинской и армянской сторон. Особенно армянской, если учесть, что под давлением входивших в Сейм дашнаков принятая закавказскими парламентариями программа переговоров с Османской империей признавала общий принцип восстановления довоенных границ и "право на самоопределение" для "Турецкой Армении в составе Турецкого государства".

Закавказскую делегацию для переговоров с Османской империей, состоявшую из представителей грузинской, армянской и азербайджанской фракций, возглавил грузинский меньшевик Акакий Чхенкели. В азербайджанскую часть делегации вошли два мусаватиста - Мамед Гасан Гаджинский и Xалил бек Хасмамедов и по одному представителю от других партий: Ибрагим бек Гейдаров (Социалистический блок), Мир Ягуб Мехтиев ("Иттихад"), Акпер Шейхульисламов (меньшевик-гумметист). Делегация прибыла в Трабзон, где должны были начаться переговоры с Османской Турцией.

В то время как Заксейм готовился к мирным переговорам с Турцией, в Бресте был подписан сепаратный договор между Советской Россией и Германией. Согласно договору, Ардаган, Карс и Батум, на которые претендовали Сейм и правительство Закавказья, отходили к Османскому государству. Заксейм направил в Петроград, руководству Советской России, телеграмму, в которой извещал, что "он не признает Брестский мир, так как Закавказье никогда не признавало большевистской власти и Совета Народных Комиссаров".

Однако Османская империя, основываясь на положениях Брестского договора, предъявила ультиматум Зак-сейму о немедленном очищении Карса, Батума и Ардагана. В таких условиях 14 марта 1918 года в Трабзоне открылась мирная конференция между Османской Турцией и представителями Заксейма.

Турецкие делегаты заявили, что делегация Заксейма не может быть тем юридическим лицом, с которым можно было бы вести переговоры, потому что Закавказье не объявило о своей независимости. Иными словами, турки добивались создания контролируемого ими закавказского государства, что, по их мнению, закрепило бы отделение региона от России. Условие провозглашения закавказского государства было упомянуто в декларации османской делегации 18 марта 1918 года.

Однако турки оставались непоколебимыми в своем требовании, что мир будет основываться на условиях Брест-Литовского договора. Азербайджанская делегация склонялась в пользу принятия данного требования, поскольку не сочувствовала территориальным притязаниям армян и грузин к Османскому государству, а также рассчитывала на то, что достижение мира с турками приведет к скорейшей суверенизации Закавказья. На заседании Сейма 25 марта выступил член закавказской делегации М.Я.Мехтиев, который потребовал принять предложение турецкой делегации; в противном случае, как он предупредил, азербайджанцы откажутся от участия в переговорах.

Представители партии "Мусават", входящие в состав делегации на переговорах, также потребовали принять турецкий ультиматум. Они заявили, что в противном случае азербайджанская фракция выйдет из состава Зак-сейма и объявит независимость Азербайджана. При этом X.Хасмамедов предложил сделать лишь одно исключение из перечня территорий, уступаемых Османской империи. Он считал необходимым, в интересах азербайджанской нефтяной промышленности, сохранить за Закавказьем Батум, являвшийся конечной точкой нефтепровода из Баку.

Между тем во время трабзонских переговоров военные действия продолжались. Продвижение турецких войск вынудило закавказскую делегацию пойти на уступки, и 10 апреля Чхенкели, наконец, принял Брест-Литовский договор в качестве основы для дальнейших переговоров. К тому времени большая часть "спорных" территорий, за исключением Батума, уже перешла под контроль турецких войск. Османская империя потребовала от Закавказья немедленной передачи Батума. Однако на совещании закавказских лидеров было решено отвергнуть этот ультиматум. Это решение было поддержано, в частности, и членом азербайджанской фракции Сейма Шафи беком Рустамбековым, настаивавшим на необходимости сохранения Батума для Закавказья и Азербайджана.

Тем временем разногласия между тремя национальными фракциями Сейма лишь углублялись. Они сказывались не только на отношениях с Османской Турцией, но и на целом ряде других жизненных вопросов. К таковым для азербайджанской фракции относился вопрос обеспечения самого выживания азербайджанского народа, актуализировавшийся в связи с трагическими событиями в Баку.

 

Бакинский вопрос и провозглашение независимости Закавказья

Геноцид азербайджанцев, осуществляемый дашнако-большевистскими войсками Бакинского Совета, стал переломным событием в судьбе не только Азербайджана, но и Закавказья в целом.

Азербайджанская фракция Заксейма потребовала немедленно послать войска в Баку для защиты мусульманского населения. 3 апреля 1918 года на заседании Заксейма, посвященном событиям в Баку, Фатали Хан Хойский заявил, что "…если не будут приняты меры к защите мусульманского населения, то министры-мусульмане выйдут из состава правительства".

В начале апреля 1918 года военные отряды Заксейма, численностью более 2 тысяч человек, под командованием князя Магалова двинулись на Баку. Между тем руку помощи азербайджанскому народу протянули и дагестанцы. Из Дагестана на Баку повели наступление отряды горцев во главе с Нажмудином Гоцинским. Отряды князя Магалова дошли до Гаджигабула, а отряды Гоцинского достигли станции Хырдалан, что в 10 км от Баку. Однако 10 апреля отряды Гоцинского были разбиты войсками Баксовета, а 20 апреля вынуждены были отступить к Кюрдамиру и отряды князя Магалова.

Позиция руководства Заксейма, не пожелавшего послать более-менее внушительную военную силу на спасение азербайджанцев Бакинской губернии, не удовлетворила азербайджанскую фракцию Заксейма и вызвала серьезный правительственный кризис. Как и предупреждал Хойский, министры-мусульмане заявили о выходе из правительства Гегечкори. 7 апреля на заседании Заксейма Хойский подчеркнул, что "...мусульманская фракция, при создавшихся условиях и, в частности, в связи с бакинскими событиями, считает, что министры-мусульмане не могут добиться от правительства защиты мусульманского населения в Баку, и это усиливает мотивы принятия решения".

Спустя десять дней, 17 апреля, Хойский сделал доклад правительству Закавказья, в котором говорилось, что "...бакинские события обсуждаются по всем местам Елисаветпольской губернии, и во всех резолюциях есть пункты, предусматривающие пропуск турецких войск в Баку, и если правительству не удается ликвидировать бакинский вопрос, то придется таковое требование выслушать от мусульман Елисаветпольской губернии. И может наступить момент, когда народная масса начнет действовать сама, что создаст трагическое положение, так как бакинский вопрос - это вопрос жизни и смерти Республики".

Таким образом, азербайджанские депутаты Заксейма ратовали за сближение и военное сотрудничество с Османской Турцией ради спасения мусульманского населения Бакинской губернии, находящейся под властью возглавляемого Степаном Шаумяном Бакинского Совета. Данное требование азербайджанской фракции вызвало отставку правительства Гегечкори, о которой было объявлено на заседании Сейма 22 апреля. В тот же день под давлением азербайджанской фракции Сейм принял резолюцию о провозглашении независимой Закавказской Демократической Федеративной Республики, а также утвердил состав нового закавказского правительства. Его возглавил Акакий Чхенкели. В новом правительстве азербайджанцы были представлены Фатали Ханом Хойским (министр юстиции), Насиб беком Усуббековым (министр просвещения), Xудадат беком Мелик-Аслановым (министр путей сообщения), Мамед Гасаном Гаджинским (министр торговли и промышленности) и Ибрагим беком Гейдаровым (министр государственного контроля).

Председатель правительства Закавказья немедленно послал командующему Кавказским фронтом османской армии Вехиб-паше телеграмму, в которой говорилось, что "...Закавказье уже провозглашено независимой федеративной республикой, о чем сообщено державам, следовательно, выполнено и то условие, о котором говорилось в декларации османской делегации 18 марта 1918 года". Таким образом, Закфедерация поставила в известность Османскую Турцию, что объявление независимости региона, предложенное ею на Трабзонской конференции и поддержанное азербайджанской делегацией, было исполнено. С объявлением независимости Закавказья правительство Чхенкели обратилось к Турции с предложением возобновления трабзонских мирных переговоров.

Между тем ключевым вопросом для Закавказья и, прежде всего, Азербайджана продолжал оставаться "бакинский вопрос". Режим Шаумяна продолжал политику геноцида в отношении азербайджанцев. Осуществляемые дашнако-большевистскими карательными отрядами акты массового истребления азербайджанцев вышли за пределы Баку и охватили другие уезды и города губернии - Шамаху, Губу, Сальян, Лянкяран.

Заксейм еще 20 апреля 1918 года отправил в Баку для переговоров с Шаумяном заместителя председателя Сейма дашнака Сиракана Тиграняна и представителя азербайджанской фракции Ибрагим бека Гейдарова. Однако по прибытии в Баку Гейдаров был арестован Бакинским Советом. Что же касается Тиграняна, то он, как и можно было ожидать, вступил в сговор с Шаумяном. Вернувшись в Тифлис 3 мая 1918 года, Тигранян потребовал прекращения Закавказской республикой военных действий, направленных против Бакинского Совета, и "ликвидации беспорядков мирным путем".

Для азербайджанской фракции становилось ясно, что все ее внутренние средства для спасения своего народа и освобождения Баку исчерпаны. Оставалась надежда лишь на скорый приход османских войск в регион. Поэтому азербайджанские лидеры и стали призывать к скорейшему заключению мира с Османской империей.

 

 

МАМЕД ГАСАН ГАДЖИНСКИЙ

(1875-1931)

Мамед Гасан Гаджинский был одним из крупнейших азербайджанских политиков своего времени.

По окончании Петербургского технологического университета М.Г.Гаджинский работал инженером на московском нефтеперерабатывающем заводе Асадуллаева. Вернувшись в Баку, участвовал в реализации градостроительных планов, был инициатором обустройства Бакинского бульвара. По инициативе М.Г.Гаджинского была проведена также научно-исследовательская работа по дальнейшей реставрации Дворца Ширваншахов. Пользуясь большим уважением в обществе, М.Г.Гаджинский избирался в Городскую думу, а в 1913 году возглавил Бакинскую городскую управу (где с 1909 года заведовал отделом строительства).

Стремление улучшить жизнь родного народа привело М.Г.Гаджинского в политику. Он участвовал в деятельности социал-демократической организации "Гуммет", а затем стал одним из первых членов партии "Мусават". Кроме того, М.Г.Гаджинский активно участвовал в просветительской деятельности: был одним из основателей общества распространения грамотности среди мусульман "Нешр-Маариф", входил в руководство мусульманского просветительского общества "Ниджат", в Центральный комитет Мусульманского благотворительного общества. 1917 год открыл новую веху в истории азербайджанского национально-освободительного движения, одним из лидеров которого стал М.Г.Гаджинский. 27 марта 1917 года, вскоре после сокрушившей царизм Февральской революции, в Баку был создан Временный исполнительный комитет Бакинского мусульманского национального совета. Председателем этого органа, сыгравшего исключительную роль в политическом пробуждении азербайджанского народа, был избран М.Г.Гаджинский. Он был также активным участником бакинского съезда кавказских мусульман и московского съезда мусульман России.

На первом съезде "Мусават" 26-31 октября 1917 года М.Г.Гаджинский был избран членом Центрального комитета партии. В качестве одного из лидеров крупнейшей и самой популярной азербайджанской партии он включился в процесс формирования закавказской власти, не признавшей большевистский переворот в Петрограде.

М.Г.Гаджинский занимал должность заместителя комиссара торговли и промышленности в Закавказском комиссариате. Весной 1918 года он в составе делегации Закавказского Сейма вел переговоры с Османской империей. Именно по совету М.Г.Гаджинского глава делегации А.Чхенкели не последовал решению Сейма о прекращении Трабзонской конференции и переговоров с турками. С созданием Закавказской Демократической Федеративной Республики М.Г.Гаджинский занял пост министра торговли и промышленности. 28 мая 1918 года М.Г.Гаджинский в числе других видных азербайджанских политиков подписал принятую Национальным советом Азербайджана Декларацию независимости. Он стал первым министром иностранных дел Азербайджанской Демократической Республики (АДР). Подпись М.Г.Гаджинского вместе с подписью председателя Национального совета Мамедэмина Расулзаде стоит под Батумским договором между АДР и Османской империей - документом, реализация которого привела к освобождению Баку от вражеских сил в сентябре 1918 года. В качестве министра иностранных дел АДР М.Г.Гаджинский придавал большое значение утверждению государственных границ страны. Он выступил с предложением создания совместных с правительствами Грузии и Армении комиссий для уточнения границ республик Южного Кавказа. 14 июня 1918 года М.Г.Гаджинский послал правительству Грузии ноту протеста, в которой требовал немедленного вывода грузинских войск из Борчалинского уезда.

6 октября 1918 года М.Г.Гаджинский был назначен на пост министра финансов. Он сыграл ключевую роль в подписании договора с Горской республикой, согласно которому АДР выделила дружественному соседнему государству беспроцентный кредит в 10 миллионов рублей. Дальнейшее участие М.Г.Гаджинского в государственном строительстве независимого Азербайджана проходило преимущественно в стенах парламента. Будучи депутатом, он сыграл важную роль в работе высшего законодательного органа страны.

М.Г.Гаджинский был участником состоявшейся в Тифлисе азербайджано-армянской конференции, цель которой состояла в мирном урегулировании конфликта между двумя государствами. В своем выступлении он заявил, что территориальные претензии Армении к Азербайджану являются основным препятствием к миру. 

В последнем, пятом правительственном кабинете АДР, сформированном в конце 1919 года, М.Г.Гаджинский занял пост министра внутренних дел. В результате внутриправительственных перестановок он в феврале 1920 года стал министром торговли, промышленности и продовольствия. После отставки кабинета   30 марта парламент поручил М.Г.Гаджинскому формирование нового правительства. Однако в условиях обострения межпартийного противостояния и надвигающейся угрозы большевистско-российского вторжения ведущим азербайджанским политикам не удалось сформировать новое правительство. Сказалась в этом и позиция самого М.Г.Гаджинского, выступавшего за включение в состав правительства представителей большевиков и сближение с Советской Россией. М.Г.Гаджинский фактически поддержал передачу власти большевикам, положившим конец существованию АДР. В первые годы Советской власти М.Г.Гаджинский вернулся к своей профессиональной деятельности и занялся благоустройством азербайджанских городов. В конце 1930 года он был арестован по обвинению в националистической деятельности. Согласно следственным документам, М.Г.Гаджинский, не выдержав пыток, покончил жизнь самоубийством 9 февраля 1931 года. Но существует также и версия о его убийстве в Тифлисской тюрьме в марте 1931 года. Как бы то ни было, Мамед Гасан Гаджинский - один из видных деятелей АДР, человек, так много сделавший для государственного строительства Азербайджана, просвещения своего народа, благоустройства городов нашей Родины, стал жертвой тоталитарного советского режима.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

36
Лента новостей