23 Июля 2018

Понедельник, 12:00

ВАЛЮТА

НОВОЕ ОСТРОВНОЕ ГОСУДАРСТВО?

Несмотря на прежние неудачи, политика изоляции Катара со стороны соседей продолжается

Автор:

01.07.2018

Годовщина противостояния между Саудовской Аравией (СА), ОАЭ, Бахрейном и Египтом с одной стороны и недавним их союзником Катаром - с другой ознаменовалась резкой эскалацией напряженности.

Возможно, это связано с тем, что Саудовская Аравия, инициатор и главная движущая сила в конфликте, почувствовала необходимость в форсировании событий.

Связано это с давлением, оказываемым со стороны США, обеспокоенных тем, что безусловным бенефициаром в арабском противостоянии все больше оказывается Иран. 

Как сообщает Reuters, президент Трамп в состоявшемся в апреле телефонном разговоре с королем Салманом аль-Саудом на повышенных тонах призывал восстановить отношения с Дохой. Отметив, что вражда Саудовской Аравии и Эмиратов с Катаром не имеет никакого смысла, глава Белого дома дал срок в три недели для урегулирования кризиса.

Прошло три недели, и Эр-Рияд сделал прямо противоположное требованию президента США - инициировал тендер на строительство водного канала, который превратит Катар в… островное государство.

Тендер завершился 25 июня, и победитель, которого объявят через три месяца, должен будет за год прорыть канал длиной 60 км и шириной 200 метров, призванный отрезать от Аравийского полуострова территорию, на которой расположен Катар.

Но и это еще не все. На острове будет и территория Саудовской Аравии (шириной 1 километр вдоль канала), где она разместит свои военные базы и… склад для хранения радиоактивных отходов. 

 

13 требований

Год назад, в мае, во время участия Дональда Трампа в саммите региональных лидеров в Эр-Рияде, Саудовская Аравия решила, что смогла убедить президента США в том, что Катар виновен в финансировании международного терроризма и вмешательстве во внутренние дела арабских стран Персидского залива, а потому его надо за это наказать.

Спустя неделю, заручившись поддержкой нескольких арабских стран, Эр-Рияд разорвал с Дохой дипломатические и экономические отношения. Была перекрыта сухопутная граница, через которую в Катар поступало до 80% импортируемого продовольствия, отказан доступ в торговые порты ОАЭ (порты Катара пока не имеют возможности принимать крупнотоннажные суда), а авиакомпании Qatar Airways запрещено использовать аэропорты и воздушное пространство Бахрейна, СА и Эмиратов.

Дохе было выдвинуто 13 требований. Причем в такой форме, что сомнений не было - речь идет о намеренной конфронтации, вплоть до возможного применения военной силы. Не исключено, что только благодаря посреднической миссии эмира Кувейта удалось избежать вооруженного столкновения. 

Причем президент Трамп сперва поддержал антикатарскую коалицию. "Приятно видеть, что визит в Саудовскую Аравию и встреча с королем и представителями еще 50 государств уже дают свои плоды. Они заявили, что займут твердую позицию в отношении финансирования экстремизма, и все указывали на Катар. Возможно, это станет началом конца ужасов терроризма!" - написал он в Твиттере. Пару дней спустя высказался еще резче: "Катар, к сожалению, исторически был спонсором терроризма на очень высоком уровне".

Вопрос о том, какая из арабских стран Персидского залива поддерживает терроризм, а какая нет, не так уж и прост. В разной степени в этом замешаны многие. А потому заявления Трампа выглядят крайне опрометчивыми, в особенности признание своих заслуг в инициации конфликта между странами, являющимися американскими союзниками. К тому же в Катаре расположены американская авиабаза и штаб Центрального командования. Поэтому госсекретарь Рекс Тиллерсон немедленно отправился в Доху с заверениями, что союзнические узы непоколебимы. В попытке разрядить ситуацию госсекретарь и его катарский коллега подписали даже соглашение о совместной борьбе с терроризмом. Правда, на организаторов блокады этот шаг особого впечатления не произвел.

Постепенно сменилась и риторика Дональда Трампа по отношению к конфликту в Персидском заливе. А при встрече с эмиром Катара в Белом доме в апреле этого года он даже назвал его "другом" и "истинным джентльменом".

 

Эффект незначительный

Спустя год МВФ признал, что отрицательный эффект блокады Катара оказался незначительным и экономический рост страны остался стабильным. В прошлом году он составил 2,1%, а на этот год ожидается 2,6%. 

Блокада способствовала открытию рынка самого Катара для иностранных инвестиций. Реформы предусматривают разрешение иностранцам покупать в эмирате недвижимость, открывать компании без участия местных партнеров, а также другие послабления для инвесторов.

А программа продовольственной безопасности, инициированная катарским эмиром аль-Тани, вызвала рост патриотических настроений среди населения и прибавила ему популярности.

 

Все запутано

Ближневосточный клубок интересов стал еще более запутанным с блокадой Катара. Молодой саудовский наследный принц Мухаммед, задумывая комбинацию с угрозами в адрес строптивого Катара, не смог правильно просчитать последствия своих действий. Выгоду в краткосрочной перспективе он, конечно, получил, используя катарскую карту для устранения оппонентов внутри страны, но осложнил ситуацию в регионе в целом. 

Рассчитывая на укрепление лидерских позиций Саудовской Аравии не только на Аравийском полуострове, но и во всем арабском мире, принц добился пока лишь раскола в рядах Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (GCC) и в военной коалиции 39 исламских стран (IMAFT).

К примеру, Кувейт и Оман не поддержали антикатарскую коалицию, предпочтя всячески помогать Катару в преодолении проблем, возникших из-за блокады. Большинство стран IMAFT также не пошли на полный разрыв отношений с Дохой.

Иран и Турция не упустили своего шанса использовать кризис вокруг Катара, чтобы укрепить региональное влияние.

Одна из основных задач блокады - заставить Катар прекратить политическое и экономическое сотрудничество с Ираном. На деле получилось так, что Доха, ранее не очень активно общавшаяся с Тегераном по причине т.н. "арабской солидарности", за прошедший год наладила с ним крепкие всесторонние (включая и вопросы безопасности) отношения.

Буквально на днях Катар выразил благодарность Ирану за поддержку в условиях бойкота и заявил о своих намерениях продолжать развивать долгосрочное сотрудничество. "Мы намерены укреплять наши отношения с Тегераном по всем направлениям. Мы высоко ценим позицию властей и народа братского Ирана в вопросе осады Катара, Доха никогда не забудет этого", - заявил эмир Катара аль-Тани в телефонном разговоре с президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. 

Это звучит смело на фоне ожидающихся американских санкций против государств и компаний, сотрудничающих с Ираном.

Еще одно требование - закрыть турецкую военную базу вблизи Дохи. Несмотря на то, что Анкара является союзником по IMAFT, саудиты весьма болезненно воспринимают стремление Турции к главенствующей роли в исламском мире. И хотя открыто противостояние Анкары и Эр-Рияда никак не проявляется на официальном уровне, напряженность в их отношениях характеризуют хотя бы попытки объявить бойкот турецким товарам через соцсети, предпринятые осенью прошлого года.

Не все идеально и внутри антикатарской коалиции. Поводы для беспокойства есть, например, у Бахрейна, чье шиитское большинство не находится у власти, но симпатизирует Ирану.

 

Политика - это искусство

Ослабление региональных лидерских позиций Саудовской Аравии из-за ряда серьезных внешнеполитических неудач последнего времени, таких, например, как затянувшаяся война в Йемене, потеря контроля ситуации в Сирии и Ливане, а также провал с блокадой Катара, вынуждает наследного принца действовать жестче, может, и за счет каких-то имиджевых потерь. С этим, наверное, и связана идея строительства водного канала на границе с Катаром, приукрашенная рассказами о возведении вдоль него курортов с отелями, пляжами и причалами для яхт. Как это все будет выглядеть с ядерными отходами по соседству, никто пока не задумывается.

По другую сторону конфликта - спокойная, взвешенная политика эмира аль-Тани, все время подчеркивающего, что Катар не хочет конфронтации, мести и готов к диалогу, но равноправному и без угроз. И это на фоне прям-таки героических действий по спасению своей страны, народа от последствий жесточайшей блокады. 

Явный успех такой политики отразился в недавнем докладе Комиссии ООН по правам человека, осудившей "четверку" арабских государств за то, что они развязали "дискриминационную, необоснованную экономическую войну" против населения Катара.

Тем временем Катар и не прекращал поддержки организации "Братья-мусульмане", признанной во многих странах террористической, не отказался от сотрудничества с Ираном, которому грозят американские санкции, укрепил отношения с Турцией, добился обязательств со стороны США о "совместных усилиях по предотвращению любых внешних угроз территориальной целостности Катара"...

Катар многого добился за год, находясь в блокаде. Не исключено, что и уготованную ему судьбу стать островом он тоже обернет себе во благо. 

"Политика - искусство невозможного", - говорил последний президент Чехословакии Вацлав Гавел. Эмир Катара доказал это на практике.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

9
Лента новостей