16 Декабря 2018

Воскресенье, 03:48

ВАЛЮТА

АФРИКАНСКИЕ ИНТЕРЕСЫ КИТАЯ

КНР постепенно обретает реальную власть на континенте

Автор:

15.09.2018

Седьмой саммит Китай - Африка (FOCAC), прошедший в первой декаде сентября в Пекине, оказался самым представительным за всю его 18-летнюю историю. В нем приняли участие лидеры 53 из 54 африканских государств, за исключением Эсватини (бывший Свазиленд) - последнего государства на континенте, поддерживающего дипломатические отношения с Тайванем. Почтил своим присутствием высокое собрание и генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш.

Первые робкие шаги по "завоеванию" Африки Китай начал предпринимать в 70-е годы прошлого столетия, скромно разместившись где-то в конце списка торговых партнеров этого континента. Явными фаворитами среди инвесторов в то время были США, Советский Союз и страны Европы. 

Много воды утекло с тех времен. Нет уже СССР, а Россия, преемница всех его зарубежных активов, растеряла большинство своих позиций. Европа, с ее многочисленными внутренними проблемами, стала все меньше уделять Африке внимания. США, при новой администрации, решили перестать разбрасываться гуманитарной и иной помощью зарубежным странам и потребовали от всех справедливой по отношению к ним торговли, что привело к сокращению сотрудничества с африканскими странами. А уж после кризиса 2008 года западные инвестиции и вовсе стали не слишком заметны на Африканском континенте.

 

Торговый дисбаланс

На этом фоне бурный рост китайских инвестиций виден особенно отчетливо. С 2008 года Китай является крупнейшим экономическим партнером Африки, торговля с которой за 40 лет увеличилась более чем в 200 раз - с $765 млн. в 1978 году до $170 млрд. - в 2017-м. За первую половину 2018 года двусторонняя торговля выросла на 16% - до $98,8 млрд. в сравнении с тем же периодом прошлого года.

За все это время Китай несколько раз корректировал свою стратегию сотрудничества с Африкой. Желание рассматривать Черный континент преимущественно как место сбыта ширпотреба и источник сырья сменилось на осознание того, что в китайских интересах развивать в Африке промышленность и сельское хозяйство. 

Дело в том, что рост товарооборота между странами Африки и Китаем не говорит о его сбалансированности. КНР является крупнейшим экспортером в африканские страны, но импортирует очень мало. В одном направлении идут сырье, необработанные материалы, а в другом - промышленные товары, дешевый ширпотреб. Например, для Уганды соотношение импорта и экспорта в Китай составляет 22:1. Даже Нигерия, самый крупный производитель нефти на континенте, за каждый доллар экспорта в Китай импортирует товаров на $11.

 

Легкие деньги

До недавнего времени Китай выступал в основном в качестве кредитора Африки. Страны континента с удовольствием брали у него в долг, так как для этого не нужно было давать обещания бороться с коррупцией, защищать окружающую среду, соблюдать права человека, обеспечивать свободу слова и т.п. К тому же зачастую кредиты выдавались без всяких требований залога, а лишь под госгарантии.

Но "легкие" деньги легко и уходят - по пути разворовываются, тратятся бесконтрольно и часто на бессмысленные проекты. Время шло, долги накапливались, и в итоге оказалось, что возвращать их не так-то и просто. 

В ряде стран, таких как Республика Конго, Замбия и Джибути, китайские кредиты стали источником долгового кризиса. Ведь в Джибути, например, они составляют 75% от ВВП страны, а их доля в госдолге в ближайшие годы, по прогнозам, вырастет с 82 до 91%.

Не меньшие проблемы и в Кении, чей долг другим странам достиг $50 млрд., из которых 72% приходятся на Китай. Практически вся нефть Анголы уходит на погашение долга Китаю в $25 млрд.

Китай это понимает и время от времени проводит реструктуризацию задолженностей. Вот и на этот раз в ходе саммита председатель КНР Си Цзиньпин пообещал, что до конца 2018 года от выплаты беспроцентных госзаймов будут освобождены наименее развитые, а также не имеющие выхода к морю государства Африки и малые островные развивающиеся страны континента.

 

Четыре предложения

Сбалансированности в торговле с Китаем будет содействовать и стремление Пекина в последние годы наращивать инвестиции и поощрять открытие китайским бизнесом производств в Африке, перед которым стоит задача скупать местные производства или строить новые, чтобы поставлять произведенную там продукцию на китайский и другие рынки. 

Уже около 3100 китайских компаний инвестировали в проекты в области транспорта, энергетики, телекоммуникаций, добывающей и обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, водоснабжения, здравоохранения и образования. Согласно данным компании McKinsey, в 2017 году в Африке работало свыше 10 тыс. предприятий Китая. 

Так, китайское предприятие Hua Jian построило в Эфиопии обувную фабрику, чья продукция главным образом экспортируется в США. В этой же стране Китай сейчас налаживает импорт сои, чтобы уменьшить свою зависимость от поставок из Соединенных Штатов. 

Однако лидеры африканских стран, полагающие, что меры, предпринимаемые Китаем, недостаточны для сглаживания дисбаланса в торговых отношениях, на встрече в Пекине настаивали на решении этой проблемы.

В ответ Си Цзиньпин во время форума внес четыре предложения. Во-первых, помочь в продвижении африканских товаров внутри Китая - например, внедрить электронную коммерцию, проводить регулярные специализированные торговые выставки и другие маркетинговые мероприятия. В качестве первого шага беднейшим африканским государствам обещано бесплатное участие в China International Import Expo, которое откроется в ноябре в Шанхае. Во-вторых, китайское правительство готово для каждой из африканских стран разработать программу содействия торговле, предусматривающую, в частности, урегулирование таможенных процедур. В-третьих, предложено создать новый фонд в $5 млрд. для финансирования импорта из Африки. В-четвертых, Пекин обязался начать переговоры о свободной торговле со странами со средним уровнем дохода. В настоящее время правом беспошлинного доступа на китайский рынок обладают 97% товаров из наименее развитых стран континента.

 

Забота о безопасности

Вполне вероятно, что зависимость от природных ресурсов Африки, активно растущие инвестиции в этот регион, также связанные и с глобальным проектом "Один пояс - один путь" (37 стран континента вовлечены в него), побуждают Пекин принимать меры к обеспечению безопасности своих активов. 

Реальных инструментов для этого несколько: собственная армия, вооруженные формирования стран, в которых есть китайские экономические интересы, а также миротворческие силы ООН. Пекин использует их все.

Вслед за Джибути, в которой Китай уже открыл в прошлом году свою первую зарубежную военную базу, способную вместить до 10 тыс. военнослужащих, его военное присутствие можно ожидать в Судане, Кении и некоторых других странах континента.

Целых две недели в июне-июле этого года в Пекине проходил китайско-африканский форум по обороне и безопасности, собравший представителей 50 стран Африки. Прекрасная возможность скоординировать совместные усилия по обеспечению порядка на континенте. В частности, стало известно, что Китай заявил о готовности оказать военную помощь Африканскому союзу на $100 млн.

Первые китайские соединения в качестве миротворческого контингента ООН появились в 2003 году в Либерии. В дальнейшем Китай стал самым активным участником миротворческих миссий в Африке среди пятерки постоянных членов Совета Безопасности. Как участник международной программы по борьбе с пиратством, с 2008 года КНР направляет корабли ВМФ патрулировать восточноафриканское побережье. 

В целом, с 2010 года китайский миротворческий контингент - самый большой в ООН. КНР оплачивает свыше 10% от общих расходов ООН на миротворческие операции и заявила о готовности вложить в них $10 млрд. за десять лет.

 

В Африку с миром

Саммит и встреча военных - это не единственные крупные китайско-африканские мероприятия в этом году. Летом состоялись еще два форума - "народный", на котором обсуждались такие вопросы, как образование, здравоохранение и борьба с бедностью на Африканском континенте, а также форум по сотрудничеству СМИ. В ноябре еще предстоит провести инвестиционный конгресс.

Дешевые многомиллиардные кредиты, инвестиции, финансирование социальных и образовательных программ, интенсивная работа со всеми слоями населения помогают КНР постепенно обретать реальную власть на континенте.

В 2015 году Китаю не удалось добиться мирного соглашения между воюющими друг с другом Суданом и Южным Суданом. Самое большее, что он мог тогда сделать, - это получить зыбкие гарантии от обеих сторон не нападать на принадлежащую ему нефтяную инфраструктуру. Взамен на это Пекин наложил вето в СБ ООН на санкции против государственных чиновников двух стран.

Но уже в июле этого года Китай положил конец войне, длившейся 22 года, между Эритреей и Эфиопией, посадив за стол переговоров их лидеров. Китаю нужен мир в этом регионе, так как треугольник Эфиопия - Эритрея - Джибути, по его замыслу, должен стать важным транспортным коридором для растущего торгового оборота с континентом. Он его и добился, пользуясь сильным влиянием в этих странах.

Китай старается всеми силами доказать, что пришел в Африку только с хорошими намерениями. Может, это и так. Однако стремление к монополии настораживает. Залезать в долги - дело неблагодарное. А если приходится, желательно диверсифицировать риски.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

16
Лента новостей