18 Января 2019

Пятница, 17:23

ВАЛЮТА

АРМЕНИЯ: СТРАНА РАЗРЕШЕННОГО НАЦИЗМА - ЧАСТЬ VI (ОКОНЧАНИЕ)

Армянский национализм превзошел германский нацизм в отдельных вопросах практической реализации

Автор:

15.12.2018

Будучи прагматичным человеком, Гарегин Нжде прекрасно понимал, что своих сверстников, утративших страну и чувство воли к национальной государственности, ему не переделать, поэтому он особое внимание обращал на воспитание в националистическом духе армянской молодежи в странах проживания диаспоры, полагая, что только она будет способна воспринять его идеалы жертвенности во имя нации. 

Весной 1933 года он покинул Болгарию и переехал в США, где 16 июля в Бостоне, штат Массачусетс, провел учредительный съезд молодежного крыла партии дашнаков, дав ему название "Цегакрон". Идеологию ее многие современные западноевропейские и даже проживающие в диаспоре армянские авторы (Волкер Якоби, Томас де Ваал, Ваге Саакян) в своих научных трудах называют протофашистской и расистской. Нжде противопоставил "Цегакрон" партии "Дашнакцутюн", политика которой, по его мнению, была нерешительной, в связи с чем с середины 1935 года начинается обострение отношений между "Цегакроном" и "Дашнакцутюн". Обостряется также борьба за единоличное лидерство между Нжде и руководителем аппарата партии дашнаков Рубеном Тер-Миносяном. Он считал, что созданная Нжде организация опасна для армянства и может привести к расколу партии изнутри. В 1933-1938 годах с помощью Асатряна Нжде написал и опубликовал ряд брошюр и газетных статей, в которых критикует политику дашнаков. Он считал ее "половинчатой" и недостаточно соответствующей запросам армянской нации, а также требовал радикализации ее деятельности по примеру германских нацистов.

Однако с такой интерпретацией происхождения теории цегакрона некоторые ее современные апологеты из числа праворадикальных армянских националистов не согласны. Редактор ранее упоминавшейся идеологической брошюры Республиканской партии Армении "Гарегин Нжде и его учение" Мушвиг Лалаян в начале предисловия к ней полунамеком высказал претензию на первородство цегакрона в сравнении с нацизмом и фашизмом: "Еще и речи не было о фашизме и гитлеризме.., когда в 1919 году… давшие обет войны Нжде во время походов завертывались в черные саваны и брали уроки мужества и родовой гордости у своего спарапета. Муссолини тогда только начинал свое "движение чернорубашечников". 

Надо сказать, что подобные мнения озвучивались армянскими националистами и ранее. Так, в 1926 году бывший премьер-министр дашнакской Республики Армения Симон Врацян со страниц издававшегося в Париже армянского националистического журнала "Дрошак" обвинил Бенито Муссолини в плагиате проповедуемых им идей фашизма, в заимствовании их из программы партии "Дашнакцутюн". В ответ на эту публикацию центральная коммунистическая газета Азербайджанской ССР "Бакинский рабочий" в нескольких номерах в марте-апреле 1927 года опубликовала статью-памфлет С.Агамирова "Последыши армянского шовинизма (по материалам армянской прессы)", в которой высмеивала это заявление, считая его скорее самоуверенным и претенциозным, чем обоснованным.

Куратор и главный вербовщик армянских нацистов от СД Петер Камсаракан в показаниях от 21 октября 1948 года говорил, что во время переговоров о сотрудничестве с нацистами летом 1940 года лидер французских дашнаков Аршак Джамальян (активно сотрудничал с французской военной разведкой, а после оккупации севера Франции переметнулся к гитлеровцам) открыто заявлял, что партия "Дашнакцутюн", а не НСДАП является родоначальницей национал-социализма. Вот цитата из его показаний: "Джамальян… при всех переговорах с немцами всячески подчеркивал, что они, т.е. дашнаки по существу являются действительно первой национал-социалистической партией, а также и то, что он лично всегда стоял за сотрудничество с немцами". Сегодня нет достоверных источников для понимания реакции нацистов на такие заявления армянских националистов. Но нет сомнения, что высказываемая таким, пусть даже неуклюжим, образом лояльность была принята, поскольку сотрудничество между ними носило тесный и самый активный характер.

Когда знакомишься с показаниями сотрудника СД Петера Камсаракана советским органам госбезопасности, невольно обращаешь внимание на то, что абсолютно все армянские националисты, которых он привлек к сотрудничеству или завербовал на службу разведке нацистской Германии, в один голос выражали восхищение Третьим рейхом и его фюрером. Это замечание в полной мере касается и проживавших в Болгарии Гарегина Тер-Арутюняна ("Нжде") и Хайка Ассатурьяна, имевших бизнес в Румынии Саркиса Араратьяна и Драстамата Канаяна ("Дро"), а также руководителя армянской диаспоры во Франции Аршака Джамальяна. Не являясь членами НСДАП, все они совершенно искренне, если верить Камсаракану, считали себя или нацистами, или носителями родственной нацизму идеологии, подчеркивая данный факт при каждом удобном случае. Эта публично демонстрируемая ими родственность или тождественность идей германского нацизма и армянского национализма во многом объясняет, почему они так легко шли на контакт и сотрудничество с германской разведкой и продолжали работать на нее до самого конца - до своего ареста или падения гитлеровского режима в Германии. При этом они очень легко предавали страны своего проживания, совершая против них государственные преступления в форме шпионажа.

Действительно, если сравнить идеологии германского нацизма и армянского национализма, то между ними можно найти гораздо больше общего, чем различий. Теория Адольфа Гитлера, если отбросить всю его идеологическую мишуру про "арийство германской нации", сводилась к трем практическим положениям: 1) построение партийного государства, в котором административная деятельность бюрократии и вся финансово-коммерческая активность бизнеса будут направлены на решение политических задач, определяемых партией и фюрером; 2) завоевание жизненного пространства для господства германской нации; 3) решение "еврейского вопроса", т.е. сепарация германцев и евреев. Идеологемы партии "Дашнакцутюн" и теории цегакрона Нжде, если смотреть в суть данного вопроса, также содержали в себе аналогичное триединство целеполагания: 1) построение в Армении партийного государства, все ключевые посты в котором занимали бы дашнаки или последователи Нжде (в зависимости от того, кто идеологию формулировал); 2) завоевание жизненного пространства для армянской нации за счет присоединения земель соседних стран - Турции, Грузии и Азербайджана; 3) решение "тюркского вопроса", т.е. сепарация армян и других тюркско-мусульманских народов Южного Кавказа путем тотального изгнания их представителей с территории Армении. Как видим, принципиальная разница в теориях германского нацизма и армянского национализма была лишь в одном: кого считать врагом номер один, а в остальных вопросах между ними была самая высокая степень корреляции.

В реализации этих планов между германскими нацистами и армянскими националистами также имелись лишь некоторые различия. Гитлер и его приспешники сначала шесть лет строили свое партийное государство и готовились к войне за мировое господство, а потом шесть лет воевали до своего полного военно-политического разгрома. Армянские же националисты сперва начали войну за жизненное пространство на развалинах Советского Союза, вошедшую в историю как карабахская война 1988-1994 годов, изгнали из Армении и захваченных земель Азербайджана до 1,2 млн. этнических азербайджанцев, а уже после этого приступили к строительству партийного государства. Это было время, когда к власти в Армении в результате государственного переворота в ноябре 1999 года пришла хунта полевых командиров незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха. Ее возглавляли уроженцы и бывшие граждане Азербайджана Роберт Кочарян и Серж Саргсян.

Им на 18 лет удалось установить в стране политическую диктатуру Республиканской партии Армении - все остальные партии и их союзы играли исключительно декоративно-косметическую роль. Подобно НСДАП в нацистской Германии, правящая партия Армении также имела свои охранные отряды в лице Союза добровольцев (еркрапа). Ее членами могли быть только ветераны боевых действий в Карабахе или уволенные в запас военнослужащие оккупационного корпуса ВС Армении на захваченных азербайджанских землях. Союз добровольцев, являясь полувоенной организацией, интегрирован в систему ВС Армении, имеет отдельное правовое регулирование своего существования и деятельности, собственное имущество, включая военное, и атрибутику, чем очень похож на отряды СА и СС НСДАП в годы становления нацистского режима в Германии.

Современным армянским националистам, в отличие от германских нацистов, после распада СССР на подконтрольной территории, включая оккупированные районы Азербайджана, удалось реализовать практически все постулаты теории цегакрона Нжде, столь похожей на идеи гитлеризма. Результатом сознательного и планомерного проведения такой политики на протяжении последних тридцати лет стало превращение Армении в мононациональное государство. В структуре его населения этнические общины национальных меньшинств составляют не более 2%. Первый шаг на этом пути был сделан в 1989-1992 годах, когда из Армении и оккупированных территорий Азербайджана было изгнано все азербайджанское население. Вслед за ними из страны уехали евреи и русские. В настоящее время еврейская община Армении насчитывает не более 100, а русская - 5 тыс. человек, причем большая часть ее представителей состоит в смешанных браках. Все это привело к закрытию большинства общеобразовательных школ с преподаванием на русском языке и всех школ с преподаванием на азербайджанском. Невозможность выбора языка получения образования способствует ассимиляции или арменизации представителей остальных национальных меньшинств - айсоров и курдов-езидов. Реализация данной политики официальными властями коренным образом противоречит Рамочной конвенции о защите прав национальных меньшинств Совета Европы от 1 февраля 1995 года. Рамочная конвенция, которую Армения подписала 25 июля 1997 года и ратифицировала 20 июля 1998 года, вступила в законную силу на территории страны с 1 ноября 1998 года. Однако, как мы отметили, проводимая властями Армении политика не отвечает положениям этого документа: особенно статьям 4 (запрет дискриминации), 5 (запрет ассимиляции), 11 (использование языков меньшинств в общественных местах и личных именах), 16 (отказ от мер по изменению структуры населения), 17 (трансграничные контакты) и 18 (трансграничное сотрудничество).

Факт практически полной мононациональности современной Армении был признан замминистра иностранных дел Армении Ашотом Ховакимяном во время слушаний в Третьем комитете ГА ООН 25-28 апреля 2017 года при обсуждении отчета по исполнению международных обязательств в рамках Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Он честно ответил на вопрос, что в стране не осталось ни одного этнического азербайджанца, тогда как накануне распада СССР их там проживало более полумиллиона. Тем самым замминистра, по сути, повторил высказанный экс-президентом Армении Робертом Кочаряном на заседании 1-й сессии Парламентской ассамблеи Совета Европы 30 января 2003 года абсолютно расистский и полностью выдержанный в духе теории цегакрона Нжде тезис о "генетической несовместимости армян и азербайджанцев".

Есть еще один аспект, доказывающий, что армянский национализм в отдельных вопросах практической реализации своей идеологии превзошел германский нацизм. Нацисты после захвата "жизненного пространства" предполагали провести его тотальную германизацию, в том числе и посредством переименования всех географических объектов, но не смогли это сделать. В Армении же эта практика является свершившимся фактом - всем топонимам и гидронимам присвоены новые наименования на армянском языке. Причем не в результате перевода их традиционных названий с тюркскими, персидскими или русскими корнями на армянский язык, а посредством создания для них 2000 принципиально новых топонимов и гидронимов, не имеющих ничего общего с доармянской историей местности, что совершенно не соответствует принципам ЮНЕСКО как составной части ООН. 

Конечно же, за пределами Армении новые наименования географических объектов никем не признаются, и после возвращения под юрисдикцию Азербайджана оккупированных территорий все прежние наименования будут восстановлены. Тем не менее, арменизация территории, по крайней мере в сознании самих армян, уже произошла, и они будут считать это пространство "своим" даже при отсутствии ресурсов и возможностей для его заселения.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

20
Лента новостей