25 Сентября 2020

Пятница, 17:15

ВАЛЮТА

«ВИРУС» ПИШЕМ - «ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ» В УМЕ

Пандемия коронавируса может спровоцировать новую революцию в Армении

Автор:

15.06.2020

Нынешнюю пандемию COVID-19 многие не без оснований сравнивают со стихийным бедствием. Тем самым, о котором вроде бы предупреждали, но когда оно наступило, готовыми к такому экзамену оказались далеко не все. 

Впрочем, есть еще одно обстоятельство. Об этом впервые заговорили вслух уже в новом веке: а может ли существовать в нашем мире чисто природная катастрофа - без техногенного, политического и социального компонента? В декабре 2004 года, как раз в дни рождественских каникул, побережье Южной Азии накрывает чудовищной силы цунами. Выясняется, что в отличие от Тихоокеанского региона на побережье Индийского океана и Андаманского моря не было системы предупреждения о цунами. В 2010 году землетрясение уносит на Гаити, по самым скромным подсчетам, 150 тыс. жизней. А рядом, в Доминиканской Республике, по сути, нет ощутимых разрушений и жертв. И все потому, что на Гаити подавляющее большинство населения жило в лачугах, построенных без намека на строительные нормы и сейсмостойкость… 

В декабре 1988 года случилось землетрясение в Армении. И там, как были вынуждены признать многие специалисты, масштаб разрушений стал результатом не только силы самого подземного толчка, но и нарушения технических норм… 

Так же, как и реакция официальных властей на них, вернее, отсутствие адекватной реакции может приводить к серьезным внутриполитическим подвижкам. В августе 2005 года американский Новый Орлеан накрывает ураган «Катрина». В 2008 году Джордж Буш-младший проигрывает выборы по мнению многих потому, что власти не смогли отреагировать на природное стихийное бедствие. Проигрывает, получив титул «самого непопулярного президента США». 

А теперь мир делает выводы уже из пандемии коронавируса. Она тоже оказалась жестким «экзаменом» как на способность властей реагировать на вызовы, так и на состоятельность системы здравоохранения. События в США, Великобритании, странах Евросоюза заставляют задуматься. Особенно в сравнении с Азербайджаном - с его четко продуманной и гибкой реакцией на COVID, включающей в себя ограничительные меры, запуск производства масок, строительство модульных клиник и многое другое. Тем более что Азербайджан, в отличие от Грузии, оказался в «зоне повышенной опасности». Ведь в соседнем Иране власти непозволительно долго не признавали факт коронавирусной эпидемии, в результате чего «занос» COVID-19 из ИРИ в Азербайджан оказался далеко не «точечным». И слишком многое указывает на то, что прецедент «коронавирусной революции» миру вполне может «подарить» Армения. 

 

Из ада в ад

То, что эта страна, по сути, проиграла битву с коронавирусом, признает даже ее премьер-министр Никол Пашинян. Верный своему стремлению управлять страной по Фейсбуку, он вышел в прямой эфир в своей социальной сети и возвестил, что страна «шагает по аду». И, как уверены эксперты, при этом нисколько не сгущал красок. В самом деле, если еще 20 мая в Армении, при весьма скромных масштабах тестирования, имелось 5606 подтвержденных случаев коронавируса, то уже 10 июня их было более 14 тыс. - взрывной рост заболеваемости. Высокими оказались и показатели смертности - 327 погибших.

Здесь можно вспомнить, к примеру, что глава Минздрава Армении Армен Торосян непозволительно долго не признавал опасность коронавируса. Вспомнить, что карантин в Армении продлился всего две недели, и не сказать, чтобы граждане его соблюдали. А полиция, которая вначале даже не пыталась пресечь нарушения, теперь начала «винтить» и «скручивать» нарушителей. Но на ситуацию это уже не влияет. Эксперты указывают и на невысокий уровень медицинской просвещенности населения Армении, и на то, что здесь на вполне серьезном уровне готовы обсуждать самые невероятные теории «мирового заговора» в связи с COVID-19. Между тем провал «коронавирусной стратегии» Еревана - лишь один из симптомов деградации многих сфер общественной жизни в Армении. 

Борьба с коронавирусом требует продуманных решений, четкой стратегии, дисциплины, если надо, то и «мер принуждения». Главное - требует денег: на лаборатории, тесты, противочумные костюмы и противовирусные препараты, на аппараты ИВЛ и модульные госпитали. Но в Армении своя «специфика». Несколько лет назад известный российский эксперт Федор Лукьянов выразился на этот счет предельно откровенно: «У Армении свой «Ад», и он никак не связан с подписанием договора с ЕС или с кем-то еще. И как раз этот «Ад», который существует, имею в виду то изолированное и зажатое положение, в котором находится Армения». В переводе: в условиях войны с Азербайджаном и закрытой из-за враждебной политики самой же Армении границы с Турцией Ереван оказался изолирован от региональных экономических процессов. В условиях столь жесткой изоляции у Армении нет даже теоретических шансов выстроить дееспособную экономику. Финансовая помощь России помогает держаться на плаву, но заменить полноценную интеграцию в региональные проекты РФ не может. Тем более что в условиях армянской конкретики деньги не начинают «работать», а уходят, как вода в песок. 

Теперь эти проблемы наложились еще и на последствия «революционного похмелья». Шашлычно-революционный пыл, без сомнения, эффектно смотрится на экранах и мониторах, но он не заменит навыков государственного управления. Жесткий карантин соблюдали весьма условно, потому как полиция, в условиях «революционной вольницы», просто не решалась действовать по всей строгости закона. Отменять ограничения начали уже через две недели, потому что в бедной Армении с тихо умирающей экономикой банально не хватило денег на компенсации «закрытым» сферам. Ни о каком строительстве модульных клиник не приходилось даже думать. Сказались и ошибки в управлении. В отличие от Азербайджана, России и других стран, в Армении не стали создавать межведомственный оперативный штаб, что понятным образом отразилось на скоординированности.

Но теперь коронавирусные проблемы получают совсем другое прочтение. Взрывной рост заболеваемости COVID-19 в Армении совпал с общим падением рейтинга Никола Пашиняна. Через год нахождения у власти Пашиняну, по сути, нечего предъявить избирателям. К тому же против него активно играют уже, казалось бы, разбитые и деморализованные «карабахцы».

 

Пикник, свадьба: на чьей улице будет праздник?

Как раз накануне своих «коронавирусных» разоблачений Никол Пашинян на своей странице в Facebook отрапортовал: «Генерал-лейтенант Оник Гаспарян назначается начальником Генерального штаба ВС. Полковник Аргишти Кярамян назначается директором СНБ. Полковник Ваге Казарян назначается начальником полиции». О причинах такой рокировки не указывается. Есть мнение, что толчком к отставке главы Генштаба ВС Армении Артака Давтяна послужила свадьба его сына, выбивавшаяся за рамки «коронавирусных» ограничений. Но тут можно вспомнить и пикник в оккупированной Шуше с участием самого Пашиняна, где не было даже намека на соблюдение «коронавирусных» правил. У Пашиняна, мягко говоря, не сложились отношения с силовым блоком. В полиции ему не простили (и вряд ли простят) амнистию террористов «Сасна црер». В СНБ немало сторонников бывшего шефа этой организации Артура Ванецяна, который сегодня выступает с жесткими обвинениями в адрес Пашиняна. А в армии с самого начала были сильны позиции «карабахского клана». 

И вот на этом фоне спешная замена «тяжелых фигур» в силовых структурах Армении слишком уж напоминает попытку обезопасить себя от военного переворота. И его сценарий вовсе не выглядит для Армении таким уж невероятным.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

54