15 Августа 2020

Суббота, 02:33

ВАЛЮТА

ДОНБАСС НА РАЗВИЛКЕ

Конфликт в восточной части Украины получил новый шанс на всеобъемлющее урегулирование

Автор:

01.08.2020

Контактная группа по урегулированию ситуации в Донбассе согласовала меры контроля над режимом прекращения огня. Приведет ли этот бесспорный переговорный успех к существенному ослаблению напряженности на востоке Украины, достижению прорыва в мирном урегулировании многолетнего вооруженного конфликта?

 

Прорыв

Состоявшееся 22 июля в Минске очередное заседание Трехсторонней контактной группы (ТКГ), в которую входят представители Украины, России и ОБСЕ, имеет шанс войти в историю как прорывное событие в процессе урегулирования конфликта в Донбассе.

Сторонам удалось договориться об установлении с 27 июля 2020 года режима полного прекращения огня. Соглашение вводит запрет на проведение наступательных и разведывательно-диверсионных действий, использование любых видов летательных аппаратов, применение любого огня, включая снайперский, размещение тяжелого вооружения в населенных пунктах и их окрестностях. Документ предусматривает наказание за нарушение режима прекращения огня, создание специального координационного механизма по совместному реагированию на нарушения.

Все эти договоренности представляются особенно значимыми с учетом того, что им предшествовало резкое обострение ситуации в регионе конфликта. Причем как в политической, так и военной плоскостях. 

Стороны вплотную подошли к согласованию подобного документа еще два месяца назад, однако тогда возможность объявления полного прекращения огня была сорвана. К середине же июля, по мере учащения вооруженных инцидентов и заявлений руководителей донбасских сепаратистов о невозможности возвращения региона в состав Украины, ситуация вообще грозила выйти из-под контроля.

Впрочем, признаки назревающего снижения эскалации все же проглядывались. Так, в результате состоявшихся 3 июля в Берлине переговоров в рамках «нормандского формата» (Украина, Россия, Германия, Франция) уже было сообщено о выработке конкретного механизма для реализации устойчивого перемирия в Донбассе. Вслед за этим конфликтующие стороны согласовали 13 локаций для проведения противоминных мероприятий в Донбассе, а также договорились об обмене информацией о разыскиваемых лицах. Показателен и факт обсуждения переговорщиками возможного открытия двух новых контрольных пунктов въезда-выезда  (КПВВ) в городах Золотое и Счастье Луганской области. Необходимые гарантии безопасности для их функционирования были задействованы с 10 июля.

Наконец, штрихи потепления вылились в заключение соглашения, целью которого, по словам спецпредставителя ОБСЕ в Украине Хайди Грау, является «обеспечить соблюдение всеобъемлющего, устойчивого и бессрочного перемирия». К слову, именно специальная мониторинговая миссия ОБСЕ будет оказывать поддержку конфликтующим сторонам в выполнении согласованных мер. Посол Грау выразила надежду, что эти «меры принесут долгожданную тишину в зону конфликта и больше спокойствия гражданскому населению».

О том, что достигнутые в рамках ТКГ договоренности носят неординарный характер, свидетельствует и реакция как официального Киева, так и Москвы. Руководство Украины охарактеризовало их как «прорыв в Минском процессе», поскольку «режим полного и всеобъемлющего прекращения огня, если он будет соблюдаться другой стороной, является базовой предпосылкой для реализации Минских договоренностей и открывает путь к выполнению других положений этих соглашений». А официальный представитель МИД России Мария Захарова констатировала наличие «определенных позитивных подвижек» в ходе выполнения решений Парижского саммита «нормандского формата», подтвердившего приверженность «четверки» Минским соглашениям 2014-2015 годов.

Таким образом, налицо реальная возможность остановить огонь и, воспользовавшись полноценным режимом перемирия, выйти на прорывные политические договоренности между Украиной, с одной стороны, и сепаратистскими «народными республиками» Донбасса и поддерживающей их Россией - с другой. Но будет ли использована эта историческая возможность, реализация которой принесет долгожданный мир жителям востока Украины? Ведь провал может обернуться продолжением переживаемых ими на протяжении уже свыше шести лет бедствий и лишений.

 

Шаг к прочному миру?

Следует учитывать, что с 2014 года Контактная группа приняла целый ряд документов, предусматривающих конкретные меры по деэскалации конфликта. Однако реализовать миротворческие регламентации до сих пор не удавалось, и Донбасс вновь погружался в кровопролитное противостояние. Отсюда и хрупкое ожидание мирного развития ситуации от нынешних договоренностей в рамках ТКГ, которое, впрочем, не исключает и серьезных надежд на продолжение мирного процесса. 

Примечателен в этом смысле настойчивый призыв президента Украины Владимира Зеленского к подписанию соглашения о полном и всеобъемлющем прекращении огня на линии разграничения в Донбассе с 27 июля лидерами всех стран «нормандской четверки». Судя по всему, украинский лидер испытывает серьезные сомнения в практической возможности реализации с таким большим трудом разработанного соглашения, а потому пытается заручиться подтверждением соответствующих обязательств на высшем уровне «нормандского формата». Но, кроме того, есть и ясное осознание того, что прекращение огня - лишь первый, хотя и чрезвычайно важный, шаг на пути к миру. Для успешного прохождения этого шага до логического конца необходимо развязывание всего клубка политических противоречий. И вот тут-то и кроются главные опасности для мирного процесса. 

Ключевым вопросом политического урегулирования в Донбассе является статус региона в рамках украинского государства. Принципиальное значение имеет широко обсуждаемая сейчас тема выборов в Донецкой и Луганской областях Украины. Принятое в середине июля постановление Верховной рады Украины не предусматривает проведения запланированных в стране на 25 октября местных выборов на территории этих областей, контролируемых в данный момент сепаратистскими образованиями «ДНР» и «ЛНР».

Россия выразила серьезную обеспокоенность в связи с решением украинских парламентариев. Ее позиция исходит из того, что официальный Киев, в соответствии с Минскими договоренностями, должен согласовать вопросы выборов в «прямом диалоге с Донецком и Луганском». Кроме того, как подчеркнула представитель МИД РФ Мария Захарова, ссылаясь на Минские договоренности, сначала должны быть приняты поправки в Конституцию Украины и другие законы в контексте конституционной реформы, с упором на децентрализацию и предоставление Донбассу особого статуса.

У Киева, между тем, другое видение последовательности шагов на пути к решению конфликта. Это прекращение военного присутствия России в Донбассе, затем установление контроля Украины над ее восточной границей, переход Донбасса под контроль Киева и лишь после этого проведение выборов на основе стандартов ОБСЕ. Это видение нашло свое отражение как в постановлении Верховной рады, так и в заявлении офиса президента Украины, обнародованном 22 июля, то есть в день согласования прекращения огня. Данное заявление предусматривает возможность проведения выборов на контролируемых «ДНР» и «ЛНР» территориях исключительно в соответствии с законодательством Украины и только после восстановления Киевом контроля над границей с Россией.

С учетом позиции Украины можно объяснить и данную ее руководством однозначно высокую оценку достигнутым ТКГ договоренностям. Как заявил министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексей Резников, прорыв заключается в том, что на переговорах вернулись к приоритету «сначала оборонные условия, а потом уже политические и другие».

Однако неверно думать, что поддержка Кремлем последних договоренностей в рамках Контактной группы означает снижение его внимания к политической составляющей всеобъемлющего урегулирования конфликта в Донбассе. Вне всяких сомнений, Россия рассматривает установление перемирия как некий шанс для Киева предпринять конкретные действия, направленные на предоставление Донбассу «особого статуса». Иными словами, Москва подтверждает свою готовность признать «особостатусный» Донбасс частью Украины. Но той ли самой Украины, каковой она является сегодня, с присущей ей политической и территориально-административной сущностью?

В самой Украине опасаются как раз того, что предоставление Донбассу «особого статуса» неизбежно будет означать переформатирование политического устройства государства, как минимум, на федеративный лад. Со всеми вытекающими отсюда последствиями и для внешнеполитической ориентации Украины, взявшей курс на Запад в качестве основы своей государственной стратегии.

Все эти, казалось бы, неразрешимые противоречия и обуславливают шаткость согласованного режима полного прекращения огня в Донбассе. На это указывает и предельная откровенность министра обороны Украины Андрея Тарана: «Перемирие будет отменено после первых же обстрелов со стороны сепаратистов. Никто не собирается ждать, пока нас будут убивать. Существует статья 51 Устава ООН, которая дает право защищаться».

Тем не менее, прорывный шанс, действительно, существует. Соглашение от 22 июля дает основание считать, что все конфликтующие и заинтересованные стороны устали от вооруженного противостояния в Донбассе. Оно не отвечает их стратегическим целям и задачам, а потому объявленное перемирие, при условии должным образом проявленной политической воли, может стать не краткосрочной передышкой перед новым витком боевых действий, а знаковой точкой на пути к прочному миру.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

12