8 Марта 2021

Понедельник, 10:26

ВАЛЮТА

С ПРОБЛЕСКАМИ НАДЕЖДЫ

Прогнозы на 2021 год неутешительные, но еще не все потеряно

Автор:

15.01.2021

Прошедший, 2020 год уже назван худшим в современной истории, и все надежды возлагаются на 2021-й. Хотя никаких особых предпосылок, что он будет лучше, нет. Скорее наоборот - многие негативные события и тенденции, заложенные в 2020-м, получат свое продолжение (в сторону усугубления) и, конечно, появятся новые. По крайней мере, COVID-19, который стал тем самым классическим «черным лебедем», перевернувшим абсолютно все - от личных планов до международной повестки, - никуда «улетать» пока не собирается. Он, напротив, продолжает «нахально» размножаться и видоизменяться. При этом большая часть так называемого западного цивилизованного мира все больше уходит в онлайн и наблюдает за происходящим сквозь призму фальшивых новостей и нарастающей цензуры в социальных сетях.

 

Вирус кризиса

Последствия пандемии коронавируса оказались такими сильными, что действительно в ближайшие годы миру точно прежним не стать. На фоне «войны вакцин» нас ожидает все более нарастающий негативный эффект на мировую экономику. Предсказывается, что большая часть мира не вернется на уровень ВВП до 2020 года даже к концу 2021-го. Растет глобальный долг от расходов на пандемию, особенно в развивающихся странах. Впервые за полвека начал сокращаться средний класс - естественно, в сторону нищеты.

Всемирный банк прогнозирует, что к концу 2021 года еще 150 млн. человек постигнет крайняя бедность. Сюда можно отнести людей, живущих менее чем на $1,90 в день. Кроме того, ООН предупреждает, что мир находится на грани худшего продовольственного кризиса за последние пятьдесят лет. Так что от недоедания и связанных с ним заболеваний погибнет больше людей, чем от коронавируса. Особенно в уязвимом положении находится население Йемена, Венесуэлы, Афганистана, Гаити, а также ряда африканских стран. Само собой, это все автоматически увеличивает риск социальных и политических потрясений. 

А если к продолжающимся последствиям коронавируса присоединятся еще стихийные бедствия и климатические изменения (вроде ужасных прошлогодних пожаров в Австралии и Калифорнии или нашествия саранчи в Азии и Африке), то перспективы и вовсе кажутся самыми печальными. Возможно, в скором времени локальные войны за доступ к питьевой воде или формирование вооруженных отрядов местной самообороны в целях спасения от толп климатических мигрантов станут вполне привычными новостями.

 

Конец «американской мечте»?

Кстати, новая администрация США собирается сделать проблему изменения климата одной из главных во время своего срока. У кого-то это вызывает оптимизм и надежду, а у кого-то, наоборот, настороженность. Ведь неспособность справляться с климатическими изменениями может вызвать вопрос о вмешательстве в страну извне. Как, например, сейчас закреплено в международном праве в случае со злостными и массовыми нарушениями прав человека. 

Как известно, Америка любит прибегать к таким методам, но главное, чтобы такая помощь не понадобилась ей самой. В начале года все мировые СМИ сообщили о попытке сторонников Трампа захватить Капитолий. Ничего не вышло и Конгресс все-таки подтвердил решение выборщиков в пользу Байдена. Было ли это неудавшейся попыткой цветной революции по-американски или действительно бунтом сторонников теории заговора QAnon против так называемого «глубинного государства» (deep state), можно дискутировать очень долго. Ведь, пожалуй, главный итог прошедших в 2020 году президентских выборов в Штатах очевиден - это расколотая страна. Причем, конечно, вовсе не на сторонников и противников Трампа - все гораздо серьезнее. Различия проходят по расовому и этническому признакам, по идейным соображениям, а главное - многие из них носят чисто социальный характер. 

США, конечно, никуда не денутся с карты мира, как некоторые уже предсказывают, но и прежними они, очевидно, уже не будут. Та традиционная Америка из теплых рождественских фильмов вроде «Один дома» осталась в прошлом, как и знаменитая американская мечта. Потому что слишком многие остаются за бортом, не имея ни единого шанса за нее побороться. 

И все же, несмотря на уверения демократов, по сумме результатов (если бы не коварный COVID-19) Трамп был не таким уж и плохим президентом. Он многое успел либо поменять, либо начать реформы. Так что теперь Байдену это все придется учитывать во время своего правления. Ему и Камале Харрис, которая еще до вступления в должность стала одним из самых значимых вице-президентов в истории страны. 

Кстати, пока что ничего непонятно и по поводу дальнейшей политической судьбы Трампа, который может постараться вернуться через четыре года, и даже не с демократами, а путем создания собственной партии. По крайней мере, пока все шансы на это есть. 

Правление Трампа оставило еще один немаловажный след во внешней политике, который даст о себе знать в наступившем году. Былого доверия, что Америка завтра не развернется на 360 градусов, у ее союзников больше нет. Раньше сменяемость демократов и республиканцев во власти в основном влияла на внутренние американские дела - отношение к медстрахованию, абортам, налогам и т.д., а во внешней политике все было более-менее стабильно. Трамп снес эту стабильность, и в ближайшие годы, и уж точно в 2021 году ее ожидать не стоит. Хотя Байден, вероятно, восстановит членство США в тех международных организациях и договорах, которые не угодили Трампу, и будет налаживать отношения с партнерами по НАТО.

Отдельной статьей в этом смысле стоит такая важная страна, как Турция, против которой под занавес прошлого года Вашингтон ввел частичные санкции за покупку ею российских систем С-400. 

На этом фоне существовавшая при Трампе напряженность США в отношениях с Китаем и Россией, видимо, сохранится и даже усугубится. Тайвань может оказаться тем местом, где сойдутся интересы США и Китая, да так, что торговая война вполне может перерасти в настоящую. 

 

«Поджоги» вокруг России?

Что касается России, то в конце года многие эксперты заговорили о том, что Запад специально устраивает «поджоги» по периметру границ России. В этом контексте в 2021 году особое внимание уделяется конфликтам в Украине, а также в Молдове. В последней победившая на президентских выборах прозападная Майя Санду уже завела разговоры о выводе российских миротворцев из Приднестровья и снижении статуса русского языка. В этом же ключе рассматривается и политический кризис в Беларуси, которому, очевидно, так или иначе должен быть найден выход в наступившем году. 

Интересно, что ряд экспертов наиболее высокий конфликтный потенциал видят между Россией и Турцией (за которой, якобы, стоит именно Запад, в частности Великобритания). Хотя и Эрдоган, и Путин постоянно делают миролюбивые публичные заявления в адрес друг друга. Более того, под конец года Москва и Анкара проявили пример прагматического взаимодействия в контексте Второй Карабахской войны, которая завершилась освобождением Азербайджаном своих территорий от оккупации Армении. 

Внутри самой России, несмотря на пандемию, летом прошлого года состоялось голосование по вопросу о продлении президентских полномочий и изменении Конституции РФ. К концу года имело место ужесточение ограничений в Интернете и усложнено проведение политических протестов. Москва, очевидно, сосредоточивается для усугубления противостояния с Западом и готовится к предстоящим в сентябре выборам в Госдуму.

С Белым домом Кремлю, помимо всего прочего, предстоит вынужденный диалог по ДСНВ-3, действие которого истекает в начале февраля. Байден также говорил о своем намерении продлить Договор СНВ-3.

 

Запад и Ближний Восток

Одной из ключевых тем для Евросоюза станут отношения с Великобританией по факту теперь уже окончательно состоявшегося Brexit. Также Европа будет следить за выборами в Германии, в которых не будет участвовать действующий канцлер Ангела Меркель. Ее 15-летняя эпоха подходит к концу. Среди возможных преемников Меркель эксперты называют бизнес-лоббиста Фридриха Мерца, премьер-министра федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия Армина Лашета, премьер-министра Баварии Маркуса Зёдера и министра здравоохранения страны и члена Христианско-демократического союза Йенса Шпана.

На Ближнем Востоке одним из фокусов продолжит оставаться Иран. Все помнят, что минувший год начался с потрясшего всех убийства иранского генерала, руководителя Корпуса стражей исламской революции и одного из самых влиятельных людей на Ближнем Востоке Касема Сулеймани. В конце года убийство ведущего иранского ученого-ядерщика, приписываемое Израилю, еще сильнее обострило ситуацию, заставив Иран пригрозить расширением своей ядерной программы. 

Пока дальше этих угроз Тегеран особо не идет. Ведь на фоне противоречий во внутренней политике и сложной экономической ситуации из-за санкций, обострения отношений, грозящего перерасти в полноценный военный конфликт, Исламская Республика себе это позволить не может. Многие ожидают, что Байден вернется к разорванной Трампом ядерной сделке 2015 года или, скорее, инициирует новое соглашение. Причем все это должно коррелироваться с президентскими выборами в ИРИ, назначенными на июнь, и на которых, как ожидается, победу одержит фигура от консерваторов. 

Нельзя исключать, что за это время противоречия между Ираном и Западом (и Израилем) все-таки приведут к масштабному противостоянию. Противники Ирана подозревают его в построении так называемого «шиитского полумесяца» с выходом к Средиземному морю, а это невыгодно слишком многим странам. 

Другим важным событием на Ближнем Востоке должны стать очередные выборы президента Сирии, которые могут состояться летом. Нынешний глава САР Башар Асад еще не принял решения о своем возможном участии. И не ясно, насколько легитимным будет любой избранный президент, поскольку, как известно, Дамаск не контролирует довольно значительную часть страны.

Также любопытно, как будут развиваться отношения США с Израилем, которые процветали при Трампе, и во что выльется замирение еврейского государства с такими арабскими государствами, как ОАЭ и Бахрейн. В этом же ряду стоит и развитие отношений между Катаром и Саудовской Аравией.

Между тем среди самых вероятных кандидатов на рост насилия и возобновление войн в 2021 году остаются многие африканские страны и  Афганистан. В последнем в мае 2021 года наступает крайний срок, установленный для полного вывода войск США и НАТО. Среди кандидатов также Ирак и все те же Сирия и Ливия. Довольно громко могут напомнить о себе Северная Корея, а также конфликты в треугольнике Китай-Индия-Пакистан. 

 

Надежды на мир и процветание

Для Азербайджана, конечно, наиболее важным остается происходящее на Южном Кавказе, который традиционно вовлечен в сферу интересов различных международных игроков. Победа Баку в Отечественной войне принесла надежду на мир и стабильность в этом сложном регионе. Азербайджан сразу взялся за дело, составляя планы развития освобожденных от оккупации территорий и восстановления там всех государственных структур. Одним из важнейших позитивных факторов для экономики станет разблокирование коммуникаций, которые являются стратегически важными с геополитической точки зрения для ряда международных игроков, даже далеких от Южного Кавказа. 

Остается надеяться, что никакие внешние вмешательства не помешают этому процессу, и он в этом году все больше будет углубляться на местах. 

Можно сказать, что это является одним из немногих позитивных «якорей», когда почти все указывает на политические, экономические и военные риски в ближайшие 12 месяцев. Ведь «самый худший год в современной истории» для всего человечества одновременно принес Азербайджану долгожданную победу и перемены, которых граждане страны ждали несколько десятилетий. Это говорит о том, что можно не только выстоять даже в бурном море опасных перемен. Вполне возможно даже значительно усилить свои позиции, если действовать сообща и по плану, иметь друзей и уметь проявлять стойкость и волю, что и продемонстрировал весь азербайджанский народ. Поэтому, несмотря на общий негативный тон прогноза-2021, надежда есть.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

23