8 Марта 2021

Понедельник, 09:28

ВАЛЮТА

ВСЕ НОВОЕ – ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

К чему приведут Кыргызстан логические итоги «третьей революции»

Автор:

01.02.2021

После десяти лет дискуссий, полемик и внутриобщественных дебатов Кыргызстан вновь возвращается к президентской форме правления с главой государства, получающим от избирателей наибольший кредит доверия. 

Досрочные выборы президента Кыргызской Республики и референдум по форме правления Кыргызской Республики состоялись в один день - 10 января. По итогам волеизъявления граждан на выборах главы государства победил Садыр Жапаров, на плебисците - президентская форма управления. 

 

Идеи «третьей кыргызской революции» - в жизнь

Эти (внеочередные) выборы и совмещенный с ними референдум стали прямым следствием событий, которые потрясли страну осенью 2020 года и получили название «третья кыргызская революция». Как известно, первые две произошли в стране попеременно в 2005 и 2010 годах и привели к смене двух президентов - Аскара Акаева и Курманбека Бакиева. Оба раза поводом для недовольства кыргызской общественности послужили злоупотребления властью бывшими руководителями. Также были недовольства, связанные с концентрацией политической власти в стране в руках одного должностного лица - президента. В конечном счете пришедшим им на смену руководителям страны пришлось пойти на проведение референдума относительно дальнейшей формы государственного устройства. 27 июня 2010 года в Кыргызстане состоялся референдум, на котором граждане проголосовали за Конституцию, предусматривающую введение парламентской формы правления.

Как известно, при классической парламентской форме правления президент как глава государства обладает лишь номинальной, представительской властью. Он лишь утверждает решения, принятые  премьер-министром. Что же на практике произошло в Кыргызстане?

Эксперты считают, что в стране на самом деле сложилась гибридная система, при которой президентская и парламентская формы соединились. Согласно такой системе, все решения принимаются премьер-министром. Но президент, являясь лидером правящей партии с парламентским большинством, мог опосредованно и даже прямым образом влиять на кадровые решения в стране. 

Этим преимуществом пользовался президент Алмазбек Атамбаев, который контролировал большинство в парламенте (Жогорку Кенеш) V и VI созывов. Кыргызские эксперты, критически оценивающие политику Атамбаева, расценивали ситуацию как «игры в демократию», которые привели к уничтожению политической элиты страны, «олигархизации», бюрократизации, гигантскому внешнему долгу, нанесли ущерб политическому партстроительству. Кроме того, значительно снизилась эффективность власти. Ведь в условиях парламентаризма на принятие часто безотлагательных решений в результате проведения различных согласований и консультаций уходили месяцы и годы. 

Таким образом, система управления становилась неэффективной, а политическая система обрастала кризисными явлениями. В этой ситуации даже уход президента Атамбаева и приход на его место однопартийца Сооронбая Жээнбекова ничего, по сути, не изменили.

 

Крах кыргызского парламентаризма

Жээнбеков пришел к власти в 2017 году как демократически избранный преемник Атамбаева и продолжатель его политики. Но вскоре их пути разошлись. Новый президент стал поспешно избавляться от влияния своего предшественника. Как утверждают наблюдатели, все началось с личного конфликта двух президентов. 

Амбициозный Атамбаев хоть и сложил полномочия президента, все же продолжал оставаться лидером правящей Социал-демократической партии Кыргызстана. Он старался оставаться теневым руководителем страны и влиять на основные принимаемые в стране решения. Между тем Жээнбеков оказался независимым политиком и в отстаивании своих позиций пошел на конфронтацию со своим экс-боссом. Нового президента поддержали политические группы и кланы, группировавшиеся вокруг Жээнбекова. При этом представители команды Атамбаева, практически не скрывая, выступили против линии нового главы государства. В открытое противостояние конфликт перерос после того, как несколько людей из команды Атамбаева были арестованы по уголовным делам. Среди них и двое бывших премьер-министров страны. Затем Жээнбеков подписал закон, позволяющий привлекать и бывших президентов к уголовной ответственности. Тучи сгустились вокруг головы самого Атамбаева, и вскоре против него также были выдвинуты обвинения в коррупции.

Решением парламента он был лишен неприкосновенности и вызван на допрос в статусе свидетеля. Атамбаев назвал обвинения абсурдными и политически мотивированными. Процесс над Атамбаевым стал одним из наиболее громких политических скандалов десятилетия и сопровождался разоблачениями некогда влиятельных кыргызских чиновников. В итоге экс-президент был заключен под стражу. Там же оказались и его соратники.

Хотя процесс над Атамбаевым привел к укреплению власти Жээнбекова, по репутации самой власти был нанесен непоправимый удар. Да и доверие к политической системе оказалось сильно подорванным. Поэтому осенью 2020 года во время развития очередного протестного движения в Кыргызстане граждане начали выступать как против ключевых действующих лиц в кыргызском руководстве, так и одновременно против политической системы, сложившейся в стране.

 

Новые реформы в условиях кризиса

Между тем на фоне лихорадивших политическую систему страны процессов нарастали кризисные явления и в экономике страны. Пандемия и вызванные ею негативные процессы лишь усугубили и без того сложную ситуацию.

В совместном исследовании, проведенном Азиатским банком развития, Программой развития ООН и Институтом исследований экономической политики, опубликованном еще прошлым летом, содержится довольно неутешительный прогноз относительно развития кыргызской экономики. Так, по модели наихудшего сценария уровень безработицы в Кыргызстане может достичь 21%. Ожидается, что значительные потери, прогнозируемые в таких основных отраслях экономики, как туризм, торговля, потребительские услуги и строительство, отразятся на тех, кто работает в неформальном секторе. Многие из них не охвачены какими-либо формами социальной защиты.

Исследование также показало, что микропредприниматели, люди с ограниченными возможностями и многодетные семьи особенно уязвимы перед социально-экономическими последствиями пандемии.

Вместе с тем у правительства страны пока еще нет адекватного ответа на эти вызовы. Новый президент Садыр Жапаров на пресс-конференции после объявления результатов выборов заявил, что собирается «вернуть домой мигрантов», и обещал вывести Кыргызстан из экономического кризиса в ближайшие три года.

Сам он при прежних властях сидел в тюрьме и все изъяны парламентской формы правления решил исправить в самый короткий срок. Теперь новый президент собирается заняться укреплением президентской вертикали власти и объявил о проведении конституционной реформы. «После конституционной реформы будет новое правительство, новый парламент, который будет избираться по смешанной системе - по партийным спискам и одномандатным округам», - сказал Жапаров. Согласно планам, все реформы должны закончиться до 1 июня.

Само кыргызское общество, похоже, устало от частых политических катаклизмов и еще больше устало от неопределенности, вызванной ими. Теперь вся надежда на новую власть и новые перспективы. Будут ли они радужными и оправдаются ли ожидания миллионов кыргызов - покажет завтрашний день.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

14