12 Июня 2021

Суббота, 20:40

ВАЛЮТА

СЛЕДУЮЩАЯ СТАНЦИЯ - «МИНДЖИВАН»

Деоккупированный Зангиланский район Азербайджана вновь обретет стратегическую значимость для всего региона

Автор:

01.02.2021

В последний раз по этой дороге я ездил в далеком детстве. Тогда эта поездка была не из Баку, а из Ханкенди - города, где я родился и вырос.  Сначала в Лачин, где жили родственники, оттуда через Губадлы, Зангилан и Джебраил в Физули. Обратно в Ханкенди возвращались уже другим, более коротким путем - через Ходжавенд.

Всю дорогу от Лачина до Губадлы отец рассказывал о том, как они прокладывали из этих мест газопровод в приграничные районы Армении… Горис, Кафан - детский слух резали незнакомые доселе названия армянских городов, жители которых грелись на азербайджанском газе. Далее следовал Зангилан. Здесь, в поселке Миндживан, есть железнодорожная станция, откуда поезда из Азербайджана следовали через Армению в Нахчыван и обратно. Своим детским умом я еще не понимал, почему поезда из Азербайджана в Азербайджан едут через Армению? Видимо, на уроке истории еще не дошли до того места. Тогда же я впервые узнал о том, что по ту сторону реки Араз тоже живут азербайджанцы и их даже больше, чем нас. Но это уже не СССР, а территория Ирана. И снова вспоминаю про уроки истории, напевая знаменитую песенку про Антошку: «Это мы не проходили, это нам не задавали».

В те беззаботные дни мы еще не знали, что когда-то в результате навязанной Арменией оккупационной войны нашей семье, еле спасшейся от этнической чистки в Ханкенди, придется стать вынужденными переселенцами. Семьи родственников из Лачина, друзей из Зангилана тоже были вынуждены спасать свои жизни по той самой дороге вдоль реки Араз. Целыми селами зангиланцам в поисках спасения пришлось перебираться через реку в Иран, чтобы не попасть в армянское окружение по пути. У людей была информация, что армяне уже захватили Горадиз и перекрыли дорогу, подойдя к иранской границе.

 

 

Выжженная земля

Спустя почти 30 лет мне вновь было суждено ехать по дороге беззаботного детства. В целях безопасности до Лачина пока нельзя. В Зангилан - можно. Снова много вопросов, но теперь не из детского любопытства. Будучи журналистом, хочется узнать и передать читателю все о том, какими усилиями Азербайджану удалось освободить свои земли от оккупации, снять и показать масштабы той разрухи, которая прошлась по этим местам. 

Всю дорогу за окном автомобиля мелькают руины некогда теплых и уютных сельских домиков. Во многих домах и камня на камне не осталось. Все, что было возможно вывезти в качестве стройматериалов, вывезено в соседнюю Армению или армянонаселенные районы Карабаха. Беспощадно стерты с лица земли сельские кладбища. Картина душераздирающая. Теперь я понимаю, почему на фотографиях и видеокадрах жители этих мест не могут определить, где же все-таки дома их счастливого детства.

Когда-то, лет 30 назад, в этих селах играли свадьбы, строили костры на праздник Новруз. Теперь это выжженная земля. Да, тактика «выжженной земли» запрещена Женевской конвенцией 1977 года. Но разве Армения соблюдала какие-либо конвенции, когда оккупировала эти земли? Разве Армения выполняла все эти годы резолюции Совета Безопасности ООН о «немедленном, полном и безоговорочном» освобождении оккупированных территорий Азербайджана? Разве Армения ратифицировала конвенцию «О трансграничных водах» и не она ли спускала по рекам детские игрушки, начиненные взрывчаткой? 

Эмоции зашкаливают. Трудно передать те чувства, которые испытывает человек, осознавая, что теперь дорогу в родные края не будут преграждать военные блокпосты. Разве что временно, пока идет разминирование и восстановление освобожденных территорий.

 

Восстать из пепла

Город Горадиз Физулинского района. Памятник азербайджанским воинам, павшим в апрельских боях 2016 года. Именно тогда, освободив несколько тысяч гектаров своих территорий, Баку направил Еревану, да и международным посредникам, послание о том, что он имеет как суверенное право, так и все возможности освободить свои земли военным путем. Послание, конечно, было услышано, но страны-посредники вместо того, чтобы форсировать процесс мирного урегулирования путем давления на сторону-агрессора, предпочли вновь сохранить статус-кво. Но это уже в прошлом. Осенью минувшего года всего 44 дня понадобилось Азербайджану, чтобы освободить оккупированные земли и восстановить свои границы. Теперь эти земли вдвойне святы для каждого азербайджанца, потому что каждая пядь ее полита кровью доблестных сыновей.

Теперь рядом с памятником апрельским шехидам в Горадизе расположен первый пост, где проверяют всех, кто едет на освобожденные территории по долгу службы. Временно, конечно. В ближайшие годы о войне на этих землях будут напоминать лишь музеи и памятники.

«Из какой вы компании?» - спрашивает сотрудник полиции, перебирая списки. «Журналист», - отвечаю я, подсказав, в каком списке меня надо искать. Рядом стоят сотрудники «Азеришыг», протянув удостоверения личности. Им и другим сотрудникам коммунальных служб предстоит трудная, местами даже опасная, но в то же время крайне приятная служба. Человек едет работать на только что очищенных от мин территориях, где все еще пахнет войной, а на лице такая радость, будто только что получил путевку на курорт. Не терпится увидеть освобожденные земли. 

Всю дорогу до Зангилана нас обгоняют пикапы и микроавтобусы различных компаний. Все еще много военных автомобилей. Вдоль дорог идет разминирование, а вслед за саперами экскаваторы выравнивают местность, роют траншеи - уже не для войны, а для мирной инфраструктуры.

Развалины сел чередуются с десятками гектаров пахотных полей. Видно, что земля возделывалась. Это те самые поля, благодаря беспощадной эксплуатации которых Армения за годы оккупации обеспечивала ровно половину собственного урожая зерна. Здесь же можно встретить «угодья маркиза Карабаса» - парники армянских олигархов с относительно свежим клеенчатым покрытием. 

На въезде в Зангилан еще один пост. «Добро пожаловать», - улыбчиво приветствует нас полицейский в спущенное окно автомобиля. Ближайший путь в поселок Миндживан лежит прямо вдоль реки Араз. Там же, судя по всему, проходила железная дорога до одноименной станции. На пути последний пост, где сотрудники местной полиции любезно помогают нам сориентироваться на местности. Один из сотрудников узнает меня: «Я сын Фазиля, помните, мы жили по соседству, в недостроенном здании в Хырдалане?» Как же не помнить. Мальчик, родившийся в Баку в семье вынужденного переселенца из Зангилана, теперь служит в родном районе и горд этим, как и остальные его сверстники, которые освободили свои земли.

Тут я вспомнил слова Президента Азербайджана Ильхама Алиева, которые он сказал в ходе недавней поездки в освобожденную Шушу. «Я очень рад, что в последние годы в Азербайджане появилось патриотичное, сильное молодое поколение, воспитанное в национальном духе. Семнадцать лет я являюсь руководителем Азербайджана. Подросшее за эти годы поколение освободило наши земли. Наши граждане всех поколений внесли большой вклад в эту Победу. Но должен сказать, что основная нагрузка пришлась на молодое поколение, которое выполнило основную задачу. Тем, кому в 2003 году было 10, 15 лет, сегодня - 27-32 года. Их патриотизм, чувство ненависти к врагу повели нас к Победе, и Азербайджан восстановил историческую справедливость. Молодое поколение, старшее поколение, опытные люди, весь наш народ, представители всех этнических групп сплотились в единый кулак. Не случайно символом нашей Победы избран кулак», - заявил И.Алиев на знаменитом Джыдыр дюзю, где еще со времен карабахских ханов проводились скачки, концерты, местное население отмечало Новруз байрамы. 

 

 

Время разводить три костра

Кстати, скоро Новруз. Теперь в Шуше, Лачине, Кяльбаджаре, Зангилане и других освобожденных районах вновь загорятся праздничные костры. Прямо как в древнем тюркском эпосе про отца Горгуда. Помните, что он говорил Гараджа чобану после разрушительной войны? «Поднимись на гору, разведи на вершине три костра. Когда горит один костер, на пир народ собирается; когда два костра - защищаться от врага собирается. Пусть теперь, увидев три костра, все с сохой собираются».

С этими мыслями в голове я и не заметил, как мы с коллегами из газеты «Yeni Musavat» доехали до поселка Миндживан. Даже несмотря на разруху, чувствуется, как здесь было красиво в свое время. Поселок городского типа расположен на довольно пейзажной местности прямо у азербайджано-иранской границы. Сейчас здесь размещена застава погранслужбы Азербайджана. Вдоль центральной дороги журчит арык с кристально чистой и холодной, как лед, водой. Здесь все еще можно увидеть уцелевшие от войны знаменитые зангиланские платаны. А ведь их здесь были целые леса, и до войны они находились под охраной государства.

Узкая дорога между заросшими кустами развалинами домов ведет нас к железнодорожной станции Миндживан. Точнее к тому, что от нее осталось. В свое время на этой станции с интервалом всего в несколько минут давали гудок пассажирские и грузовые поезда, которые следовали из Баку в Ереван и обратно через Нахчыван, а также в тупиковую армянскую станцию Кафан. Нетрудно представить значимость, которую имела эта станция для экономики стран региона. Для Азербайджана же это была еще и дорога жизни, связывающая материковую часть страны с нахчыванским анклавом. 

Теперь о том, что здесь некогда была железнодорожная станция, можно только догадываться. От здания самой станции осталось то, что вы видите на фотографии, а о дорожных полотнах можно судить лишь по следам от шпал. Сами шпалы и рельсы растасканы. 

Однако Миндживану отведена  отнюдь не последняя роль в реализации поствоенных договоренностей сторон о разблокировке региональных коммуникаций. Именно этот вопрос ставится приоритетом в обоих трехсторонних заявлениях лидеров Азербайджана, России и Армении, подписанных после 44-дневной Второй Карабахской войны.

«Это та сфера, которая может придать очень большой динамизм развитию региона, а также укрепить безопасность. Потому что открытие транспортных коммуникаций отвечает интересам народов Азербайджана, Армении, России, наших соседей. Уверен, что соседние страны также активно включатся в создание транспортных коридоров и разветвленной сети транспортных артерий в нашем регионе», - сказал Президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем заявлении для прессы после встречи в Москве 11 января.

Азербайджанский лидер вкратце пояснил и то, какие выгоды сулит региону реабилитация транспортных артерий. «Для нас это имеет большую важность, поскольку таким образом после более чем 30 лет Азербайджан посредством транспортных коммуникаций через территорию Армении будет иметь сообщение с Нахчыванской Автономной Республикой Азербайджанской Республики. Армения будет через территорию Азербайджана иметь железнодорожный выход на Россию, на Иран. Также через Нахчыванскую Автономную Республику мы будем иметь выход на турецкий рынок, и также турецкие и российские железнодорожные артерии соединятся. То есть, это заявление открывает огромные перспективы», - сказал Ильхам Алиев.

Сейчас данный вопрос находится на рассмотрении трехсторонней рабочей группы под руководством вице-премьеров стран-подписантов. На момент сдачи нашего выпуска в печать ожидалось проведение заседания рабочей группы 30 января. 

«Темы определены в заявлении президента России Владимира Путина, главы Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна. Прежде всего, посмотрим на проблемы развития и восстановления транспортной инфраструктуры», - сказал вице-премьер России Алексей Оверчук.

К каким бы решениям ни пришли политики, ясно одно: после Победы Азербайджана и капитуляции Армении процесс разблокирования коммуникаций в регионе принял необратимый характер. А значит, и железнодорожная станция Миндживан, и Зангиланский район Азербайджана в целом вновь обретут стратегическую значимость для всего региона. Скоро здесь вновь будут гудеть поезда и жизнь в Миндживане, как и на всех деоккупированных территориях Азербайджана, снова забьет ключом.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

44