7 Декабря 2021

Вторник, 19:33

ВАЛЮТА

ОСОБЫЙ ПУТЬ

Каковы возможности для развития стран Центральной Азии, несмотря на «афганскую неопределенность»?

Автор:

01.08.2021

15-16 июля в Ташкенте состоялась Международная конференция «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности». В ее работе приняли участие президент Узбекистана Ш.Мирзиёев, президент Афганистана Ашраф Гани, премьер-министр Пакистана Имран Хан, вице-президент Еврокомиссии Жозеп Боррель, главы МИД стран Центральной Азии, РФ, Индии, Китая и других государств. Азербайджанскую делегацию возглавлял вице-премьер правительства Шахин Мустафаев. Хотя центральным вопросом конференции было строительство устойчивых коммуникаций, соединяющих Центральную и Южную Азию, афганская тематика заняла в ней одно из ключевых мест.

 

Афганская неопределенность

Несомненно, говоря о перспективах развития многопланового и многостороннего сотрудничества на просторах от Центральной до Южной Азии и от Среднего Востока до пределов Юго-Восточной Азии, нельзя не затронуть вопросы гарантии безопасности. К сожалению, в последние десятилетия в этих районах значительно активизировались различные террористические организации, действия которых создают серьезные риски для реализации масштабных региональных и трансрегиональных проектов. 

Применительно к рассматриваемой нами географии ключевым дестабилизирующим фактором выступают процессы, происходящие в Афганистане и вокруг него. Уход с территории этой страны американских военных и вооруженного контингента союзников привел в движение процессы, стремительно меняющие геополитический контекст в регионе. Движение «Талибан», претендующее на власть, значительно укрепило свои позиции как в стране, так и в международном плане. По мере стремительного наступления вооруженных группировок движения внутри страны руководство талибов увереннее и жестче ставит свои условия перед афганскими властями и международными посредниками, добиваясь полного контроля над военно-политической ситуацией. Если еще несколько месяцев назад они склонялись к равноправному диалогу с официальным Кабулом, то сегодня можно говорить, что основные требования для продолжения диалога все больше напоминают условия для капитуляции нынешней афганской власти. И это не случайно - по многим неофициальным сведениям, талибы уже контролируют 85% территории Афганистана. Поэтому предполагать, что политсовет или политбюро «Талибана» заинтересованы в создании коалиционного правительства с действующей властью, было бы весьма наивным. Талибы, контролирующие практически все участки афганской границы, кроме узбекского, активно общаются с международными посредниками. Для последних очень важно, чтобы конфликт не перекинулся на территорию соседних государств. Впрочем, представители движения открыто дают понять, что «Талибан» не намерен вмешиваться в дела соседей и что речь идет чисто о внутриафганском конфликте. Но как бы убедительно это ни звучало, риск проникновения деструктивных сил из Афганистана на территорию соседей не уменьшается. 

Дело в том, что за последние десятилетия в стране появились международные радикальные группировки с Ближнего Востока и из соседних регионов. Здесь они сформировали опорные базы для последующего проникновения на территорию соседних стран. Это, прежде всего, государства Центральной Азии. Хотя с рядом таких группировок у талибов имеются разногласия и конфликты, например с «Исламским государством», некоторые из них остаются партнерами и союзниками «Талибана». В частности, это «Аль-Каида». Существуют реальные опасения, что с приходом к власти «Талибана» Афганистан превратится в удобный плацдарм для расширения их сферы влияния за пределами страны. А это уже чревато серьезными геополитическими рисками намного большего масштаба.

Вместе с тем, судя по всему, тяжелая ситуация в Афганистане не является существенной помехой для реализации масштабных трансграничных программ. По крайней мере, руководство Узбекистана настроено решительно в отношении строительства прочной системы политических отношений в регионе, основанной на реализации важных инфраструктурных проектов. Одним из них является железнодорожное сообщение Термез-Мазари-Шариф-Кабул-Пешавар. Шавкат Мирзиёев в ходе недавней поездки в Сурхандарью заявил, что железная дорога станет одним из крупнейших проектов в истории Узбекистана. По его словам, Всемирный банк уже согласился выделить $35 млн. на это дело. «Я называю это проектом века», - сказал президент и добавил, что скоро к его реализации подключится также Россия.

Не случайно во время церемонии открытия конференции и пленарных заседаний тема строительства железной дороги Термез-Мазари-Шариф-Кабул-Пешавар была одной из центральных. Реализация данного проекта позволит обеспечить кратчайший путь, соединяющий Центральную и Южную Азию, и посредством этих регионов создать условия для объединения транспортных артерий, проходящих чрез центр Евразийского континента. 

В то время, как стоимость морских контейнерных перевозок растет, использование комбинированной доставки с ведущей ролью железнодорожного транспорта неуклонно возрастает. В этих условиях Узбекистан, находящийся на пересечении маршрутов север-юг и восток-запад, становится важным субрегиональным транспортным хабом. По расчетам специалистов, после строительства дороги перевозка одного узбекского контейнера через Иран или Пакистан станет в 3-4 раза дешевле, а время сократится в 4-5 раз. Одновременно будет обеспечено стабильное развитие экономики, появится стимул для развития предпринимательской деятельности. Для активизации внешнеэкономической деятельности в афганском и пакистанском направлениях президент Узбекистана распорядился построить международный торговый центр на юге страны. 

 

Центральная Азия и новые вызовы

Проект представляет большой интерес и для региональных партнеров Узбекистана, в первую очередь для государств Центральной Азии: Казахстана, Таджикистана, Туркменистана, Кыргызстана. С его реализацией в значительной степени повышается взаимосвязанность Центральной Азии с Афганистаном, Пакистаном, а также Индией, что позволяет сбалансировать интересы как региональных, так и внерегиональных партнеров.

Даже в условиях пандемии и снижения показателей экономического роста во многих странах Центральная Азия по-прежнему выглядит достаточно привлекательным регионом с точки зрения перспективных капиталовложений. А инициация значительных проектов в области транспорта выступает дополнительным фактором, стимулирующим интерес внерегиональных игроков. Россия и Китай традиционно являются основными внешнеполитическими и внешнеэкономическими партнерами центральноазиатских государств. Поэтому ряд американских экспертов считают, что предотвращение доминирования какой-либо страны в сердце Евразии должно быть целью американской великой стратегии.

Выдвигаются даже версии, что Китай, Россия и Иран используют уход США из Афганистана в качестве убеждения центральноазиатских лидеров в том, что Америка и Запад ослаблены.

С некоторых пор в аналитическое пространство внедряется мысль, что Центральная Азия - это геостратегическая единица, ориентация которой окажет глубокое влияние на глобальный баланс сил. По мнению американских экспертов, цель Вашингтона должна заключаться в том, чтобы позволить всем государствам региона, включая Афганистан, поддерживать сбалансированные отношения между крупными державами.

Вашингтон настойчиво предлагает этим государствам включиться в формирование новой геополитической общности - Центральная Азия плюс Афганистан. Одновременно подчеркивается, что обнадеживающий импульс для региональной интеграции сейчас исходит в основном от стран региона, а не внешних держав.

При этом сами государства понимают, что создание реального Нового Шелкового пути необходимо стимулировать изнутри, а не за пределами региона. В то же время значительный объем материальных средств для инвестирования имеется лишь у внешних держав. Поэтому залогом успешного развития региона было и остается выстраивание взаимовыгодных отношений с влиятельными центрами силы и ведущими кредитными организациями и фондами. Страны региона являются получателями многомиллиардных средств, направляемых на реализацию важных инфраструктурных проектов. В значительной степени все эти средства стимулируют экономическую активность и играют роль катализаторов, повышающих инклюзивность экономик этих стран. 

 

Интересы Азербайджана в регионе

Интересы Азербайджана в сотрудничестве со странами региона обуславливаются тем, что соединение транспортных артерий Азербайджана и Центральной Азии позволяет реализовать транзитный потенциал и обеспечивает лучший доступ на рынки для поставщиков. Азербайджанская сторона последовательно выступает за улучшение трансграничного сообщения посредством задействования интегрированных транспортных коридоров. При этом большое внимание уделяется упрощению транзита, цифровизации операций, устранению нормативных и процедурных барьеров для транспорта и торговли.

«Будучи расположенной на перекрестке Европы и Азии, наша страна вместе с партнерами по региону участвует в целом комплексе инициатив и проектов, направленных на развитие транспортных и энергетических коммуникаций, усиление региональной и континентальной торговли», - утверждает вице-премьер правительства Азербайджана Шахин Мустафаев.

Степень вовлеченности Азербайджана во взаимовыгодные решения по выстраиванию взаимодействия в регионе продиктована, прежде всего, географическим положением, экономическим потенциалом страны и ее историей. Азербайджан придает особое значение развитию региональных проектов. Даже на фоне пандемии Баку принял все меры для бесперебойного функционирования международных транспортных и энергетических коммуникаций.

Вместе с партнерами Азербайджан активно развивает срединный транспортный коридор «Восток-Запад», призванный обеспечить перевозки транзитных грузов между Китаем, странами Центральной Азии и Европой, обеспечивая также выход на порты Грузии и Турции. 

Достаточно вспомнить, что Азербайджан является одной из первых стран, поддержавших инициативу Китайской Народной Республики «Один пояс, один путь». В 2015 году две страны подписали меморандум о совместном поощрении «Экономического пояса Шелкового пути». Осуществляется активное взаимодействие в этом направлении.

Другим исключительно важным проектом является международный транспортный коридор «Север-Юг». Вместе с партнерами по проекту - Ираном и Россией - мы активно продвигаем и развиваем эту транспортную артерию. Она позволяет также Индии и другим странам Южной Азии через порт Чабахар и далее по коридору выйти на рынки СНГ и восточной части Европы.

Для увеличения возможностей грузоперевозок в дополнение к существующим мощностям совместно с Узбекистаном, Кыргызстаном, Туркменистаном и Грузией создается новый международный мультимодальный коридор. 

Открываются большие перспективы в связи с новой геополитической ситуацией на Южном Кавказе после разрешения армяно-азербайджанского конфликта в результате победы Азербайджана в 44-дневной войне и освобождения ранее оккупированных Арменией территорий. 

Как известно, военные действия прекратились после подписания 10 ноября прошлого года трехстороннего заявления лидеров Азербайджана, России и Армении. Данное заявление предусматривает среди прочего разблокировку и восстановление транспортных и экономических связей в регионе. 

В настоящее время ведется работа над Зангезурским транспортным коридором, который станет частью коридора «Восток-Запад». Его создание открывает огромные возможности и новые перспективы для всех стран региона.

Фактически коридор будет способствовать дальнейшей интеграции Средиземноморского и Каспийского бассейнов по Великому Шелковому пути и коридору «Север-Юг». 

Вне всякого сомнения, что разблокировка коммуникаций в условиях новой реальности в регионе будет служить гарантом мира, безопасности, стабильности, развития и взаимовыгодного сотрудничества не только на Южном Кавказе, но и евразийском пространстве в целом.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

30