21 Мая 2022

Суббота, 23:14

КОНТРАКТНЫЕ РАМКИ

Член совета директоров TAP AG Мурад ГЕЙДАРОВ: «Азербайджанская сторона ни на сантиметр не нарушала своих коммерческих обязательств»

Автор:

01.01.2022

Азербайджан готов к расширению географии экспорта добываемого в стране природного газа, но для этого необходимы новые коммерческие договоренности. Об этом заявлял и Президент Азербайджана Ильхам Алиев: «Газовый рынок отличается от нефтяного. Здесь контракты должны быть заключены заранее. Контракты по экспортируемым в настоящее время объемам газа были заключены до сдачи трубопровода в эксплуатацию. Бизнес в газовом секторе ведется так. Так что для увеличения добычи или планирования сотрудничества с новыми членами Европейского Союза необходимо провести переговоры на практическом уровне, оценить потенциал данного рынка и связанность систем газовой инфраструктуры в Европе», - сказал глава государства в интервью испанской газете El Pais. 

Чего можно ожидать в этом направлении в ближайшее время, каковы перспективы газовых соглашений, инициированных Азербайджаном? Об этом в интервью Region Plus с членом совета директоров консорциума TAP AG Мурадом ГЕЙДАРОВЫМ.

- В контексте недавнего заявления Президента Ильхама Алиева на заседании Североатлантического совета НАТО в Брюсселе, что четыре страны Альянса импортируют газ из Азербайджана и их список может быть увеличен, на рынки каких стран, по вашему мнению, с использованием нашей инфраструктуры может экспортироваться азербайджанский и, в целом, каспийский газ в ближайшем будущем?

- На сегодня каждая из стран - покупателей азербайджанского газа, транспортируемого по Южному газовому коридору (ЮКГ), - Турция, Италия, Болгария, Греция - является членом НАТО.

Если взять Ионическо-Адриатический трубопровод (IAP), то большинство стран - участниц этого проекта также являются членами НАТО. Хотя Монтенегро и Албания не входят в Европейский Союз, но они - члены НАТО. Кроме того, следует добавить Хорватию и Северную Македонию. Если мы говорим, что потенциальное расширение ЮГК даст выход к Западным Балканам, то следует учесть, что многие из этих стран также являются членами НАТО. Следовательно, господин Президент обратил внимание на то, что четыре страны Альянса, в том числе Турция, импортируют газ из Азербайджана, и есть возможности для расширения этой географии в будущем.

Однако, как указал глава государства, в будущем вопрос поставок дополнительных объемов газа из Азербайджана на новые рынки является предметом коммерческих переговоров. 

- Имеются ли продвижения со строительством IAP, который может открыть доступ к поставке  азербайджанского газа на Западные Балканы? 

- В последние два года в рамках проекта особых изменений не происходило, что было связано с тяжелыми карантинными ограничениями в Европе, а также из-за определенной нестабильности в выполнении проектных задач.

Однако в последнее время появились обнадеживающие сигналы, в том числе эта тема очень широко обсуждалась в ходе заседания азербайджано-хорватской межправкомиссии в октябре прошлого года. По результатам этих обсуждений можно сказать, что наметилось определенное оживление по данному проекту.

Есть повод для некоторого сдержанного оптимизма, что по проекту IAP произойдут позитивные изменения в ближайшие 2-3 месяца, которые предусматривают создание проектной компании и выход на следующий этап реализации проекта.

Азербайджан в проектной компании не участвует, так как это не разрешается законодательством Евросоюза, но SOCAR участвует в проекте в качестве наблюдателя и технического консультанта.

Что касается стоимости проекта, то она не обновлялась и остается в районе 600 млн. евро.

- Недавно между Азербайджаном, Туркменистаном и Ираном было подписано соглашение о свопе газа. Поскольку решение о строительстве Транскаспийского трубопровода еще не принято, какова вероятность того, что данное своп-соглашение положит начало поставкам туркменского газа по TAP в Европу?

- Я не занимаюсь вплотную этой тематикой, хотя в прошлом участвовал в переговорах между Азербайджаном, Туркменистаном и Еврокомиссией по транскаспийскому проекту. Выскажу чисто теоретическое мнение как эксперт. Обменные операции играют свою роль, когда какая-то страна не имеет территориального, географического доступа к рынку, который ее интересует. И таким образом с партнерами, у которых есть технический доступ через соответствующую инфраструктуру, осуществляются обменные операции. Азербайджан связан через ЮГК с европейским рынком, и мы всегда говорим о том, что наша инфраструктура открыта для доступа третьих сторон. Но опять же это является предметом переговоров. 

Между тем комбинация обменных операций и возможности ЮГК теоретически могут открыть дорогу для туркменского газа в Европу.

- А что насчет российского газа? Каковы перспективы транспортировки его по TAP?

- Как я уже говорил ранее, любое расширение TAP регулируется соответствующим законодательством ЕС, и оно не дискриминирует участников рынка. Соответственно, если какая-то компания, которая хочет продавать российский газ в Европу, участвует в этом процессе по расширению в соответствии с нормативными актами ЕС, теоретически это не исключено. 

- В скором времени исполнится ровно год, как Азербайджан приступил к экспорту природного газа в Европу.  Каковы ожидания по объему поставок газа к концу года?

- В Европу до конца года ожидаются поставки до 8 млрд. кубометров азербайджанского газа, хотя даже объем в 7,5 млрд. кубометров можно считать очень хорошим результатом. Транспортировка объемов газа по Трансадриатическому трубопроводу осуществляется на контрактной основе. В каждом контракте предусмотрены определенные объемы. Поэтому все идет по плану.

Помимо этого некоторые дополнительные объемы азербайджанского газа поставляются на торговую площадку Италии.

- Болгария также запрашивала дополнительные объемы газа в рамках контракта, хотя строительство интерконнектора Греция-Болгария (IGB) еще не завершено. Возможно ли осуществление законтрактованных объемов через альтернативный маршрут?

- В настоящее время поставки продолжаются по альтернативному маршруту в соответствии с теми номинациями, которые делает покупатель. Все разговоры о дополнительных поставках в основном озвучиваются в прессе, и на этот счет очень много рассуждений. Надо исходить из того, что есть конкретные коммерческие обязательства и коммерческое соглашение. Трейдинговая компания консорциума «Шахдениз» никогда не нарушала своих коммерческих обязательств. Для нас важно, чтобы Болгария совместно с Грецией поскорее завершили строительство соответствующей инфраструктуры, что позволит им получать газ в полном объеме, то есть 1 млрд. кубометров ежегодно. 

- Сроки ввода в эксплуатацию интерконнектора не раз переносились. Какова вероятность сдачи IGB к середине 2022 года?

- В связи с утверждением нового правительства Болгарии мы надеемся на своевременное завершение проекта. Следует также иметь в виду, что между завершением строительства трубопровода и началом коммерческих операций существует определенный временной интервал. Эта два разных события. Если мы говорим о завершении строительства IGB к середине 2022 года, это возможно. Если же мы говорим о начале коммерческих операций, то в данном случае надо изучать дальше. Мы находимся в постоянном контакте с соответствующими болгарскими компаниями, будь то консорциум IGB или компания Bulgargaz.

- Албания также претендует на получение азербайджанского газа, но при этом у этой страны нет соответствующей газотранспортной системы. Госнефтекомпания заявляла о готовности помочь в газификации Албании и создании инфраструктуры. Какая работа в настоящее время проводится в данном направлении?

- Совершенно верно. В Албании должна быть построена соответствующая инфраструктура, которая могла бы принимать газ и распределять его среди потребителей. И в последнее время Албания успешно продвигается в этом вопросе, принято соответствующее законодательство. Созданы компания, которая будет заниматься покупкой и продажей газа, а также технический оператор, который будет владеть и управлять газотранспортной инфраструктурой. 

В настоящий момент продолжаются консультации о наиболее оптимальной форме получения газа Албанией для использования внутри страны. Есть несколько вариантов, включая и вариант поставок LNG, что может осуществлять SOCAR Trading, исходя из уже накопленного опыта работы в этом сегменте.

На эту тему мы сейчас работаем совместно с Albgas и некоторыми другими заинтересованными компаниями. SOCAR Balkans изучает перспективы и формы своего участия в процессе газификации Албании.

- На прошлой неделе Европейский Союз объявил о нововведениях, которые планируется внести в действующее законодательство о полезных ископаемых. Как это может предотвратить газовый кризис, который имеет место на европейском рынке?

- Директива ЕС, которая вносит в принципе серьезные изменения в текущее законодательство, в том числе в газовую директиву 2009/73/ЕС, позволит привести нормативную базу функционирования газового рынка Европы в соответствие с новыми реалиями. А новых реалий две: продвижение климатической повестки Евросоюза и вызовы, связанные с текущим газовым кризисом. Фактически обновлена базовая директива. Предполагается, что газ как переходное природное ископаемое продолжает существовать и его никто не запрещает. Одновременно создается целая система льгот и поощрений для перехода на низкоуглеродные продукты, включая водород и биометан. Усиливается контроль за выбросами метана, включая применение соответствующих ограничений на импортируемые энергоносители уже с 2025 года.  

В документе также указывается дата действия долгосрочных газовых контрактов - до 2049 года. 

А начиная с 2024 года операторы должны будут подтвердить технические возможности для прокачки до 5% смеси с водородом. Одновременно предусмотрено новое положение, связанное с реагированием Евросоюза в период дефицита газа и соответствующего газового кризиса. В том числе в руководстве нашло отражение предложение ряда европейских стран о коллективной закупке продукта для создания резерва, который может быть использован во время газовых кризисов. Особенно активно это предложение продвигалось Испанией. Это, а также целый ряд чисто технических нововведений, которые нашли отражение в документе, позволят привести нормативную базу Евросоюза по газовому сектору в соответствие с климатической повесткой, обязательствами ЕС по достижению углеродной нейтральности и формированию механизма для реагирования в случае возникновения газовых кризисов.  

- В случае расширения TAP с учетом данной директивы сможем ли мы привлечь финансирование?

- В 2021 году ни один из проектов Южного газового коридора не был квалифицирован как проект общеевропейского интереса, т.н. Project of Common Interest list. Хотя в предыдущие годы эти проекты были отдельно представлены в различных списках. В данное время в списке нет ни TAP, ни TANAP (Трансанатолийский газопровод), ни Южно-Кавказского газопровода. 

Кстати, недавно приняты новые процедуры, согласно которым проекты, связанные с добычей и транспортировкой ископаемого топлива, не будут поддерживаться Европейским Союзом. Соответственно, все инициаторы или организаторы газовых проектов, наверное, должны учитывать этот фактор. 

В любом случае новое законодательство должно быть принято на национальном уровне всеми странами - членами Европейского Союза. И для этого данный документ пока будет изучаться, анализироваться, будут какие-то разъяснения и интерпретации. Но это уже шаг вперед. Потому что до сих пор была неопределенность в отношении газовых проектов: кто-то говорил, что газ нужно запретить, кто-то говорил, что надо оставить, а кто-то предлагал что-то среднее. А сейчас появилась определенность - газ остается, но есть льготы для низкоуглеродных продуктов. Создаются новые механизмы для защиты Европы от какого-либо дефицита газа и неповторения этой тяжелой ситуации в будущем. 

Но самое главное, появилась некоторая стабильность относительно статуса газа на энергетическом рынке Европы на период до достижения углеродной нейтральности, что запланировано к 2050 году.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

32
Актуально