27 Июня 2022

Понедельник, 01:10

ЧЕГО ХОТЯТ ТАЛИБЫ?

Эксперты не исключают вероятности нападения «Талибана» на соседние страны

Автор:

15.04.2022

Согласно сообщениям ряда СМИ и социальных сетей, угроза вспышки очередной войны в Афганистане растет с каждым днем. Предлагаются разные версии развития событий. Некоторые источники утверждают, что с наступлением теплого сезона года начнется новая волна сопротивления талибам в горных местностях страны. Другие же заявляют о планах талибов напасть этой весной на Центральную Азию. Как бы то ни было, существует много вероятностных сценариев и предположений на этот счет.

 

«Панджшерские львы»

Для начала несколько слов о вероятности возобновления военных действий внутри страны. В августе 2021 года, когда захватившие Кабул талибы заставили остатки американских войск в спешке покинуть страну, в нескольких областях Афганистана появились группы, выступающие против талибов.

В авангарде этой волны оппозиции шло вновь заявившее о себе движение сопротивления из северной провинции Панджшер во главе с сыном Ахмад Шаха Масуда - Ахмадом Масудом. Позднее движение было переименовано во Фронт национального сопротивления Афганистана. Через несколько месяцев талибы все же смогли нанести серьезный удар по мятежникам, направив в регион дополнительные силы отрядов специального назначения. Но полностью сломить «панджшерских львов» им так и не удалось. 

В настоящее время Панджшер - один из нескольких очагов сопротивления талибам в стране. Костяк мятежников-горцев преимущественно состоит из этнических таджиков. Кроме того, в Андарабском районе Афганистана, а также в Бадахшане вооруженные нападения на «Талибан» осуществляют бойцы под командованием бывшего сотрудника полиции Энаятуллы. Считается, что он поддерживает связь с Северным фронтом сопротивления в Таджикистане. 

Еще одним ярым противником «Талибана» выступает пресловутый ИГИЛ.

А недавно о запланированном вооруженном сопротивлении талибам заявило Национальное исламское движение за освобождение Афганистана, возглавляемое бывшим генералом афганской правительственной армии Абдул-Метином Сулейманхилем.

Похоже, талибы всерьез обеспокоены активизацией сил сопротивления. Сообщается, что по этой причине в северные районы страны были направлены еще десять тысяч бойцов организации. А для борьбы с отрядами хазарейцев под командованием засевшего в Бамиане полевого командира Абдул-Гани Алипура в регион предположительно брошены еще две тысячи талибов.

 

Северная «угроза»

Есть также предположения о риске возобновления военных действий за пределами Афганистана. Внимание ряда экспертов привлекает растущая концентрация талибов на севере страны. И, вероятно, тому причиной являются вовсе не упомянутые выше очаги сопротивления. Одним из подтверждений этого аргумента является то, что талибы даже рискнули отвести часть своих сил из провинции Кунар, считающейся оплотом ИГИЛ, передислоцировав их в северном направлении.

Дело в том, что лидеры бывшего афганского правительства, бежавшие из страны в августе прошлого года после полной ее сдачи талибам и в настоящее время проживающие в Турции и ОАЭ, в первые месяцы после побега надеялись сформировать коалиционное правительство с «Талибаном». Но их надежды не оправдались. «Талибан» вообще отказался создавать правительство со сторонниками политики примирения, включая Хикматияра и Абдуллу Абдуллу. А это увеличивает вероятность того, что прежнее правительство поддержит вооруженное сопротивление против талибов. Так, еще в прошлом году один из влиятельнейших политиков страны Рашид Дустум призывал своих сторонников присоединиться к силам сопротивления Ахмада Масуда в Панджшере.

По мнению руководства «Талибана», в настоящее время основная угроза движению исходит с севера, точнее из Центральной Азии. Это они объясняют тем, что основные силы, противостоящие пуштунским талибам, - это таджики и узбеки. Не далее как прошлой осенью талибы обвинили Таджикистан в тайной поддержке отрядов сопротивления в Афганистане. Они требуют от Душанбе вернуть несколько тысяч бежавших в Таджикистан афганских военнослужащих, а также угнанные ими афганские вертолеты. В октябре прошлого года Мехди Арсалан, лидер идеологически близкой талибам группировки «Джамаат Ансарулла», действующей в Таджикистане, даже заявил о готовности захватить власть в стране. А месяцем ранее отношения таджиков с талибами обострили критические высказывания президента Таджикистана Эмомали Рахмона на внеочередной сессии Генассамблеи ООН. 

Между тем Таджикистан пока молчит. Аналогичные требования были выдвинуты и в отношении Туркменистана, также приютившего, как утверждают талибы, афганских военнослужащих и угнанные вертолеты. Но несмотря на территориальные претензии талибов к Туркменистану, в страну был назначен представитель «Талибана» и возобновлены переговоры по проекту газопровода из Туркменистана в Индию через Афганистан.

 

Вероятность нападения

И все же война с талибами больше всего угрожает Таджикистану. Даже при всем желании предоставить бежавшим по политическим мотивам из Афганистана убежище Душанбе не имеет достаточных сил и возможностей противостоять Афганистану. И тут ключевую роль предстоит сыграть России и Китаю - как военным и экономическим союзникам Таджикистана соответственно.

Понятно, что в настоящее время Россия не может оказать какую-либо поддержку центральноазиатскому соседу из-за событий в Украине. Однако Москва пытается нормализовать отношения с талибами. Так, в конце марта в Пекине на встрече министров иностранных дел стран - соседей Афганистана глава российского МИД Сергей Лавров высказался о «Талибане» в позитивном ключе. Некоторые эксперты намекают и на вероятность нападения талибов на Таджикистан в целях дальнейшего ослабления России.

Восточный сосед Афганистана, Иран, пытается максимально дистанцироваться от талибов. Обладая серьезными рычагами влияния на группы вооруженного сопротивления в Афганистане, Тегеран все же не хочет разрывать связи с талибами и оставлять их на попечение своих ближневосточных соперников.

Тем не менее чувствуется, что отношения «Талибана» с Тегераном в последние дни заметно ухудшаются. Это признают и иранские официальные лица. Немногим ранее талибы призвали Тегеран не ущемлять права афганских беженцев, нашедших приют в Иране. В Тегеране же считают, что талибы все больше создают угрозу на границе Ирана с Афганистаном.

Еще один немаловажный нюанс, усиливающий вероятность начала новой войны, - межэтническая напряженность и перестановки внутри самого движения. Известно, что одной из самых сильных и авторитетных этнических групп внутри «Талибана» являются узбеки. Однако это не помешало с начала года снять с занимаемых должностей и отозвать с приграничных с Центральной Азией областей Афганистана двух высокопоставленных узбекских командиров.

Так, в январе был освобожден от должности командующего воинскими частями на юго-востоке Афганистана и назначен замминистра сельского развития Салахаддин Айюби. Хотя ранее ожидалось, что он станет губернатором северной провинции Фарьяб. Назначение военачальника на формальную должность в структуре, курирующей одну из бытовых сфер, было встречено неоднозначно. Другой узбекский командир - командующий северными войсками Мавлави Омари был понижен в должности до замминистра обороны по техническим вопросам. А еще один талибский командир узбекской национальности Махдум Алам находится под стражей.

 

Армейское строительство

Все эти перестановки и передислокацию сил на севере страны можно объяснить двояко. Во-первых, талибы, вероятно, ожидают основную угрозу со стороны повстанческих группировок на севере и обеспокоены усилением атак с началом теплого сезона в горах. Во-вторых, как утверждают, украинские и российские СМИ, следующей целью атаки талибов может стать Таджикистан.

Наряду с политическими мотивами, поддержкой и обещанным покровительством Таджикистана афганских повстанцев на вероятность вышеуказанного утверждения намекает сам факт развертывания талибами в последние месяцы войск у северных границ страны. Кстати, заметно, что «Талибан» отказался от традиционной партизанской модели ведения боевых действий в пользу создания новых вооруженных формирований, в том числе военно-воздушных сил. Многие самолеты и вертолеты, ранее находящиеся в ведении бывшего афганского правительства, в настоящее время не используются, и «Талибан» призвал бежавших за границу афганских пилотов вернуться, дабы не оставлять все это добро в бесхозном состоянии.

С осени прошлого года СМИ упоминают о формировании новых воинских частей «Талибана». Но следует признать, что у талибов нет в наличии ресурсов для создания собственной регулярной армии. В настоящее время в стране серьезно зашкаливают уровни инфляции и бедности. Поэтому талибы пытаются создать более мобильную и немногочисленную, но профессиональную армию.

Прошлой осенью в Афганистане даже обсуждался вопрос об объявлении армейского призыва согласно закону 1964 года. Позже от этой идеи отказались, сославшись на нецелесообразность набора 150 тыс. призывников.

В противовес заявленному количеству в 80-100 тыс. человек, якобы служащих в составе вооруженных сил «Талибана», местные источники утверждают о вдвое меньшей численности бойцов организации. Но эти цифры отражают в основном состав военнослужащих наступательных сил; численность служащих в составе пограничных и внутренних сил безопасности в этот расчет включена не была.

В процесс армейского строительства также вовлечены иностранные военные специалисты. В статье, опубликованной на сайте персидской службы Би-би-си, указано, что в страну для этой цели прибыли китайские военные советники и инструкторы, которые будут работать в Министерстве обороны Афганистана. Также ведутся переговоры с российскими специалистами по поводу ремонта вертолетов Ми-17.

Похоже, что уже до конца весны мы можем увидеть эскалацию военной напряженности в Афганистане. И только время покажет, выльется она в войну против непокорных групп внутри страны или же одной из центральноазиатских республик.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

22
Актуально