30 Сентября 2022

Пятница, 17:06

ВОДА РАЗДОРА

Что мы знаем о конфликте по поводу пресной воды в регионе Ближнего Востока?

Автор:

15.06.2022

Питьевая вода вновь становится причиной обострения напряженности между Ираном и Турцией. Споры по поводу доступа к пресноводным ресурсам региона происходили и ранее. За последние шестьдесят лет натянутые отношения между странами Ближнего Востока и Северной Африки доходили аж до уровня угрозы войны. Судя по пессимистичным прогнозам специалистов, в ближайшем будущем ежегодные запасы воды на душу населения на Ближнем Востоке сократятся примерно в три раза. Причем 11 из 17 стран мира, в настоящее время испытывающих проблемы с питьевой водой, расположены на Ближнем Востоке.

По сравнению с другими странами региона Турция находится в лучшем положении с точки зрения доступа к воде. Многие крупные реки, в том числе Тигр, Евфрат, Кура и Араз, берут свое начало в Турции. Однако ежегодное сокращение водных ресурсов, а также рост спроса на них заставляют страны региона испытывать все больший дефицит в воде.

 

Озабоченность Ирана

Безусловно, создавшаяся ситуация вызывает озабоченность и недовольство в соседних странах. Так, в середине мая министр иностранных дел ИРИ Хусейн Амир Абдоллахиан вынес на парламентское обсуждение вопрос недопонимания с Турцией по поводу «водного кризиса», что уже указывает на серьезность проблемы. В местных СМИ стали появляться сообщения, что новые плотины, построенные Турцией на реках Тигр и Араз, сократили запасы питьевой воды в стране.

Абдоллахиан ясно дал понять, что они против строительства Турцией новых заводей. По сообщению иранского информагентства «Мехр», министр иностранных дел Ирана заявил, что «строительство плотины дружественной и соседней с нами Турцией неприемлемо, поскольку нарушит экологический баланс в регионе, вызовет серьезные проблемы для нашего народа и региона в целом, а также значительно сократит количество пресной воды, поступающей в нашу страну». По мнению Тегерана, турецкая плотина «Илису» на реке Тигр станет причиной уменьшения на 56% объема воды, поступающей в Ирак, что серьезно ухудшит состояние сельского хозяйства и экологии в Иране и Ираке.

По словам министра, за последние восемь месяцев как минимум три раза обсуждался этот вопрос с МИД Турции. Он также сообщил о планах по созданию совместной водохозяйственной комиссии и намечаемом в ближайшее время визите делегации турецких экспертов в Иран.

Территория современного Ирака тоже издревле известна как родина орошаемого земледелия благодаря в основном водам Тигра и Евфрата, берущих свое начало в Турции. Однако наступающая засуха и сокращение водных ресурсов, а также растущий из года в год спрос усугубляют проблему воды в Ираке. В настоящее время Ирак удовлетворяет большую часть своих потребностей в пресной воде за счет Тигра и Евфрата.

Кроме того, поступление пресной воды в северную провинцию страны Сулейманию и в южную провинцию Басру обеспечивается реками, берущими начало на территории Ирана. В провинцию Дияла, где широко распространено сельское хозяйство, большая часть пресной воды поступает из Ирана. В 2018 году проблемы с нехваткой пресной воды в Басре привели к крупным антииранским протестам и поджогу иранского консульства. Реки Дияла, Кярки, Карун и Винд, истоки которых находятся в горах Загрос в Иране, впадают в Тигр на территории Ирака. В общей сложности благодаря рекам Ирана ежегодно в Ирак поступает 70 млрд. куб. м воды, что удовлетворяет лишь 35% потребностей страны. Именно поэтому уменьшение объемов воды в Тигре вызывает недовольство в Ираке, Иране и Турции. Правительство Ирака даже пригрозило подать в суд на Иран.

Другими словами, нехватка воды в Ираке также вызывает серьезную проблему в Иране. 

Чтобы лучше использовать водные ресурсы Тигра и Евфрата, в свое время Ирак построил большое количество плотин на этих реках. Крупнейшая из них - Мосульская на реке Тигр, которая построена в 1986 году, - одно из самых больших водохранилищ Ирака. Вторым по величине водохранилищем страны является плотина «Хадиса», построенная в том же году на реке Евфрат.

Однако по мере пересыхания рек становится все труднее удовлетворять потребности страны в воде. У недовольных соседей дела также обстоят не лучше.

Так, Иран не только одна из самых больших держав региона, но и крупная аграрная страна. В сельскохозяйственных угодьях здесь для полива в основном используют пресную воду. Лишь небольшая часть территории Ирана на побережье Каспийского моря орошается дождевой водой.

Неуклонный рост спроса на воду и продолжающаяся последние четыре года засуха еще более усугубили проблему питьевой воды в Иране. Протесты, вызванные ее нехваткой в этом году, стали причиной серьезных столкновений в городе Ахваз, преимущественно населенном арабами.

Иран - горная страна со множеством рек. Для использования вод этих рек в сельском хозяйстве в стране построено 192 водохранилища. Однако увеличение спроса на воду и особенно сокращение количества осадков на 20% за последние двадцать лет вызвали серьезную проблему в стране. Высыхание озера Урмия также привело к серьезному водному кризису на большей части территории Ирана.

 

Воды нет, зато есть пыль

По сообщениям иранских СМИ, вызванная плотинами засуха способствует образованию облаков пыли. Как известно, за последние месяцы в Турции, Ираке и Иране появилось большое количество пылевых облаков, причинивших значительный ущерб этим и другим странам региона.

Еще в 2017 году на Международной конференции по борьбе с песчаными и пыльными бурями тогдашний президент Ирана Хасан Рухани косвенным образом обвинил в существующей проблеме Турцию. Он заявил, что строительство 22 новых водохранилищ в «соседней стране» (имея в виду Турцию) оказывает отрицательное влияние на реки Тигр и Евфрат, что, в свою очередь, приводит к усилению засухи в Ираке и Сирии.

Турция считает эти обвинения необоснованными. В письменном заявлении МИД Турции утверждалось, что они не имеют под собой научной основы и преимущественно сделаны политиками. В заявлении также говорится, что песчаные бури пришли из Африки и Ближнего Востока. При этом одной из основных причин указывается усиление засухи в последние годы.

 

Каждому своя доля воды

Соглашения между Турцией, Ираком и Сирией об использовании пресноводных ресурсов были достигнуты еще в середине прошлого века. Согласно приобщенной к Лозаннскому мирному договору впоследствии статье 109, основополагающим условием для подписания будущих соглашений по использованию водных ресурсов является взятое всеми тремя государствами (Турцией, Ираком и Сирией) обязательство учитывать взаимные интересы друг друга. Хотя такого рода соглашения в рамках Лозаннского договора еще не были подписаны, Протокол №1 к Договору о турецко-иракской дружбе 1946 года стал первым подобным документом между перечисленными странами. В этом документе стороны подтвердили свою приверженность строительству выгодных сторонам договора плотин, в том числе на реках Евфрат, Тигр и их притоках. К тому же Турция обязалась информировать о своих планах по строительству новых плотин.

Политические споры между Турцией, Ираком и Сирией, вызванные строительством Турцией водохранилищ «Кебан», «Каракая» и «Ататюрк» на реке Евфрат в последующие годы, были урегулированы путем нахождения общих точек взаимопонимания. Согласно соглашению, подписанному между Турцией и Сирией в 1987 году, Турция обязалась выпускать в Евфрат 500 куб. м воды в секунду. Анкара заявляет о соблюдении данного соглашения до сих пор. Таким же образом выполняется обязательство по подаче 350 куб. м воды в секунду на территорию Ирака.

В свое время, когда стороны договаривались о разделе между собой водных ресурсов Евфрата, их общий объем составлял 52,92 млрд. куб. м. Из них на долю Турции приходилось 18,42 (35%), Сирии - 11,50 (22%), Ирака - 23 млрд. куб. м воды. Сегодня же, по данным турецкой стороны, ежегодный водный потенциал реки уменьшился и составляет 35,58 млрд. кубометров. Сократившиеся 17,3 млрд. куб. м и породили разногласия между странами. 

Аналогичная ситуация наблюдается на реке Тигр. По имеющимся данным, Турция претендует на 6,87 (13%), Ирак - на 45 (83%), а Сирия - на 2,60 (4%) млрд. куб. м водных ресурсов реки в год. При общей потребности 54,47 млрд. куб. м текущий водный потенциал реки составляет лишь 48,67 млрд. куб. м. Ощущается нехватка 5,80 млрд. куб. м, что также вызывает недопонимание между странами.

Безусловно, речь идет об очень серьезном вызове, и что хуже всего, есть риск усугубления проблемы. Этому способствуют также естественные причины: продолжающаяся засуха, последствия глобального потепления и резкое увеличение спроса на воду в странах региона. В сложившейся ситуации им необходимо договориться о справедливом распределении воды на основе реальных потребностей. Но это не означает решения проблемы в целом, ибо существующих водных запасов уже недостаточно, а объемы воды неуклонно сокращаются. Таким образом, необходимо провести работы по обнаружению и использованию новых ресурсов. Иначе в ближайшие годы Ближний Восток войдет в историю как регион, где вода дороже нефти.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

25
Актуально