25 Мая 2019

Суббота, 21:38

ВАЛЮТА

В БЕЗДОННОЙ ГЛУБИНЕ ТАРА

Шахрияр ИМАНОВ: "Армяне ни своим исполнением, ни своим отношением не смогли бы доказать миру, что это их инструмент"

Автор:

15.02.2019

Тарзэн Шахрияр Иманов. Его прочтение народной музыки, азербайджанской классики - доказательство того, что любое творчество не должно иметь застывшую форму. Оно должно идти в ногу со временем. Но это прочтение настолько тонко обыгрывает традиционные наработки, что понимаешь: перед тобой - виртуоз. Он идет вперед, но при этом не забывает прошлого. Ценит его и почитает.   

Композиции тариста в современной технике исполнения расскажут вам, насколько может быть актуальной этническая музыка во все времена. Виртуозная импровизация, композиторский гений, уверенный тон исполнения, тонкий авторский почерк и вложенный смысл в мелодию: все это приводит в восторг многочисленных, как местных, так и зарубежных почитателей таланта Шахрияра Иманова. Казалось, что может быть лучше для музыканта. Но нет предела совершенству. Главное для музыканта - постоянное движение, помноженное на бесконечность. 

- Местом нашей беседы была выбрана Азербайджанская национальная консерватория, где вы являетесь педагогом. Кем вы больше себя ощущаете: педагогом или сценической личностью?

- Да, с 2013 года я занимаюсь педагогической деятельностью в нашей консерватории. За шестилетний период у меня появилось большое количество студентов. Хотя и считается, что молодому педагогу легко найти общий язык со студентами, скажу откровенно: в небольшом возрастном ограничении есть свои как плюсы, так и минусы. 

- Неужели?

- Одно дело, когда перед студентами педагог в солидном возрасте - 50-60 лет, к которому они прислушиваются и которого несколько остерегаются. Другое - между тобой и педагогом всего 5-6 лет разницы. Но для своих студентов я стал другом, к которому они могут всегда обратиться за помощью и советом. 

- Часто молодежь находит современную образовательную систему и программу немного скучной и устаревшей. Как вы считаете, требуются ли преобразования в этой сфере?

- Преобразования необходимы. Я не раз подчеркивал это на научных и педагогических собраниях, затрагивал данный вопрос перед руководством и профессорско-преподавательским составом. Безусловно, наше образование прекрасно в плане того, что зиждется на классике, опирается на вековые традиции, отдает предпочтение изучению мугама и истории музыки. Наше музыкальное наследство - это наша сокровищница, наши корни, без которых сложно представить отечественную культуру. Но тот же самый классический мугам требует добавок и изменений. Если наша главная цель - завоевание мировых сцен и популяризация национальной музыки, то следует изменить форму обучения, потому что система советского образования отдаляет нас от нынешних стандартов. Мы живем в век технологий, интернета, стремительно сменяющих друг друга новшеств и распространения информации, поэтому должны соответствовать этим преобразованиям.

- Какие новшества, на ваш взгляд, нужно внести в музыкальное образование в Азербайджане?

- Например, я бы предложил ввести проведение урока по импровизации два-три раза в неделю. Даже один урок по импровизации в неделю сделал бы свое дело. На таких занятиях студентам давались бы определенные задания по созданию музыкального произведения с нуля для дальнейшего обсуждения его с педагогом. Подобные занятия помогли бы студенту развить себя и свои способности в нужном направлении. Ведь, согласитесь, может, какой-то студент - великий импровизатор, который даже не подозревает об этом. Наша задача расширить, углубить и развить дар творческой молодежи. Сиявуш муаллим (ректор консерватории Сиявуш Керими. - Авт.) тоже подчеркивал данный вопрос, и мы надеемся, что в ближайшем будущем эти занятия будут введены в систему образования. 

- Вы получили классическое образование в нашей консерватории. Где же вы научились нетрадиционной технике исполнения на таре?

- На самом деле эти способности были во мне давно. В 2013 году в Баку проходил Республиканский конкурс мугама, в котором я тоже принимал участие. Сиявуш Керими попросил всех участников показать нечто новое, нетрадиционное, то есть отличающе-еся от традиционного восприятия национальной музыки. Задание было очень интересным для меня, и я с большим удовольствием представил свое сочинение. Моя композиция "Семь мгновений" была положительно принята как со стороны жюри, так и зрителя, и я стал победителем конкурса, что вселило в меня большую уверенность на продолжение этого пути. 

- В своем творчестве вы столкнулись с критикой корифеев, которые выражали недовольство непривычной манерой вашего исполнения…

- Бывает иногда, точнее, раньше было намного чаще, чем сейчас. Вы знаете, в 90-е годы известный тарист Хамид Векилов впервые начал выступать стоя и сделал много изменений в самом инструменте. К примеру, в таре он применил систему настройки как на гитаре, внеся некоторые изменения в ту часть инструмента, которую мы называем "келле". Затем четыре струны были опущены ниже, увеличены октавы. Это было встречено резко негативно. Представьте себе, дело дошло до того, что он вынужден был переехать в Турцию, где продолжил свою деятельность. И таких примеров можно привести множество. Поначалу я тоже очень чувствительно относился к критике и, откровенно говоря, иногда впадал в депрессию. Мне казалось, что я на ошибочном пути. Со временем многие мастера искусств во главе с Сиявуш муаллимом поддержали меня. Ну и, конечно, зрители, чья взаимность одухотворила и вдохновила меня и по сей день мотивирует идти вперед.

- Можно ли сказать, что после победы в Республиканском конкурсе мугама появилась вера в себя и свое дело?

- Безусловно. После конкурса в мою музыкальную жизнь ворвалось новое дыхание. До конкурса у меня были выступления как на отечественной сцене, так и далеко за пределами страны, но после конкурса наступила новая эра в моей жизни. Поэтому я многим обязан этому музыкальному состязанию.

- Франция, ОАЭ, Бразилия, другие страны - воспринимает ли зарубежный слушатель мелодию тара? И вообще, должен ли слушатель понимать музыку или достаточно получать удовольствие от нее?

- Это на самом деле очень тонкий и важный момент. Я бы сказал, что в этом нужно найти золотую середину. Тар, во-первых, не знаком той публике, во-вторых, ты представляешь свою страну и государство и здесь нужно познакомить слушателя не только со своей классикой и традициями национального инструмента, но и показать его современные возможности. Мы знаем, что тар не такой массовый инструмент, как гитара, но ты хочешь доказать, что он ничем не уступает ей. И чтобы суметь показать и рассказать все это, ты должен найти ту самую золотую середину. 

- И как это сделать?

- Это, конечно, зависит от опыта исполнителя и правильно подобранного репертуара. В какой бы ты стране ни был и перед какой бы публикой ни выступал, если в течение часа будешь играть классику, то через 10-15 минут потеряешь слушателя. Он устает и уже не понимает тебя, так как твоя музыка для него экзотика. Надо, чтобы музыку принимали с любовью, чтобы искали ее. К примеру, через индийские песни у нас возникла любовь к этой стране, и многие хотели бы посетить ее. Послушав американский рэп, мы мечтаем попасть в США, на улицы, где жил Тупак, чтобы запечатлеться там. Также через правильное представление национальной музыки на мировой сцене мы можем притянуть туристов и неравнодушных к культуре людей в нашу страну (исполняет мелодию "Аглайан шелале" - "Плачущий водопад").

- У вас не одно произведение собственного сочинения. Вы исполнили мелодию "Плачущий водопад". Почему же водопад у Шахрияра Иманова плачет?

- (Смеется.) Я расскажу историю зарождения этой мелодии. Как я уже упоминал, в 2013 году я стал победителем конкурса мугама, где в жюри присутствовал всемирно известный музыкант Мисирли Ахмет - турецкий мастер игры на дарбуке (старинный ударный музыкальный инструмент неопределенной высоты звучания, небольшой барабан, широко распространенный на Ближнем Востоке, в Египте, странах Магриба, Закавказье и на Балканском полуострове. - Авт.).

Ему понравилось мое исполнение, и он пригласил меня на "Misirli Ahmet Ritim ve Sanat Kampы" в Турцию ("Кемпинг творчества и ритма Мисирли Ахмета"), который собирает музыкантов из многих стран. Мы жили там в лесу, собирались вокруг костра и с полуночи до утра исполняли музыку, кто-то танцевал или же сочинял мелодию с нуля, что и случилось со мной. Там же, в лесу, находится "Плачущий водопад", который вдохновил меня на создание данной мелодии. Прекрасная атмосфера воодушевила меня на сочинение этой композиции, ноты которой родились независимо от меня. Мисирли Ахмету тоже понравилась эта мелодия, и он попросил меня дописать ее до конца. В ней я сочетал мугам, современность, одноголосье, многоголосье, показал возможности тара. На сегодняшний день я исполнил мою мелодию во многих странах, эти звуки звучали со многих сцен. "Плачущий водопад" - мой творческий паспорт, который зрители всегда принимают с восхищением.

- Вы также на таре исполнили греческую "Сиртаки", написанную композитором Микисом Теодоракисом… Она была с большим восторгом принята слушателями. Есть ли желание продолжить эту линию - исполнение зарубежной музыки?

- Конечно. Вы знаете, музыка - это бездонное пространство, где каждый черпает свое. Считайте, что перед вами глубина, откуда двумя руками можно брать столько, сколько можешь. Но кто-то берет одним пальцем, кто-то - одной рукой, а кто-то - жадно хватает все. Ни один музыкант, композитор не может сказать, что он знает все. Просто-напросто не существует такого понятия. Каждый раз, когда ты узнаешь что-то новое, понимаешь, насколько мало ты знал до этого. Поэтому в музыке каждого народа скрыта сокровищница, которую ты познаешь. Когда я изучал "Сиртаки", проникся греческой историей, культурой и открыл для себя столько всего неизведанного. Поэтому истинный музыкант не должен ограничиваться лишь музыкой своего народа и должен бесконечно познавать.

- Можно ли сделать вывод, что музыка - понятие общее? К примеру, основываясь на джазе, мы создали столько интересных мелодий и композиций.

- Полностью согласен. Считаю, что музыка - это единственный источник мира между целыми народами. Чтобы примирить мир и враждующие народы, нужно воспользоваться музыкой. Музыке чужды понятия религии, вражды, национализма, расизма, границ и захвата земель. Вокруг столько разговоров о мире, но до сих пор погибают дети, невинные люди, раздаются выстрелы… Планета нуждается в мире как никогда. И лишь музыка может объединить весь мир вокруг себя. К примеру джаз, который звучит во всем мире, или фортепиано, на котором играют все. Не имеет значения, японец исполняет или афроамериканец. В итоге это человек, который выражает свои чувства через музыку. Пускай будет больше фестивалей, конкурсов, мероприятий, которые соберут нас вместе.

- Но зачастую мы сталкиваемся с ситуацией, когда наша музыка и культура присваиваются, и наши "соседи" стараются убедить весь мир, что, например, "Сары гялин" - армянская народная музыка… Были ли подобные инциденты касательно тара?

- К тару они никак не могут подступиться, потому что у нас очень много прекрасных исполнителей, чью игру не сможет повторить никто. К примеру, мир смотрит, что два народа воюют за один инструмент. Безусловно, признание будет на стороне того народа, чьи исполнители лучше сыграют на нем. Насчет тара могу уверенно заявить, что они ни своим исполнением, ни своим отношением не смогли бы доказать миру, что это их инструмент. Наше государство и мастера уделяют огромное внимание этому уникальному национальному инструменту. Выдающийся исполнитель на таре, народный артист Азербайджана, профессор Рамиз Гулиев объездил с таром весь мир и показал всем нашу музыку. А 5 декабря 2012 года азербайджанское искусство исполнения на таре и мастерство его изготовления было включено в Список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО. Другое дело - балабан (азербайджанский духовой инструмент с двойной или одинарной тростью. - Авт.), который преподнесен ЮНЕСКО под названием "дудук" как армянский язычковый инструмент. В фильме "Гладиатор" звучит музыка на этом инструменте в исполнении армянского музыканта, и это сыграло роль в узнавании данного инструмента в мире. У этого исполнителя своя школа дудука в США. И в этом плане мы немного проиграли.

Иногда путают иранский тар с азербайджанским, и мы объясняем, что они держат инструмент на коленях, а мы - на груди. Садыхджан - азербайджанский народный музыкант, тарист, создатель азербайджанского обновленного тара, живший в XIX веке и получивший прозвище "Отец тара", - среди прочих изменений в тар внес и это, подняв его с колен на грудь. Да и, в принципе, иранский тар тоже считается азербайджанским, потому что зародился на исконно азербайджанских землях.

- Шахрияр бей, ваше жизненное кредо, которое помогает двигаться дальше?

- Моя жизненная философия заключается в том, чтобы оставаться наедине с собой. Только тогда я открываю для себя много нового. Наедине с собой я познаю себя. Самое главное для меня - мои цели, идеалы и стремления. Человеческий фактор держу выше и никогда не понимаю и не принимаю, когда люди говорят "я никто", потому что самое совершенное создание - это человек. В космос тоже летит человек и на улице ночует тоже человек. Человеческий мозг делает самые невероятные открытия, и в пять вечера, проспав весь день, просыпается от лени тоже человек. Человек, который направляет все свои силы на достижение цели, рано или поздно сделает это. Нам об этом говорят истории людей, имена которых известны всему миру. Слова "судьба", "жизненное предначертание" чужды и странны мне. Убежден, что не существует этих понятий - все в руках человека. Неуспешным режиссер становится ввиду несозревшей идеи, а успешным становится благодаря усердной работе. Как говорится, невозможное возможно и рано или поздно успех найдет тебя, если ты проявляешь упорство и не опускаешь руки. Если ты хочешь стать одним из миллионов - живи как хочешь. Самое главное - проявлять решимость, а значит, недалек тот день, когда успех и признание станут твоими. 

- Мы желаем, чтобы вы достигли всего этого и чтобы ваш труд был вписан в историю азербайджанской национальной музыки.

- Спасибо вам за интересную беседу и нестандартные вопросы.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

20