25 Мая 2019

Суббота, 20:51

ВАЛЮТА

ТРАНСКАСПИЙСКИЙ ЭКСПРЕСС

В ближайшие месяцы Туркменистану предстоит сделать серьезный выбор относительно будущего своего газового экспорта

Автор:

15.04.2019

В конце прошлого месяца президент США Дональд Трамп сделал неожиданное заявление относительно давней идеи транспортировки туркменского газа по дну Каспия и далее по Южному газовому коридору. Более того, американский президент буквально призвал Туркменистан начать реализацию этого проекта. "Надеюсь, что Туркменистан сможет воспользоваться новыми возможностями экспорта газа на Запад в связи с недавним определением правового статуса Каспийского моря", - заявил американский лидер в поздравительной телеграмме по случаю Новруз байрамы на имя президента Гурбангулы Бердымухамедова.

Между тем известно, что нефтегазовая отрасль является одной из ключевых в экономике Туркменистана, и перед правительством республики поставлена конкретная задача по ее развитию, в том числе поиску новых месторождений углеводородного сырья. Но насколько в эти планы входит достаточно амбициозный и трудновыполнимый Транскаспий?

 

Перспективы газодобычи

Отметим для начала, что в ноябре 2018 года президент страны Гурбангулы Бердымухамедов потребовал от государственной корпорации "Туркменгеология" "надлежащим образом" вести системное геологическое изучение недр, сырьевых источников наряду c совершенствованием управления отраслью. На заседании Кабмина    7 марта глава государства приказал вице-премьеру провести работу по повышению эффективности курируемых им госконцернов "Туркменгаз", "Туркменнефть" и "Туркменгеология". Г.Бердымухамедов также распорядился ускорить освоение инвестиций, выделяемых на модернизацию нефтегазового комплекса, диверсификацию поставок отечественных энергоносителей на мировые рынки, строительство предприятий по производству нефте- и газохимической продукции. И вот уже в конце марта нефтегазовый сектор Туркменистана отрапортовал об очередном успехе - скважина №301 на месторождении "Галкыныш" дала крупный промышленный приток природного газа с суточным дебитом 1,9 млн. кубометров. Правда, с начала 2019 года это не первый успех буровиков при освоении "Галкыныша". В январе крупный промышленный приток природного газа с суточным дебитом 1,94 млн. кубометров был получен на скважине №262. В настоящее время продолжаются буровые работы одновременно на восьми других газовых скважинах "Галкыныша".

Почему для Туркменистана важны успехи именно на этом месторождении? Дело в том, что "Галкыныш" является вторым в мире по запасам природного газа после иранского "Южного Парса". Британская Gafney, Cline & Associates увеличила оценку запасов этого месторождения (в совокупности с сопутствующим месторождением "Яшлар") с 26,2 трлн. до 27,4 трлн. кубометров природного газа. Рост запасов обеспечен за счет открытого сопутствующего месторождения "Гаракел".

Так называемый блок месторождений "Галкыныш" объединяет крупные месторождения "Южный Йолотань", "Осман", "Яшлар", а также ряд более мелких. По мнению туркменских геологов, все они могут представлять собой единое в геологическом отношении месторождение.

В настоящее время газ с месторождения "Галкыныш" поставляется на внутренний рынок и экспортируется в Китай по трубопроводу через Узбекистан и Казахстан мощностью 55 млрд. кубометров. Кроме того, газ "Галкыныша" в качестве ресурсной базы предназначен для поставок по газопроводу ТАПИ (Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия) мощностью 33 млрд. кубометров газа в год. 

Именно газовые ресурсы этого месторождения предполагается использовать и для поставок в европейском направлении, и здесь самым перспективным вариантом, по сути, выглядит Транскаспийский газопровод, о котором уже не один год идут обсуждения между Туркменистаном, Турцией, Азербайджаном, Грузией и ЕС. Мощность "трубы", которая должна пролегать по дну Каспийского моря, составит до 30 млрд. кубометров газа в год.

 

Невыгодный экспорт

Однако, несмотря на презентацию столь радужных перспектив, реальная картина экспорта туркменского газа пока выглядит весьма удручающе. Единственным импортером газа из Туркменистана - а это порядка 35 млрд. кубометров - на данный момент остается Китай. Фактически страна находится в полной зависимости от одного покупателя. При этом, по информации из открытых источников, газовый экспорт в КНР не приносит больших доходов в государственную казну, поскольку часть их направляется на погашение кредитов, выданных Туркменистану китайскими банками для разработки газового месторождения "Галкыныш" и на строительство газопроводов. 

Не все гладко и со строительством газопровода ТАПИ. В самом Туркменистане с этим проектом связывают большие надежды и серьезные амбиции. Ведь речь идет не только о газопроводе, но и целом перечне различных энергетических и инфраструктурных инициатив, реализация которых может принести глобальные изменения всему Азиатскому региону.

Оператором этого проекта выступает компания TAPI Pipeline, 85% акций которой у туркменского госконцерна "Туркменгаз", по 5% - у индийской Gail, пакистанской Inter State Gas Systems и афганской Afghan Gas Enterprise. Ввод газопровода в эксплуатацию запланирован на конец 2019 - начало 2020 года, причем сроки запуска откладывались неоднократно. Прогнозируемый срок эксплуатации - 30 лет. Общая стоимость проекта оценивается в $7 млрд. 

Однако главная проблема в реализации этого проекта связана с бе-зопасностью ввиду нестабильной ситуации в Афганистане, что осложняет привлечение финансирования. Кроме того, есть неясности и с объемами газа, который планируется поставлять по ТАПИ.

Тем не менее, несмотря на отставание в графике, определенный прогресс в ходе работ все же есть. Прокладка туркменского участка газопровода началась в декабре 2015 года. В Афганистане церемония начала строительства состоялась 23 февраля 2018-го, но в какие сроки оно завершится, пока не ясно. Индия уже построила всю необходимую инфраструктуру на границе с Пакистаном. Последний тоже вроде активно готовится к началу работ по прокладке своего участка магистрального газопровода и ожидает, что полностью к эксплуатации газопровод от Туркменистана до границы с Индией будет готов уже к 2020 году, но удастся ли это сделать - пока не ясно.

Между тем Туркменистан приглашал к участию в проекте, в том числе и по его финансированию, Саудовскую Аравию, Японию, Бахрейн, ОАЭ, Узбекистан, Азербайджан и Россию. Но пока готовность оказать финансовую поддержку выразил только Эр-Рияд. В ноябре 2017 года Саудовский фонд развития выделил $40 млн. для закупки газовых труб, предназначенных для строительства туркменского участка ТАПИ. Министр энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Халед аль-Фалех в своем мартовском интервью газете Al-Riyadh заявил, что ведущая госкомпания страны Saudi Aramco рассматривает прикаспийские страны, и в частности Туркменистан, как крупнейших обладателей природного газа и изучает возможности участия в финансировании проекта газопровода из Туркменистана в Индию. По его словам, участие саудовских компаний в таком гигантском проекте "станет крупным вкладом" Saudi Aramco в сторону глобальной торговли природным газом, в основном между Европой и Азией. "У Королевства есть планы серьезного стратегического присутствия в Центральной Азии, включая Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. Это включает в себя крупные инвестиции в проекты - от разработки месторождений до переработки нефти и газа", - подчеркнул Халед аль-Фалех. 

 

Туманный "Транскаспий"

Если картина с ТАПИ хоть и медленно, но все же вырисовывается, то в ситуации с проектом Транскаспийского газопровода дальше заявлений ничего не происходит. И, честно говоря, несмотря на сильную политическую поддержку проекта со стороны США и ЕС, перспективы его реализации выглядят довольно туманными. Ашхабад явно не спешит активизировать работу над проектом прокладки подводного газопровода для доставки туркменского газа в Европу, а окончание "газовой войны" с Россией может оттянуть решение этого вопроса еще на неопределенное время. 

Напомним, что "Газпром" с января 2016 года отказался от закупки газа у Туркменистана, взяв "контрактную паузу" до конца 2018 года. Российскую компанию не устраивала цена. О ее снижении с "Туркменгазом" договориться не получилось, и в середине 2015 года "Газпром экспорт" (структурное подразделение Газпрома. - R+) подал иск в арбитраж, требуя пересмотра стоимости газа с 2010 года. Размер компенсации российская компания оценивала примерно в $4 млрд.

Между тем, судя по последним событиям, "мир" с "Газпромом" не за горами. Неоднократные встречи главы российского газового концерна с руководством Туркменистана дали положительный результат: "Газпром" уже в ближайшее время рассчитывает возобновить закупки туркменского газа. "Мы видим большие перспективы расширения нашего сотрудничества в газовой сфере, и самое главное - это понимание того, что мы буквально в ближайшей перспективе продолжим нашу работу в рамках контракта на закупку туркменского газа", - сообщил председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер в интервью туркменскому телеканалу "Ватан". 

Слова А.Миллера стали своего рода подведением итогов встречи с президентом Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедовым, которая состоялась 27 марта в Ашхабаде. Однако на каких условиях стороны договорились возобновить действие контракта, он не уточнил. 

Возобновление сотрудничества будет выгодно обеим сторонам. Ашхабаду это даст возможность диверсифицировать экспорт газа и снизить зависимость от китайцев, а "Газпром" сможет за счет туркменского газа заполнить, к примеру, тот же "Турецкий поток", ввод в строй которого намечен на конец 2019 года. Кроме того, газовое сотрудничество вполне может быть расширено, если российский концерн будет привлечен для освоения месторождения "Галкыныш".

Но вот с другой стороны, как уже отмечалось, закупкой туркменского газа Россия может перечеркнуть планы по строительству Транскаспийского газопровода, тем самым воспрепятствовав появлению на европейском рынке серьезного конкурента из Каспийского региона. 

Вместе с тем Туркменистан от проекта пока не открещивается. Напротив, в феврале этого года советник президента Туркменистана Яхшигелди Какаев, выступая на пленарной сессии V заседания Консультативного совета по проекту создания Южного газового коридора в Баку, заявил, что Транскаспийский газопровод может внести ценный вклад в энергетическую безопасность стран Восточной Европы.

"Одним из проектов, который может внести ценный вклад в энергетическую безопасность стран Восточной Европы, является Транскаспийский газопровод. Туркменистан обладает достаточными ресурсами для обеспечения рынков европейских стран природным газом", - заявил Я.Какаев. По его словам, таким проектом, который позволит наладить поставки газа в Европу, является Транскаспийский газопровод.

"Туркменистан подтверждает готовность к возобновлению переговоров по данному проекту. Я уверен, что заседание Консультативного совета по проекту создания Южного газового коридора станет еще одним шагом в успешной реализации проекта Транскаспийского газопровода", - сказал Я.Какаев.

Судя по всему, в ближайшие месяцы Туркменистану предстоит сделать серьезный выбор относительно будущего своего газового экспорта. И если учесть, что работы по созданию Южного газового коридора практически находятся в завершающей стадии, после чего участники проекта будут искать дополнительные источники газа для реализации планов по расширению пропускной способности ЮГК в 2 раза (до 20 млрд. кубометров в год), то времени на раздумье осталось совсем мало. Главное - не упустить момент.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

3