30 Апреля 2017

Воскресенье, 15:00

ВАЛЮТА

ДРЕМЛЮЩЕЕ ЗЛО

Политолог Санат КУШКУМБАЕВ: "Терроризм в Казахстане не вчера начался и не завтра закончится"

Автор:

15.06.2016

Социально благополучный и политически стабильный Казахстан в очередной раз стал мишенью терроризма. Город Актобе на западе Казахстана подвергся террористической атаке религиозных экстремистов. Около 20 человек напали и завладели оружием двух оружейных магазинов, затем безуспешно пытались прорваться в воинскую часть и в итоге проникли на базу Казахстанской национальной гвардии. В перестрелке с экстремистами шесть сотрудников национальной гвардии были убиты, более десяти ранены. По всему Казахстану был введен желтый уровень террористической опасности. Поднят весь личный состав силовых структур, во всех аэропортах усилены меры безопасности, ведется усиленное патрулирование периметра аэропорта и близлежащих территорий. Есть несколько версий случившегося - от заказа некой третьей страны с целью дестабилизации внутриполитической ситуации до планов салафитов штурмовать актюбинскую тюрьму строгого режима, в которой содержатся арестованные ваххабиты. Это не первый случай терроризма в Казахстане, где все больше набирает силу религиозный экстремизм. Поговаривают, что ваххабиты считают Актобе столицей будущего среднеазиатского халифата, эдаким "казахстанским Мосулом". В Актюбинской области был введен режим контртеррористической операции. Об угрозе терроризма политической стабильности Казахстана и региональной безопасности R+ побеседовал с доктором политических наук, главным научным сотрудником Казахстанского института стратегических исследований Санатом КУШКУМБАЕВЫМ:

- Как получилось, что казахстанские силовики пропустили столь масштабную атаку террористов?

- Это не первый случай терактов в данном регионе. Пять лет назад в Актюбинской области впервые в истории Казахстана группа экстремистов совершила террористический акт. Спустя некоторое время теракты произошли в Алматинской области, центральных областях, Астане и других регионах Казахстана. По подтвержденным данным, это результат деятельности радикальных религиозных группировок. Религиозный экстремизм - это общий тренд в мире. То, что происходит на Ближнем Востоке, Центральной Азии, Афганистане, естественно, проявляется и в Европе, и на постсоветском пространстве - идет усиление радикальных религиозных группировок. 

- Какая была основная цель терактов в Актобе? 

- Официально ни одна организация не взяла на себя ответственность за нападения в Актобе. В принципе действия так называемых "спящих" экстремистских группировок трудно проследить. Это может быть узкий круг людей, которые вдруг активизировались, решили дать о себе знать. Вполне возможно, что таким образом они позиционируют себя. Силовикам очень сложно проследить группировки, находящиеся в "дремлющем" состоянии, которые до какой-то поры какой-либо активности не проявляют. Причем не обязательно, чтобы у них были тесные связи с международными террористическими организациями, такими, как "Аль-Каида", ИГИЛ, "Джабхат ан-Нусра" и др. Вполне может быть, что группировка в Актобе была локальной, которая, совершая теракты, хочет заработать, так сказать, "входной билет" в международные террористические организации. У нас опубликовали список убитых и разыскиваемых экстремистов в Актобе. Почти все они молодые люди, которые стремительно прошли путь религиозной радикализации и, как следствие, стали террористами. Нет никаких оснований полагать, что они преследовали какие-то конкретные политические цели. Никто ничего не объявлял, никто не ставил какие-то условия, ультиматумы и пр. Есть очевидный факт - нападения на различные объекты с целью завладения оружием. 

- Теракты в прошлом часто связывали с уйгурами, которые бежали в Казахстан из Китая. В сети есть ролики уйгур-салафитов, в которых они не скрывают намерения создать халифат. Вся внешняя форма и идеологическая риторика уйгурских ваххабитов схожи с ИГИЛ. 

- Уйгурский след в событиях в Актобе не прослеживается. Практически все убитые и находящиеся в розыске участники нападений - граждане Казахстана, уроженцы Актюбинской области. Известны имена, фамилии, место рождения, адреса… там нет уйгурского фактора.  

- Как формируются радикальные религиозные группировки, у них, наверно, есть свой эмир? По некоторым сведениям, "учредителями" становятся выпускники религиозных учебных заведений в арабских странах.

- Трудно найти прямую связь с религиозным радикализмом и исламскими университетами на Ближнем Востоке или в странах Персидского залива. Обычно люди, попадающие в экстремистские организации, имеют поверхностные знания о религии. Они в религиозном смысле безграмотные. Появление радикальных группировок - результат неверного интерпретирования религии, а не плоды деятельности авторитетных, признанных в исламском мире религиозных учебных заведений. В Казахстане есть люди, которые были привлечены к уголовной ответственности за деятельность, связанную с религиозным экстремизмом. Обычно, выйдя из тюрьмы, они вновь стремятся сколотить группировку, привлечь молодежь с неокрепшей психикой, людей, подверженных влиянию экстремистских взглядов. 

- А как быстро среагировали правоохранительные органы? Были ли готовы силовики к такому побоищу средь бела дня в разных частях города? 

- Судя по тому, как проходила антитеррористическая операция, можно сказать, что силовики относительно быстро локализовали и нейтрализовали атаки террористов. Если бы автоматическое оружие попало в руки террористов, последствия могли быть очень тяжелыми. Надо учесть, что группировка была достаточно большая. Бойцы национальной гвардии внутри воинской части смогли дать отпор, террористам не удалось прорваться к складам оружия. Часть нападавших была там же уничтожена, части удалось бежать, несколько человек были арестованы.

- Есть ли в Казахстане эффективный контроль над религиозными общинами?   

- Это очень сложный вопрос. На деле есть Комитет по делам религии, есть официальный муфтият, но как контролировать сознание верующих? Трудно определить уровень радикальности взглядов членов общин. Тут главное не дать простым верующим попасться на уловки религиозных экстремистов. Они стремятся как можно больше людей вовлечь в свои ряды. А радикальные идеологии, как правило, заразительны, очень притягательны. Разные люди попадают в экстремистские организации. Тут нет определенных критериев. Наряду с теми, кто имеет социальные проблемы, разочаровавшимися людьми, есть вполне обеспеченные, состоятельные люди, причем независимо от пола и национальности. 

- На фоне событий в Актобе насколько наш регион уязвим для международного терроризма? Пока региональная безопасность относительно успешно поддерживается, но мало ли в регионах Кавказа, в Центральной Азии "дремлющих" группировок?

- Думаю, что проблема не в соседстве нашего региона с очагами терроризма. Тот же Афганистан и Пакистан - это жертвы террористических организаций. Просто эти страны находятся на острие атак экстремистов. Хотя наши страны не находятся на передовой, но, тем не менее, несут ущерб от терроризма. В мире нет стран - источников террора и нет стран - жертв террора. Терроризм - это общий вызов, в большей или меньшей степени это касается всех государств. Даже Европа не смогла избежать этого опасного явления. Терроризм в Казахстане не вчера начался и не завтра закончится. Сейчас угроза идет не из каких-то сопредельных государств, а раскол происходит внутри общества. Независимо, светское это государство или исламское. В Казахстане, как и в других странах региона, есть граждане, которые воюют в Сирии, Ираке, Афганистане. При возвращении они, получившие боевой опыт, могут стать проводниками экстремистских идей.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

61
Лента новостей