20 Июля 2017

Четверг, 18:39

ВАЛЮТА

ДРУЗЬЯ ПОНЕВОЛЕ

Диалог Москвы и Анкары будет по-прежнему строиться на рациональных интересах

Автор:

15.05.2017

Восстановительный период в российско-турецких отношениях завершен, заявил российский президент Владимир Путин по итогам переговоров с президентом Турции Реджепом Тайибом Эрдоганом. Президенты встретились в Сочи в резиденции Бочаров ручей, и это уже второе "свидание" глав государств за текущий год. Не далее как    10 марта Эрдоган был в Москве, где состоялось заседание Совета сотрудничества высшего уровня России и Турции, а в мае Путин и Эрдоган увидятся еще раз на саммите ОЧЭС в Турции. С того момента, когда был сбит российский бомбардировщик в ноябре 2015 года и отношения двух стран стремительно покатились под откос, произошло много событий, и обе стороны сделали немало для восстановления полноформатного диалога. Это насущно необходимо как Москве, так и Анкаре, которые друг для друга являются важными экономическими партнерами и чьи геополитические интересы тесно соприкасаются на Ближнем Востоке, а также в регионе Южного Кавказа. Однако никто, включая самих Россию и Турцию, не верит, что они могут до конца доверять друг другу. Скорее российско-турецкие отношения представляют собой пример рационального переплетения экономических и геополитических интересов, превышающих все другие возможные факторы. 

Согласно официальной версии, встреча в Сочи понадобилась, чтобы поговорить о нынешнем состоянии экономических отношений и "сверить часы" по актуальным международным вопросам, и прежде всего по Сирии. У Путина и Эрдогана весьма амбициозные цели - довести товарооборот между странами до $100 млрд. в год, хотя даже в лучшие годы он был на отметке в $40 млрд, а во время кризиса упал ниже $20 млрд., Достижению этой планки может помочь реализация таких энергетических проектов, как газопровод "Турецкий поток" и АЭС "Аккую". 7 мая российский "Газпром" приступил к строительству морского участка, срок окончания прокладки двух морских ниток запланирован на конец 2019 года, также завершена подготовка к строительству первого энергоблока АЭС - станция должна заработать к 2023 году. Сложнее обстоят дела со снятием ограничений на торговлю сельхозпродукцией и вопросами, касающимися отмены визового режима. В конце апреля российская сторона заявила, что не снимет ограничения в отношении Турции, если та не отменит пошлины на российское зерно, и в начале мая Анкара выполнила это условие. Но тут Москва заявила, что намерена пока оставить ограничения в отношении поставок в Россию помидоров, потому что, как пояснил Путин, в момент введения эмбарго российские сельхозпроизводители "взяли значительные объемы кредитов и кредитных ресурсов". Впрочем, понятно, что помидоры не станут камнем преткновения в отношениях двух стран.

Ведь они, в целом, зависят от того, смогут ли Россия и Турция придерживаться согласия по Сирии. Вряд ли возможно повторение инцидентов уровня сбитого российского бомбардировщика, но базовые разногласия никуда не исчезли. Анкара все так же настаивает на уходе Башара Асада и поддерживает все неприемлемые для России действия США в Сирии. Однако не учитывать интересы России у Турции тоже не получается. Поэтому на переговорах в Астане государства-гаранты Россия, Турция и Иран подписали соглашение о создании в Сирии четырех зон деэскалации (Идлиб и соседние с ним районы Латакии, Алеппо и Хамы, зона вдоль южной границы Сирии с Иорданией, восточные пригороды Дамаска, центральная провинция Хомс), внутри которых вроде бы должно сохраняться перемирие. В Сочи эта договоренность получила новое подтверждение. Впрочем, его судьба остается туманной, ведь сирийское правительство оставило за собой право воевать на всей территории страны против тех, кого оно считает террористами, а множество оппозиционных группировок документ и вовсе проигнорировали. США отнеслись к созданию зон осторожно, отметив, что они будут "мешать преследовать террористов". В свете ракетного удара американцев в апреле в ответ на химическую атаку в Хан-Шейхуне в провинции Идлиб понятно, что Вашингтон имеет в виду. То есть, по сути, все остается на своих местах - фактор присутствия в Сирии ИГ и союзных с ним группировок, невозможность определить их точную дислокацию и отсутствие четких опознавательных признаков дают возможность всем сторонам в рамках любых соглашений действовать так, как они считают нужным. Поэтому расклады в любых соглашениях - это не способ достижения мира в Сирии, а прежде всего способ заявить о своих приоритетах.

Так, Эрдоган давно настаивает на создании зон деэскалации для того, чтобы не допустить фактического создания курдского государства на севере Сирии. Для Турции с постоянным курдским конфликтом на юго-востоке страны такой сценарий был бы кошмарным. Хорошо вооруженные и с огромным боевым опытом курдские повстанцы, которые сражаются одновременно против террористов и правительственных войск, являются для Анкары злом гораздо большим, чем ИГ. Поэтому Анкару беспокоит и раздражает то, что курдские отряды пользуются поддержкой США, что значительно осложняет отношения между двумя союзниками по НАТО. Дело дошло до того, что советник президента Турции Ильнур Чевик заявил о возможности случайного удара по американскому спецназу, взаимодействующему с курдскими отрядами народной самообороны (YPG, крыло Рабочей партии Курдистана) на севере Сирии. Неудивительно, что в последнее время все чаще звучат разговоры о целесообразности дальнейшего пребывания Анкары в Североатлантическом альянсе. В начале марта Турция вдруг заявила о намерении купить системы ПВО С-400 у России, и поскольку у НАТО своя единая система противовоздушной обороны, данный шаг вполне можно расценивать как "бунт на корабле". На фоне значительного похолодания отношений между Анкарой и Брюсселем из-за отсутствия прогресса на переговорах по поводу вступления Турции в ЕС, а также недовольства Брюсселя итогами апрельского референдума в Турции можно сделать вывод, что все это разворачивает Анкару в сторону Москвы. 

Другое дело, что разворот этот вынужденный, а некоторые наблюдатели на Западе и вовсе считают, что таким образом Турция пытается сбить с толку Вашингтон и Брюссель. Тем более что Россия также разыгрывает курдский фактор в целях давления на Турцию. 20 марта в СМИ прошло сообщение, что российские войска высадились в провинции Африн на северо-западе Сирии, рядом с турецкой границей, которая контролируется YPG. На переговорах в Сочи Эрдоган передал Путину фотографии, на которых военнослужащие из РФ сняты вместе с курдскими бойцами из YPG. Ранее отмечалось, что российские военные достигли соглашения, по условиям которого вблизи турецкой границы будут установлены российские военные посты для предотвращения нападений турецкой армии на позиции курдов в этом регионе. При этом в другой части контролируемой курдами территории - Роджава - патрулирование турецкой границы происходит силами американцев. И это является прекрасным примером того, что русские и американцы могут и интересы разграничить, и договориться, если действительно этого захотят. Своими действиями Москва явно дает понять, что если Турция будет проявлять несогласие с поведением российской стороны в Сирии, Кремль может усилить поддержку сирийских курдов. С другой стороны, сама Россия не может обойтись без Анкары, потому что турецкое присутствие остается значимым как в Сирии, так и в российской экономике. А у Москвы не так много в этом плане не то что настоящих друзей, но хотя бы просто рациональных соперников. 

Именно поэтому две страны обречены на эту самую вынужденную дружбу, которая временами смахивает на вражду, но, тем не менее, демонстрирует потрясающую способность поддерживать хотя бы минимальный уровень диалога. В то же время очень много в отношениях России и Турции держится на личных связях Путина и Эрдогана, но так как в ближайший год в этом аспекте никаких перемен не предвидится, диалог Москвы и Анкары, видимо, будет продолжаться в этом же холодном, но надежном ключе.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

17
Лента новостей