18 Ноября 2017

Суббота, 19:37

ВАЛЮТА

КАТАЛОНСКИЙ СПЕКТАКЛЬ

События в Испании показательны и будут иметь далеко идущие последствия, чем бы ни завершился этот кризис

Автор:

15.10.2017

Референдум о независимости, состоявшийся в Каталонии 1 октября, поставил Испанию на грань конституционного кризиса, вновь вызвал в западном обществе споры о сущности либеральной демократии, бросил очередную тень на авторитет Брюсселя и, самое главное, еще раз показал несовершенство и двойные стандарты международного права. Ошибочно думать, что происходящее в Барселоне - это внутреннее дело Испании. События в Каталонии показательны и по-любому будут иметь далеко идущие последствия, чем бы ни завершился этот кризис. 

Уже после референдума ситуация усугубилась странным поведением главы правительства региона Карлоса Пучдемона, который заявил, что каталонцы, безусловно, заслужили независимость и проголосовали за нее на референдуме, но тут же добавил, что для законного выхода из состава Испании нужно время на переговоры, а поэтому "развод" откладывается. При этом спустя несколько часов Пучдемон, его заместитель Ориол Жункарес, спикер парламента Карме Форкадель и 72 из 135 депутатов парламента все же подписали декларацию о независимости. Чтобы тут же заявить, что это чисто символический акт. В результате Совет министров Испании направил запрос властям Каталонии с требованием объяснить: провозгласили все же они независимость или нет.

Запросы Каталонии на дистанцию/независимость от Мадрида имеют давнюю историю - вплоть до X века. За почти тысячу лет, конечно, случалось всякое, но, видимо, не самое ужасное для каталонцев, раз они смогли сохранить свой язык, культуру, обычаи, самосознание и идентичность. Если же говорить о современной истории, то регион получил статус автономии после смерти диктатора Франко в 1979 году, а в 2005-м парламент Испании признал каталонцев отдельной нацией и предоставил региону налоговые льготы. Однако уже в 2010 году Конституционный суд вновь сузил права автономии, в результате чего каталонцы лишились права называться "народом", и самое главное, они больше не могут оставлять у себя большую часть налогов. Это вопрос принципиальной важности, ведь Каталония сейчас - один из самых богатых регионов Испании с населением 7,5 млн. человек: на ее долю приходится 26% всего экспорта, 19% ВВП. Популярное во всем мире туристическое направление привлекает 21% всех инвестиций. Каталония считается центром химической промышленности в Европе (Таррагона), а порт Барселоны входит в двадцатку крупнейших в ЕС. Получается, что именно благополучие Каталонии служит одним из мотивов для требования независимости - регион считает, что отдает больше, чем получает в местный бюджет. 

Поэтому за то, чтобы все богатство оставалось дома, на референдуме 1 октября высказались 90% проголосовавших. Казалось бы, цифры говорят сами за себя - да, каталонцы хотят сами управлять собой. Проблема, однако, в том, что явка составила всего 43%, то есть за независимость фактически проголосовали только 2,26 млн. из 5,31 млн. жителей региона, имеющих право голоса. Это, кстати, было ожидаемо, потому как альянс партий (CUP, Оmnium Cultural, ANC), которые сейчас выступают за независимость, в результате местных выборов в 2015 году поддержала примерно половина населения. На всеобщую забастовку на следующий день после референдума также ожидаемо вышла примерно половина жителей Барселоны. И примерно столько же пришли на митинг против выхода из состава Испании 7 октября. 

Таким образом, не все каталонцы (а скорее только половина из них) выступают за отделение от Испании. Отчасти это объясняется тем, что население региона составляют не только этнические каталонцы - там много жителей из других регионов Испании, а также мигрантов, которые явно не разделяют националистические сантименты коренных каталонцев. Но самое простое объяснение кроется в вещах вполне себе рациональных. Дело в том, что в экономическом плане Каталония от отделения может как выиграть, так и проиграть. Например, может существенно поредеть поток туристов. Каталония автоматически лишится членства в ЕС, а принять ее туда обратно смогут только с согласия Испании. Хотя против наверняка будет не один только Мадрид. Каталонии придется создавать и содержать таможенную, налоговую и пограничные службы, МИД, армию, ЦБ и многое другое, что есть у любого независимого государства и что сейчас лежит на плечах Мадрида. Не стоит забывать, что примерно половина каталонских товаров потребляется внутренним рынком, то есть в самой Испании. Кроме того, у региона есть немалые долги - 77 млрд. евро, держателем 52 млрд. из которых является Испания. И это помимо национального долга, который Мадрид может вполне справедливо потребовать разделить. Так что независимость Каталония может получить впридачу с госдолгом, составляющим почти 130% ВВП. Но самое страшное - это потеря бизнеса. Как пишут европейские СМИ, Мадрид успел вывести из Каталонии деятельность ряда испанских банков и компаний, в результате чего местная бизнес-элита уже не так рьяно поддерживает идею сецессии. Этот же метод, кстати, применяется Мадридом и в Стране басков. 

На фоне всего этого, как считают многие наблюдатели, официальному Мадриду можно было бы отнестись к затеянному каталонским правительством плебисциту более спокойно. Достаточно было продолжать отвергать его итоги на основании решения Конституционного суда, который заранее признал референдум незаконным, и давить на каталонские власти в экономическом плане. Но у премьер-министра Мариано Рахоя почему-то сдали нервы, и он решился на применение силы, направив отряды национальной полиции и гражданской гвардии на избирательные участки, где они пытались конфисковать урны с бюллетенями и не пускать внутрь тех, кто хочет проголосовать. В ход пошли дубинки, резиновые пули и слезоточивый газ. Весь мир облетели кадры, как правоохранители за волосы сдергивают женщин с лестницы и как в Жироне полиция дубинками избивала местных пожарных, которые пытались защитить собравшуюся толпу. Правительство Каталонии заявило, что во время столкновений пострадали более 800 человек. В соцсетях многие не скрывали своего шока, даже сравнивая нынешние испанские власти с режимом Франко и откровенно недоумевая, как такое может происходить в стране, которая является частью европейского сообщества. Большинство авторитетных СМИ сошлись во мнении, что "подобные действия со стороны испанских властей контрпродуктивны и неоправданно жестки", усиливают поддержку реальных требований на независимость и ослабляют позиции Рахоя. 

Теперь, когда на обеих сторонах лежит груз случившегося, все равно приходится думать, что же дальше? Кто-то предлагает, как в Шотландии, организовать законный референдум. Однако такая процедура, согласно испанской конституции 1978 года, где говорится, что она "основана на нерушимом единстве испанской нации" и что суверенитет принадлежит "испанскому народу", является незаконной. Поэтому без реформирования главного закона референдум о сецессии не может быть проведен легально. В любом случае Мадрид отказывается вести с властями Каталонии переговоры, пока они не вернутся в "законное русло". В законное - значит, что власти Каталонии должны отказаться от притязаний на независимость, иначе получится, что речь идет о равных суверенных субъектах. В противном случае Мадрид может задействовать 155-ю статью конституции, предполагающую отстранение от исполнения обязанностей властей Каталонии и введение там прямого правления. Таким образом, получается, что Пучдемон сам себя зажал с обеих сторон. С одной стороны, он понимает, что заваренную кашу быстро никак не расхлебать и никто его в нарушении испанских и европейских законов не поддержит. С другой стороны, дома среди сторонников независимости тоже произошел раскол на тех, кто требует немедленной независимости, и тех, кто готов подождать.  

Не станет выполнять роль посредника и ЕС. Именно поэтому Еврокомиссия в самом начале заявила, что вопрос независимости Каталонии - внутреннее дело Испании. Между тем от поведения Брюсселя зависит очень многое, учитывая потенциал к сепаратистским настроениям в Валлонии и Фландрии, Валенсии, Галисии, Сицилии, Сардинии, Ломбардии, Эльзасе, Баварии, Корсике, Силезии и Моравии, на Аландских островах, а также в других регионах, краях и областях Европы. В той же Испании есть еще Страна басков с террористической ЭТА. В Италии, например, на 22 октября планируется референдум об автономии в "богатых" северных областях Венето и Ломбардия. В свою очередь у отделившейся от ЕС, но все-таки европейской Великобритании есть Шотландия. Глава правительства Шотландии Никола Стерджен уже заявила о своем желании провести новый референдум о независимости региона "в период между осенью 2018 года и весной 2019, когда ясны условия Brexit, но еще есть шанс пойти собственным путем". В результате возникает вопрос: почему это происходит в Европе, где люди уже сравнительно давно и с удовольствием пользуются всеми плюсами и "бонусами" открытых границ и где им гарантировано соблюдение прав человека? Чего же им всем не хватает? 

Впрочем, подобных вопросов очень много. Происходящее кажется настолько несуразным (и поведение Пучдемона это ярко иллюстрирует), что это именно тот случай, когда на ум приходят разные конспирологические объяснения, которые хотя бы звучат логично. Потому что логики в действиях каталонских властей уж точно нет. Ведь не могли же они в самом деле не знать о тех экономических потерях, которые будут ждать Каталонию в случае "развода" с Испанией, и о которых сейчас трубят все СМИ и каждый блогер? Или разве Барселона не предполагала, что ее никто не поддержит и Мадрид займет твердую позицию? Неудивительно, что тут же зазвучали старые версии о том, что происходящее в Каталонии может быть в определенном смысле в интересах Брюсселя, которому выгоднее существование маленьких государств внутри ЕС, не могущих претендовать на собственное внешнеполитическое мнение и зависимых экономически от центра и его бюрократии. Некоторые политологи также говорят о новом переделе мира, и в его рамках происходящее в Каталонии может быть пробным шаром по созданию хаоса. Ведь таких Каталоний по всему миру пруд пруди, и если их в нужный момент активировать… По другой версии, происходящее в Каталонии не столько чистой воды сепаратизм, сколько следствие популистских настроений, которые сейчас царят по всему миру. Впрочем, версия вторая нисколько не противоречит третьей, а наоборот, очень даже ее дополняет.

Будет ли преувеличением сказать, что на кону стоят европейские, общемировые ценности, сама основа существующей ныне политической системы? Но уж точно не будет преувеличением еще раз напомнить международному сообществу, что перед носом слепоглухой, когда ей это выгодно, Европы уже давно идет борьба за неприкосновенность национальных границ на Южном Кавказе. Еще с тех пор, когда международное сообщество закрыло глаза на начало армянского "Миацума" и оккупации 20% азербайджанских земель соседней Арменией. В Баку постоянно слышат о необходимости сохранения территориальной целостности Азербайджана, но при этом никто не спешит наказывать армянских сепаратистов, прикрывающихся пресловутым "самоопределением". МИД Азербайджана четко заявил, что Баку выступает "за мирное урегулирование текущей обстановки на основе законов и Конституции Испании". Азербайджанская Республика уважает территориальную целостность и суверенитет в международно признанных границах Королевства Испания. Только так может быть разрешен каталонский кризис и ему подобные по всему миру, и никак иначе. Точка.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

15
Лента новостей